Сегодня
425,73    498,32    65,85    5,8
   Нур-Султан C    Алматы C
Общество
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

«Голодомор» в Казахстане: властям и обществу придется определиться

Виктория ПоповаРитм Евразии
22 декабря 2020
Коллаж: © Русские в КазахстанеИстория учит тому, что ничему не учит. Русофобские исторические концепции, включая т. н. голодомор-геноцид, уже довели Украину до гражданской войны, которая продолжается почти семь лет и унесла жизни десятков тысяч людей. Сейчас жертвой «голодоморизации» истории становится Казахстан, где на фальсификацию прошлого брошены значительные силы т. н. историков, НПО и, к большому сожалению, даже официальных властей.

Под ударами тяжелой артиллерии


Сама по себе концепция голода 1930-х годов в СССР, который охватил большое число районов Украины, Белоруссии, Закавказья, Поволжья, Южного Урала и Западной Сибири, как сознательной меры большевиков для закрепления своей власти и средства уничтожения представителей определенных народов родилась в 30-е гг. прошлого века в Третьем рейхе. Ведомство доктора Геббельса запустило тезис о целенаправленном уничтожении советской властью проживающих в Союзе народов, в частности поволжских немцев, украинцев, казахов и т. д. В этой пропаганде гитлеровцам активно помогали бежавшие от большевиков националисты, в частности представители Организации украинских националистов.

«Отцом-основателем» мифа о «геноциде казахов» же можно считать Мустафу Шокая, идеолога Туркестанского легиона вермахта и покровителя мусульманских частей СС. Сам термин «голодомор» возник гораздо позже.  Его почерпнул у мигрантов-коллаборационистов из организаций «Украинская ассоциация жертв русских коммунистов» (SUZERO) и «Демократическая организация украинцев - бывших жертв советского режима в США» (DOBRUS) «специалист по борьбе с коммунизмом» из Мичиганского университета Джеймс Мейс, который в 1982 г. и ввел его в широкое обращение. Свой вклад в распространение этого пропагандистского штампа внес и известный советолог Роберт Конквест.

До недавнего времени основной удар фальсификаций был направлен в сторону Украины, но последние годы усилия явно смещаются в сторону Казахстана. Буквально за несколько лет свет увидели фильмы «Зулмат» и «Откочевники мертвой степи», вышли книги «Сталинские кочевники: власть и голод в Казахстане» и «Голодная степь. Голод, насилие и создание Советского Казахстана», за которыми явно маячат уши все тех же приспешников Гитлера, антисоветских эмигрантских организаций стран НАТО, западных НПО и разведок.

Так, автором фильма «Зулмат» является соратник беглого олигарха М. Аблязова Жанболат Мамай, известный тем, что участвовал в проводимом русскими неонацистами семинаре в Чолпон-Ате под эгидой Фонда Сороса. Показательно, что в защиту «политически репрессированного», а на самом деле осужденного за финансовые махинации и разжигание межнациональной розни «журналиста» вступилась «вся грантоедская рать» Сороса. Позднее Мамай руководил либеральным дискуссионным клубом «Политон», частыми гостями которого были сотрудники посольства США. В самом же фильме «экспертами» выступили украинские нацисты.

Создатель «научного» фильма «Откочевники мертвой степи» Досым Сатпаев – из той же обоймы. Бывшему члену правления фонда «Сорос-Казахстан» и экс-директору казахстанского представительства Британского института по освещению войны и мира (IWPR) удалось даже добиться премьерного показа своей картины на телеканале КТК, 83,34% акций которого принадлежат Фонду Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации, возглавляемому дочерью Елбасы Д. Назарбаевой. Среди консультантов фильма, кстати, присутствует и профессор Университета Мэриленд (США) Сара Кэмерон, автор упомянутой книги «Голодная степь. Голод, насилие и создание Советского Казахстана», которая просто пестрит фальсификациями.

Другие консультанты ей под стать: экс-президент фонда «Сорос-Казахстан» Мурат Ауэзов, в 60-е годы XX века являвшийся одним из организаторов неофициального объединения обучавшейся в московских вузах казахской молодежи «Жастулпар», которое было ликвидировано в связи с обвинением его членов в национализме; «жастулпаровец» доктор исторических наук Марат Сембин; бизнесмен, политик, меценат и спортивный функционер Эрлан Кожасбай, в 2012 г. задержанный в ОАЭ по запросу Интерпола, будучи обвиненным в хищении крупных денежных средств в период своего руководства департаментом материально-технического снабжения национальной компании «Казахстан Темир Жолы» в 2001 г.

Книга же «Сталинские кочевники: власть и голод в Казахстане» принадлежит перу научного сотрудника кафедры истории Восточной Европы Университета им. Гумбольдта (Берлин) Роберта Киндлера. В ней можно, например, прочесть, что «лишения, вызванные голодом, позволили большевикам реализовать свои притязания на власть и создать общество зависимых, к которому они стремились, когда начали коллективизацию. Советизация была осуществлена с помощью голода».

Подобная активизация потока псевдонаучных пропагандистских фальшивок говорит о том, что после «завоевания» Украины и втравливания ее в межнациональный военный конфликт следующей жертвой может стать Казахстан, где с подачи Запада пытаются сформировать «новую историческую память», основанную на обвинениях Москвы в проведении политики геноцида и притеснении казахов.

А был ли мальчик?


Сам факт голода, ставшего общей трагедией миллионов граждан огромной единой страны, безусловно, никто не отрицает. Но его трактовка как целенаправленного геноцида казахов является совершенно грубой манипуляцией историческими данными и просто откровенной ложью, направленной на стравливание казахов с другими проживающими в стране народами, прежде всего русскими, подрыв евразийской интеграции и сотрудничества Казахстана с Россией и чреватой разрушением самой казахстанской государственности.

Факты говорят сами за себя. Продовольственная помощь стала оказываться Казахстану в марте 1932 г. Всего в 1932-1933 гг. из Центра ему было отпущено более 3 млн пудов хлеба в качестве продовольственной помощи. Для предотвращения голода началась раздача скота. Из колхозов было роздано колхозникам в личные хозяйства 227 тыс. голов скота, из совхозов – 300 тыс. Почти все кочевые и полукочевые районы были освобождены от мясоналога. Эти меры прекратили распространение голода.

За 1933-1934 гг. было роздано колхозникам и откочевщикам еще 892 тыс. голов скота. Кроме того, в 1933 г. было принято решение оставлять для нужд колхозников половину молока, получаемого на колхозных товарных фермах. Заодно колхозы освободили от хлебозаготовок на 1935-1936 гг., единоличников – на 1935 г., мясозаготовки сократили на 50% и на 1935 г. освободили от сельхозналога.

Принимали голодающих и делились, чем могли, жители Киргизии и Южного Урала. Так, в голодные 1932-1933 гг. руководство Оренбургской области, Адамовского, Илекского, Ташлинского, Беляевского и других районов неоднократно рассматривало вопросы о снабжении питанием казахов, переселяющихся с территории Казахстана в Оренбургскую область. В Адамовском районе был создан комитет по «оседанию» казахского населения.

Отметим: для Казахстана голод 1932-33 гг. стал последним в истории. Хорош «геноцид».

Не выдерживают критики и утверждения фальсификаторов о том, что «русские морили голодом казахов». В первой половине 1930-х гг. казахи составляли 69% сотрудников райисполкомов и возглавляли 65% аулсоветов при 57,1% казахов в численности населения республики. Увы для фальсификаторов, но списки «коренизаторов» и наказанных государством виновников голода 1932-1933 гг. (более 1800 ответработников осуждены за злоупотребления с продовольственной помощью, которой они вместо бесплатной передачи голодающим спекулировали на базаре) практически дублируют друг друга.

Еще один из излюбленных тезисов «голодоморщиков» – якобы имевший место целенаправленный сгон казахов с земли для поселения на их место переселенцев с русских территорий СССР. Правда, если почитать исторические документы, ситуация выглядит противоположным образом. Благодаря политике коренизации количество русских и украинцев, которым законодательно было запрещено переселяться в Казахстан, в республике уменьшилось на 700 тыс. человек. Сохранился и план  по приросту количества хозяйств в Казахстане:                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                  
             
            
            

1929/30

            
            

1930/31

            
            

1931/32

            
            

1932/33

            
            Русские
            
            

424,4

            
            

445

            
            

445,9

            
            

457,1

            
            Казахские оседлые
            
            

294,1

            
            

299,9

            
            

305,9

            
            

312

            
            Казахские оседающие
            
            

84,4

            
            

168,5

            
            

268

            
            

380,9

            
            Казахские кочевые
            
            

482,6

            
            

407,3

            
            

318,7

            
            

214,4

            
            Казахские всего
            
            

861,1

            
            

875,7

            
            

892,6

            
            

907,3

            
            Всего хозяйств
            
            

1296

            
            

1351,8

            
            

1390

            
            

1443,6

            

Как отмечает в свете этого известный российский исследователь голода в Казахстане Д. Верхотуров, «документ прямо доказывает отсутствие каких-либо планов «геноцида казахов», поскольку в нем указано увеличение количества казахских хозяйств. В казахском хозяйстве в среднем было 4,8 человека, так что численность казахов по этому плану должна была увеличиться с 4133,2 тысячи человек в 1929/30 году до 4355 тысяч человек в 1932/33 году».

Почему не удалось достичь этих показателей, вопрос отдельный. Естественно, было и головотяпство, и воровство, и мошенничество, и злоупотребления, и элементарная неорганизованность и неопытность. Хотя, говоря о голоде, нельзя не вспомнить и экстремальные погодные условия 1932 г. В Казахстане выпал «морозный дождь», из-за которого снег покрылся толстым слоем наста, калечащим ноги скота. Наблюдался и неурожай хлеба.  Если в 1928 г. доля Казахстана в общесоюзном производстве зерна достигала почти 9%, то в неурожайном 1932-м упала до 3%. Советское правительство ответило на это сокращением экспорта зерна. По статистическим показателям экспорт хлеба Советским Союзом (в тоннах) составил: 1930 г. – 4 846 024, 1931 г. – 5 182 835, 1932 г. – 1 819 114 (до майского запрета на экспорт хлеба), 1933 г. – 1 771 364 (практически все – во втором полугодии, после сбора нового урожая), 1934 г. – 841 000, 1935 г. – 1 595 000.

Как видим, речь не только не идет об «ограблении» крестьян и сознательном уничтожении казахского народа, а, наоборот, об увеличении его численности и значительной помощи в условиях всеобщего голода по стране. К слову, голод в этот период охватил не только СССР, но и обширные территории Европы и США, о чем пропагандисты мифа о геноциде предпочитают забыть.  И, в отличие от СССР, голодающим там не оказывалась продовольственная помощь, а хлеб уничтожали, дабы не допустить снижения цен.

Не Соросом единым


Можно было бы списать все эти фальсификации на происки националистов и НПО, заинтересованных в отрыве Казахстана от России, но, как ни печально, сами власти Казахстана поощряют «голодоморную» пропаганду. Еще в 1993 г. комиссия Президиума Верховного Совета Республики Казахстан приняла постановление, согласно которому «масштабы трагедии были столь чудовищны, что мы с полной моральной ответственностью можем обозначить ее как проявление политики геноцида». Само собой, что в тот период обвинять СССР во всех грехах было модно, в том числе и в России, впоследствии исторические спекуляции как-то стихли.

«Вторая волна» манипуляций началась уже в 2010-е годы. Время для этого было, казалось, совсем неподходящее, ведь Казахстан начал позиционировать себя как союзника России и заинтересованное в евразийской интеграции государство. Тем не менее в 2012 г. в присутствии официальных лиц открылись памятники «голодомору» в Нур-Султане (тогда Астана) и Павлодаре, а в 2017 г. – в Алма-Ате. В этот же период начали сниматься и фильмы о голоде («Ашаршылык» Е. Ракишева, «Жат» Е. Турсунова, «Дорога к матери» А. Сатаева). О тенденциозной соросовской ленте, снятой при поддержке Фонда Назарбаева, мы уже упоминали.

Для изучения «голодомора» привлекались и западные историки, в частности Стивен Уиткрофт, в 2013 г. работавший в Университете Назарбаева в Астане над проблемой определения количества жертв.  Этот вопрос является одним из краеугольных камней фальсификаций, призванных вызвать возмущение у населения и ненависть к «русским поработителям».

Игра в «кто больше» идет давно. Мустафа Шокай и подхвативший у него эстафету американский пропагандист-антисоветчик Роберт Конквест  называли цифру жертв голода 1932-33 гг. примерно в 1 млн. Их украинские коллеги из Института демографии и социальных исследований посчитали, что «маловато будет», и озвучили цифру 1,258 млн. Казахстанский демограф А. Алексеенко поднял планку суммарных демографических потерь казахского населения до 1,84 млн., а профессор казахстанского Института истории и этнологии Хангельды Абжанов и вовсе «довел» число жертв голода среди этнических казахов до «не менее трех миллионов».

Елбасы же, вероятно, чтобы не «мелочиться», назвал уже 4 млн, прибавив к ним 1,5 млн бежавших. Притом что на момент переписи 1926 года в СССР проживало 3 968 289 этнических казахов, а перепись 1939 г. показала наличие на территории Советского Союза 3 100 949 этнических казахов. Причём около 400 тыс. человек, откочевавших в соседние страны, так и не вернулись. Не удивлюсь, если через несколько лет в Нур-Султане заговорят, как и в Киеве, о «десятках миллионов» жертв-казахов.

Из оппозиционно-«демократического» и нацистского сегмента «голодоморщина» постепенно перемещается в государственную идеологию. На днях, 3 декабря, состоялось первое заседание государственной комиссии по полной реабилитации жертв политических репрессий под председательством госсекретаря РК Крымбека Кушербаева, работающей по поручению президента Казахстана К.-Ж. Токаева. Большая ли работа предстоит комиссии? Как отмечает лидер Социалистического движения Казахстана А. Курманов, нереабилитированными остались лишь гитлеровские коллаборанты и «жертвы голодомора».

В парламенте уже ждет своего часа внесенный националистической партией «Ак Жол» проект закона о признании «Ашаршылыка» 1922-1923 и 1932-1933 годов в Казахстане геноцидом казахского и других народов Казахстана, полностью копирующий украинский аналог и вводящий уголовную ответственность за отрицание «геноцида». По мнению А. Курманова, законопроект может быть принят после выборов в парламент, которые состоятся в январе 2021 г.

«Соросята» и прочие иностранные агенты, в том числе и окопавшиеся в высоких официальных кабинетах, которые уже готовятся к протестам и воплям о «фальсификации» выборов. Они, конечно же, не упустят и конфликтную тему «геноцида», которая активно муссируется во время избирательного процесса. По сути, в стране идет процесс ползучей нацификации и реабилитации гитлеровских коллаборантов, которые и породили миф о «голодоморе». Достаточно вспомнить, что в Кызыл-Ординской области уже установлен памятник М. Шокаю, его именем называются улицы, библиотеки и торговые центры.

Как бы ни хотелось официальному Нур-Султану, прикрыть эти тенденции «интересом к истории» не получится. Сама по себе трактовка голода как «голодомора» несет в себе не антисоветскую, а антирусскую составляющую, превращая Россию и русских в виновников уничтожения казахов, она тащит за собой идеологический шлейф подлых манипуляций министерства пропаганды Третьего рейха. Нельзя быть немного беременной, как невозможно быть «чуть голодоморным». Придется определиться, если, конечно, Казахстану дорог союз с Россией и общее прошлое наших народов.
+6
    13 108