Последние новости


Сто дней: время пошло… В добрый путь?...

23 мая 2012
1 662
0

Мнения о сформированном кабинете министров России – самые разноречивые


Новая структура правительства страны, утвержденная указом президента Владимира Путина, как заранее и ожидалось, заставила журналистов работать в форс-мажорном режиме. К единому знаменателю мнения тех, кого предложено считать экспертами, привести невозможно.


Сходятся они, пожалуй, лишь в двух вещах: верно принятом решении по разделению Минздравсоцразвития на Министерство здравоохранения и Министерство труда и социальной защиты, и аппаратной слабости многих новых членов кабинета.


Естественно, эмоциональность и категоричность оценок полностью зависят от степени «свободомыслия» политологов, а также их симпатий или антипатий к либеральной оппозиции. Но даже те эксперты, которые всегда считались «трезвомыслящими», высказывают сегодня тревогу по поводу дееспособности нового правительства. Добавляя при этом: положение дел спасает лишь тот факт, что кабинет министров – во всяком случае, пока – вовсе не ставит перед собой новых масштабных задач.


Понятно, что от Геннадия Зюганова комплиментов не ожидал никто. Он заявил, что новый кабинет будет проводить политику «либерального фундаментализма».


Его коллеги по оппозиции тоже за словом в карман не полезли, бывший глава Министерства финансов Алексей Кудрин назвал кабинет «техническим» и усомнился в том, что он способен «адекватно ответить на все вызовы, стоящие сегодня перед Россией». А глава «Яблока» Сергей Митрохин заклеймил новый кабинет «стодолларовым», поскольку он, дескать, способен благополучно управлять страной только при цене на нефть свыше 100 «зеленых» за баррель.

 
Так чего же ждут и чего не ожидают от правительства российские специалисты и политики? Прежде всего, большинство из них предсказывает: особыми новшествами кабинет сограждан не порадует. Ведь за небольшими исключениями министрами стали вчерашние чиновники, то есть исполнители, поднявшиеся по карьерной лестнице. Все не так, заочно спорят с ними другие политологи, хорошо, что обошлось без серьезной непредсказуемости, хоть в Белом доме и появились новые лица - но лица эти знакомы, значит, действия их прогнозируемы. Это, правда, лишний раз подтверждает: ждать сюрпризов не следует, все будет идти так, как шло.


По словам генерального директора Института приоритетных региональных проектов Николая Миронова, Д. Медведев вел переговоры со многими «пассионарными» политиками и бизнесменами, стараясь сформировать, с одной стороны, работоспособный, а с другой стороны – «звездный» кабинет министров. «В целом, как видно, ставка сделана на профессионалов, людей, имеющих управленческий опыт на соответствующем уровне, способных быстро наладить руководство своими ведомствами, - заключает Н. Миронов. - Общим трендом, таким образом, стал приход на руководящие должности лиц, ранее бывших на вторых ролях». Генеральный директор Центра политической конъюнктуры Константин Симонов соглашается и говорит, что новое правительство отличается сильными заместителями председателя и слабыми министрами, которые, в основном, пришли из замов или из аппаратных недр. По этой причине, отмечает эксперт, в правительстве будет ощущаться влияние тех кураторов, которые привели «новеньких» на должности. То есть особенно самостоятельными министры так и не станут, сохранив в себе прежнюю «чиновничью подчиненность». При этом, конечно, полностью отдавая себя работе.


Есть еще один вопрос, который охотно обсуждают эксперты: «Является ли правительство «путинским» или «медведевским»?


Кабинет состоит на 60 процентов из людей Владимира Путина и на 40 процентов - из людей Дмитрия Медведева, предлагает свою оценку политолог Станислав Белковский. Добавляя, что она достаточно условна, поскольку идеологической разницы между президентом и главой правительства нет.


Кто есть кто? К «людям Путина» вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин относит сохранившего пост министра обороны Анатолия Сердюкова, руководителей Минфина и Минэкономразвития Антона Силуанова и Андрея Белоусова. К «людям Медведева» — получившего должность министра по связям с открытым правительством Михаила Абызова, министра юстиции Александра Коновалова и нового главу МВД Владимира Колокольцева. Достижением Дмитрия Медведева, считает политолог, является то, что он смог поставить на должность руководителя аппарата правительства «своего» Владислава Суркова. Вообще же, по мнению А. Макаркина, состав кабинета очень противоречив, в нем есть много людей, тесно работавших с В. Путиным, в частности - сохранивший свой пост министр спорта Виталия Мутко, который, по его мнению, вероятно «будет готовить Олимпиаду-2014 в Сочи». А также бывший руководитель Чувашии и один из ведущих деятелей Общероссийского народного фронта Николай Федоров, возглавивший Министерство сельского хозяйства.


Другие эксперты называют главным кадровым успехом Д. Медведева назначение своим заместителем Аркадия Дворковича, получившего весьма широкие полномочия: он будет отвечать за экономику, промышленность и топливно-энергетический комплекс.


Только вот тут сразу возникает большая проблема. А. Дворковичу придется курировать ведомства, во главе которых стоят «чужие» для него фигуры…


«В правительстве есть несколько человек, которые относятся к традиционно медведевским, тот же Аркадий Дворкович, например, - поясняет вице-президент Центра политических технологий Георгий Чижов. – Понятно, что они остаются в команде премьер-министра, тогда как остальные министры будут ориентироваться на того, кто сильнее. Сейчас все зависит от того, какие сигналы даст Владимир Путин. Либо он какими-то символическими действиями покажет, что премьер-министр имеет определенную самостоятельность и в его дела президент лезть не будет, и тогда, конечно, премьер окажется достаточно сильным, по крайней мере, внутри правительства. Если же президент покажет, что страной управляет лично он в ручном режиме, тогда большая часть правительства будет ориентирована на него». Степень влияния в правительстве В. Путина и Д. Медведева зависит не от кадрового состава, «потому что чисто медведевских людей там раз-два и обчелся, все зависит от первого лица государства, от того, насколько он даст правительству самостоятельность», заключает эксперт.


Впрочем, его коллеги предлагают отказаться от столь примитивного способа деления членов кабинета на «президентских» и «премьерских». Новое правительство – правительство технократов, в нем «нет кандидатов с какой-либо альтернативной программой», считает директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко. «Нельзя сказать, что правительство «медведевское» или «путинское»; по всей видимости, пытались создать правительство «не маркированных» кем-то людей», – говорит он, добавляя, что в нем сохранили тех, кто реализовывал «вполне понятную политику». По этой причине, в частности, уцелел Анатолий Сердюков, «вполне в русле путинской политики» Сергей Лавров, Александр Коновалов – «чисто медведевская креатура, он должен был остаться в правительстве».

 
«Прежде всего, очевидно, что Медведеву толком и не дали сформировать собственный кабинет министров, — подытоживает депутат Государственной Думы от фракции КПРФ Сергей Обухов. - Из любимых «кадровых игрушек» Медведеву, видимо, разрешили поставить в вице-премьеры лишь бывшего помощника Дворковича. Сурков как был «смотрящим» за Медведевым при его президентстве, видимо, так и останется таковым в период премьерской деятельности Дмитрия Анатольевича, только уже в ранге руководителя аппарата и вице-премьера». По мнению парламентария, и в новом правительстве сохранился принцип назначения непрофессионалов.


По мнению обозревателей, есть назначения, которые действительно выглядят «подарком» - как, например, кресло главы Минсельхоза. Ведь Николай Федоров сводил воедино программу Общероссийского народного фронта. Да, напоминают журналисты, он долгие годы возглавлял сельскую Чувашию, но вполне либеральному и грамотному юристу правильнее было бы найти другое применение в правительстве.


В экспертной среде нет единства в оценке деловых качеств новых министров, и пока они не «рассматривают их в микроскоп». Разве что пристальным вниманием политологов пользуется новый глава МВД Владимир Колокольцев.


«Его вырастила система, он прошел все ступени ведомства и изнутри знает все стороны, и плохие и хорошие, - замечает глава Общественного совета при Главном управлении МВД по Москве Ольга Костина. - На этапе реформирования важно, чтобы руководитель хорошо и чутко понимал «нутро». Она добавила, что нового министра отличают «стойкость, спокойствие, выдержка, готовность к дискуссии с различными слоями населения, а главное, умение слушать и понимать проблему». Неожиданных комплиментов новый министр удостоился со стороны оппозиционного политика Эдуарда Лимонова: «Нургалиева убрали, и это давно нужно было сделать. Колокольцев в контексте нашей российской полиции, видимо, самый цивилизованный мент. Но у нас такой контекст, что за МКАДом уже сплошные дремучие полицаи в валенках и с орудиями пыток во всех карманах, так? Может, слишком образно, однако в большом городе Казани вон каких дикарей недавно отыскали, почти людоедами оказались на своем блок-посту в «Дальнем». Так что Колокольцев - просто именины сердца».


Новый министр внутренних дел сможет довести до конца реформу ведомства, считает полномочный представитель правительства России в высших судебных инстанциях Михаил Барщевский. Он охарактеризовал В. Колокольцева как «очень сдержанного, настоящего мужика».


М. Барщевский напомнил, что в декабре 2010-го, в ходе беспорядков, нынешний министр внутренних дел не побоялся сам выйти на переговоры на Манежную площадь: «то есть - не кабинетный человек».


«Я думаю, что ему достанет необходимых качеств провести второй этап реформы МВД», - резюмировал он. При этом представители оппозиции откровенно намекают: нынешнее назначение В. Колокольцева – награда «за события в Москве в начале мая». А председатель совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов высоко оценил вклад Рашида Нургалиева в развитие и реформирование ведомства и призвал не «сваливать на него грехи всей системы».


И, конечно, эксперты не забывают предсказать судьбу бывших министров: того же Рашида Нургалиева, Андрея Фурсенко, Татьяны Голиковой и Эльмиры Набиуллиной. Если не принимать во внимание ничем не подтвержденного заявления Станислава Белковского о том, что за них переживать не стоит, поскольку «все они стали долларовыми мультимиллионерами», то политологи единодушно заверяют сограждан в светлом будущем лишившихся постов министров. Они либо уйдут на высокие должности в администрации президента, либо им предложат не менее значимые посты в других структурах исполнительной власти. Противоречивых предположений много. Сразу после объявления состава нового кабинета, обозреватели сообщали о желании Э. Набиуллиной вернуться в науку, чуть позже политолог Леонид Поляков заверил: по его данным, и бывшая глава Минэкономразвития, и Татьяна Голикова, руководившая Минздравсоцравития, получат должности, соответственно, помощника и советника президента по вопросам, которые они курировали в ранге министров.


Слишком сложные участки они возглавляли, объясняет проректор Российского экономического университета имени Г.В. Плеханова, член Общественной палаты Сергей Марков, поэтому с высокой вероятностью эти люди останутся в обойме. «Я не знаю, в какой точно, но я уверен, что и Голикова, прежде всего, и Нургалиев, и Фурсенко не будут выброшены на обочину, они будут востребованы», - говорит он. Это могут быть посты руководителей госкорпораций, «серьезные позиции в администрации президента» или глав регионов. Прогноз оказался абсолютно точным: на следующий день после подписания указа о формировании правительства Владимир Путин утвердил состав администрации президента. В частности, в него вошли бывшие министры Рашид Нургалиев - теперь заместитель секретаря Совета безопасности, а Татьяна Голикова, Олег Трутнев, Андрей Фурсенко, Игорь Левитин, Игорь Щеголев и Эльвира Набиуллина стали помощниками главы государства.


Интересный симптом: сегодня «простых россиян» интересуют не биография и планы новых министров, а продолжение трудовой биографии потерявших вчера свои посты.
Реинкарнация тех, кого открыто называли «непопулярными в народе министрами» может значительно сильнее ударить по рейтингу исполнительной власти, чем самые неожиданные первые шаги правительства…


По традиции новому кабинету министров дают сто дней, чтобы оценить первые результаты. Поэтому эксперты не берутся прогнозировать ближайшее будущее правительства. Они ждут – как и все мы. 


Виктор Грибачев | Столетие
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO