Последние новости


Киргизия и Таможенный союз: выгоды и риски

17 сентября 2012
1 431
0

Перспектива дальнейшего расширения Таможенного союза (ТС) России, Казахстана и Белоруссии является одним из самых острых вопросов развития этого интеграционного объединения. Наиболее вероятными кандидатами на вступление в ТС сегодня являются Таджикистан и особенно Киргизия, которая продвинулась по этому пути гораздо дальше. Тем не менее окончательной ясности в вопросе присоединения Бишкека к союзу до сих пор нет.

 

О планах вступления в Таможенный союз тогдашний президент Киргизии Роза Отунбаева заявила еще 5 июля 2010 г., сообщив, что в республике в этих целях образована специальная рабочая группа. Одновременно об интересе к Таможенному союзу заявил президент Таджикистана Эмомали Рахмон, отметивший, что «мы этим очень серьезно занимаемся». Тем не менее вопрос присоединения к ТС изначально прорабатывался более плотно именно с Киргизией: сказывалось наличие общей границы и транспортных коммуникаций, связывающих эту страну с Казахстаном и Россией. Так, в феврале прошлого года этот вопрос обсуждался на заседании российско-киргизской комиссии по торгово-экономическому, научно-техническому и гуманитарному сотрудничеству. Целью заседания, по словам главы российской делегации руководителя Федеральной таможенной службы Андрея Бельянинова, являлась подготовка республики к вступлению в ТС, для чего необходимо оценить готовность ее экономики, нормативной и законодательной базы.

 

В отличие от Киргизии, основные транспортные артерии, связывающие Таджикистан со странами ТС, пролегают через территорию Узбекистана. На севере Таджикистан граничит с южными регионами Киргизии, которые, однако, связаны с северной частью страны только одним высокогорным автомобильным шоссе Бишкек – Ош. Железнодорожного сообщения между северной и южной Киргизией нет, что затрудняет доставку тяжелых и крупногабаритных грузов. А значит, железнодорожной сети, альтернативной той, что имеется в Узбекистане и которая связывала бы его со странами СНГ, не имеет и Таджикистан.

 

Ташкент же не только не вынашивает планов по присоединению к ТС и ЕЭП, но и вообще стал сторониться интеграционных процессов. В 2008 г. он покинул ряды ЕврАзЭС, а летом этого года приостановил членство в ОДКБ, фактически отказавшись от экономической и военно-политической интеграции с другими республиками бывшего СССР. Железнодорожное сообщение между Узбекистаном и Таджикистаном в последние годы сильно затруднено, так как Ташкент, стремясь воспрепятствовать строительству в соседней республике Рогунской ГЭС, задерживает на границе грузовые вагоны. На планах Душанбе по присоединению к ТС все эти обстоятельства сказываются далеко не лучшим образом.

 

Вернемся, однако, к Киргизии. Здесь интеграционные процессы активизировались весной прошлого года. Правительство республики одобрило решение о начале процедуры присоединения к Таможенному союзу и Единому экономическому пространству, утвердив состав созданной для этого межведомственной комиссии. Ее целью являлось ведение переговоров о вхождении в ТС «с учетом чувствительных для внутреннего рынка республики товарных позиций и секторов экономики». Согласно озвученной на заседании информации, на страны ТС приходится 44,9% внешней торговли республики, причем наибольший вес среди них занимает Россия. «Вступление в Таможенный союз нужно в первую очередь Киргизстану, – заявил Алмазбек Атамбаев, занимавший в то время пост премьер-министра страны. – Вступление в организацию укрепит внешние границы республики и улучшит условия жизни и труда около полумиллиона граждан Киргизстана, работающих в России и Казахстане. Даст бог, и с 1 января мы будем в Едином экономическом пространстве». При этом Киргизия, как уточнил А. Атамбаев, останется членом ВТО, которым она является с 1998 г.

 

В октябре 2011 г. новый премьер-министр Омурбек Бабанов признал, что планы по вступлению в ТС с 1 января 2012 г. оказались чрезмерно оптимистичными. «Могу четко сказать и абсолютно уверенно заявить, что 1 января 2012 года мы в ТС не вступим, – заявил он журналистам. – Пока и мы к этому не готовы, и ТС не готов нас принять». Процесс присоединения к союзу на тот момент, по его словам, находился в следующей стадии: Киргизия подала заявку на вступление в ТС и сформировала соответствующую рабочую группу во главе с министром экономического регулирования Учкуном Ташбаевым. Со стороны ТС такая группа создана не была, и многие вопросы еще только предстояло обсудить.

 

Проблема для Киргизии заключается в том, что вхождение в ТС может негативно сказаться на ряде отраслей промышленности, прежде всего – легкой и швейной, работающих на поставляемых из Китая материалах. «Мы должны четко понимать, что при вхождении Киргизстана в Таможенный союз несколько десятков тысяч людей, а с их семьями даже и несколько сотен тысяч, останутся без работы, без средств к существованию, – отметил О. Бабанов. – Мы должны их трудоустроить или найти им применение в другом секторе».

 

Громкое заявление о присоединении Киргизии к ТС, сделанное 19 октября прошлого года по итогам заседании Межгосударственного совета ЕвАзЭС на уровне глав правительств в Санкт-Петербурге, во многом оказалось декларативным. Рабочая группа, о создании которой сообщил на заседании О. Бабанов, была сформирована еще в апреле, но практически бездействовала. Стороны лишь констатировали, что идет подготовительный процесс, который, однако, начался как минимум за полгода до этого. Практическое содержание интеграционного процесса, по словам О. Бабанова, заключалось в том, что «сейчас будет вырабатываться план мероприятий по вступлению нашей страны в Таможенный союз», а генеральный секретарь ЕврАзЭС Таир Мансуров добавил, что рабочая группа будет регулярно докладывать на заседаниях комиссии ТС о процессе присоединения к нему Киргизии. Многие СМИ, между тем, поспешили ошибочно сообщить, что Киргизия уже едва ли не стала участником Таможенного союза.

 

Эксперты в оценках перспектив присоединения Киргизии к ТС оказались гораздо более осторожными. Директор департамента экономического сотрудничества Исполкома стран СНГ Андрей Кушнеренко в интервью РИА «Новости» отметил, что присоединение республики к союзу потребует пересмотра ее обязательств перед ВТО в части уровня ставок таможенных пошлин либо же пересмотра ставок Единого таможенного тарифа ТС. Причем процесс изменения формата участия в ВТО довольно сложный. Киргизии будет необходимо уведомить о своем решении страны-члены ВТО, которые, скорее всего, потребуют компенсировать потери уступками в других местах. Переговоры по этому поводу будут непростыми и могут длится не менее двух лет.

 

Эксперт Ассоциации приграничного сотрудничества Марат Шибутов (Казахстан) отметил и другие проблемы присоединения Киргизии к ТС: неспособность контролировать свои границы, отсутствие значительного в масштабах союза рынка товаров, низкую платежеспособность населения, к тому же отвыкшего жить и работать в более или менее правовых условиях, а также не считающую необходимостью соблюдать достигнутые договоренности политическую элиту. Проблемой является и наличие в стране обширной теневой экономики. По мнению главного научного сотрудника Казахстанского института стратегических исследований Саната Кушкумбаева, экономические преимущества участия Киргизии в ТС находятся под вопросом, прежде всего, из-за большого теневого сектора экономики, для которого новые таможенные правила будут невыгодными.

 

В ноябре 2011 г. ответственный секретарь комиссии Таможенного союза Сергей Глазьев на международной конференции «Вступление Киргизстана в Таможенный союз: выгоды и риски», проходившей в Бишкеке, отметил, что все технические проблемы присоединения могут быть решены в течение года. Законодательства Киргизии и стран ТС, по его словам, не настолько различны, а для легкой и швейной промышленности может быть введен льготный период. После вступления в ТС у Киргизии появятся перспективы развития энергетики и агропромышленного комплекса, а общий рост экономического потенциала может составить 20-25%. Тем не менее плюсы и минусы участия Киргизии в ТС, как заявил недавно глава информационно-аналитического центра МГУ по изучению постсоветского пространства Алексей Власов, до сих пор окончательно не просчитаны.

 

В июле этого года премьер О. Бабанов заявил, что присоединение Киргизии к Таможенному союзу является вопросом времени. Однако четкие временные рамки этого процесса до сих пор не определены. Вопрос, по-видимому, заключается не только в проработке технических вопросов, но и в отсутствии необходимой политической воли. После заметного охлаждения отношений с Россией в феврале этого года процесс присоединения Киргизии к ТС явно замедлился. Остается надеяться, что успехи, достигнутые на недавних переговорах, включая совместные проекты в электроэнергетике, сдвинут ситуацию с мертвой точки.


Сергей Васильев | Русское Единство
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO