Последние новости


«Корень» критики в адрес евразийской интеграции: Таможенный союз потеснил «агашек», и те завопили

11 января 2013
1 017
22

С чем связана волна критики интеграционных процессов?

 

ТРУДНОСТИ ПЕРЕХОДА

Источник: http://camonitor.com/archives/6369 Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на © camonitor.com

Трудности перехода

 

Силами космического ведомства страны взаимоотношения Казахстана и России под занавес 2012-го снова резко охладились. Вместе с тем довольно занятным представляется тот факт, что 2013-й, по сути, будет чуть ли не первым годом, когда сотрудничество двух государств только начнет выходить на запланированные во время переговоров о Таможенном союзе и Евразийском экономическом пространстве показатели. Обозреватели Central Asia Monitor взглянули на подписанные ранее межгосударственные документы и решили немного поразмышлять над перспективами отношений Астаны и Москвы.

 

Буквально накануне Нурсултан Назарбаев, вручая стипендии деятелям культуры, в очередной раз заявил, что никакой политической интеграции не планируется – просто три крупных постсоветских государства создают единое экономическое пространство, большой рынок с едиными правилами и схожими законами. Но, кажется, президента опять не очень поняли – заголовки в СМИ указывали на политическую составляющую этого заявления, выдернутую из контекста, а любители теорий национального возрождения в стороне от современной политики в очередной раз “выпустили пар”, пройдясь по негативным сторонам интеграции.

 

Между тем понять, что же имел в виду глава государства, довольно несложно, если обратиться к документальным свидетельствам начавшихся процессов интеграции между Россией, Казахстаном и Беларусью. Но сначала давайте вспомним: 2012-й считается довольно сложным для этих процессов. Противники и критики интеграции привычными уже жестами указывают на ряд противоречий, неизбежно возникавших в течение года.

 

Например, речь идет о трудных, по мнению казахстанской стороны, переговорах по созданию Евразийского парламента, нежелании Казахстана форсировать создание Евразийского союза; а особо ретивые вспоминают речь Нурсултана Назарбаева в Турции и даже подводят под слова президента идеологическую базу, видя в своих грезах денонсацию интеграционных договоров. Это ли охлаждение отношений? Вряд ли. Для несведущих: любая холодная война – это прежде всего соответствующий документооборот, регламентирующий ее ход. В этом смысле Россия даже с Грузией переживает лишь досадные неприятности, а уж в отношениях с Казахстаном все довольно ясно и просто.

 

А объясняются некоторые трения между странами вполне объективными причинами. 2012 год для Евразийского экономического пространства – самый сложный с точки зрения документооборота. За это время в силу вступили сразу пять положений, каждое из которых затрагивало определенные интересы в структуре экономик всех трех государств интеграционного пространства. В частности речь шла о едином трудовом рынке – и совершенно несложно понять, что в этом сегменте двусторонних отношений сложился небольшой локальный кризис, который портил статистические показатели компаниям и государственным ведомствам. Не менее сложным выдался год и для компаний, которые использовали пиратскую продукцию: соглашение о регулировании в сфере охраны прав интеллектуальной собственности вполне ожидаемо ударило по интересам целого сегмента рынка (ведь изменения в законодательстве – это, прежде всего, дополнительные сложности). Так или иначе, негативный фон, даже если соглашение упрощает ряд процедурных моментов, инициативе будет обеспечен. Особенно в условиях казахстанского бардака – дело в том, что российское законодательство гораздо жестче нашего, поскольку регулирует взаимоотношения с пиратами на уровне европейских аналогов. Поэтому определенного недовольства в этом плане избежать было довольно трудно. То же самое можно сказать и о согласованной валютной политике – соответствующее соглашение также получило официальный статус в прошлом году. Недовольство чиновников, которые ранее могли проводить независимую монетарную политику и без предупреждения объявлять резкие девальвации, можно понять, но правила и законы единого рынка таковы, что теперь от действий партнеров будет зависеть слишком многое и резкие движения одного игрока в ту или иную сторону неизбежно скажутся на экономике соседей. А значит, согласования нужны – и, кстати, прежде всего Казахстану и Беларуси, поскольку рынки этих республик несоизмеримо меньше российского, а значит, требуют большей защиты от действий монетарных властей этого государства. Могли вызвать недовольство новые правила работы и “притирка” с единым рынком? Безусловно.

 

Но два самых болезненных, с точки зрения экономических интересов, соглашения – это все-таки введенные в 2012 году документы, которые унифицировали технические стандарты трех стран и моменты, связанные с энергетикой. Именно эти соглашения должны были вызвать бурю недовольства во всех трех государствах – просто в силу своей колоссальной экономической емкости. Техрегламент, кстати, тут же ударил по соседям Казахстана, защитив рынок республики от ввоза неучтенного, а возможно, и больного скота из Киргизии. Но даже несмотря на это, общий фон истерии сводился исключительно к минусам интеграции. И вот почему.

 

Защитники отечества

 

Дело в том, что в Казахстане интересы крупного бизнеса обычно защищают информационные лоббисты из числа журналистов, экспертов и политологов. Такова система, в которой собственник (им может быть, например, крупный чиновник) не имеет возможности высказаться на бизнес-площадках напрямую: к нему сразу возникнут вопросы со стороны соответствующих структур. По этой причине защищать интересы своих патронов стали информационные бойцы, которые и начали массово атаковать интеграционное объединение. В этом контексте вдаваться в суть зачастую не имеет смысла, поскольку простые читатели, как правило, даже не знают о существовании соответствующих соглашений и уж тем более не вдаются в технические подробности документации, написанной тяжелым “канцеляритом” и регламентирующей все стороны какого-либо вопроса. А поскольку раздражающих бизнес документов было пять, и вводились они “пакетно” каждые полгода, то неудивительно, что шум вокруг ЕЭП не стихал в течение всего 2012 года – так всегда бывает, когда существующие правила резко меняются и раздражение выплескивается наружу.

 

С этим, кстати, связано недовольство Казахстана как государства (нетрудно было заметить, что критикует ЕЭП именно наша республика – не Беларусь и тем более не Россия, а именно Казахстан). Дело тут в следующем. Допустим, в Беларуси все гораздо больше зарегулировано государством, и вопросы бизнеса могут там попросту игнорироваться. В структуре же российской экономики унификация была попросту не замечена, поскольку наш северный сосед и так использует довольно жесткое законодательство, близкое к европейскому – так повелось еще со времен попыток России вступить в ВТО. В итоге единственным государством, более или менее открыто высказывавшим свое недовольство, стал Казахстан, который теперь выглядит основным критиком интеграционных образований. Вот только к заявлениям национал-патриотических движений эта критика имеет очень малое отношение. Только деньги. Только бизнес.

 

Вот новый поворот


Между тем, очень важно понимать, что 2013-й будет не менее сложным с точки зрения критики. В этом году в силу вступают сразу три соглашения, и все они будут касаться интересов крупного бизнеса. Вот только критика теперь может начаться с другой стороны: российской и белорусской, поскольку два из трех соглашений будут связаны с отменой тарифной политики России и Беларуси, а также касаться согласованной макроэкономической политики. Второй пункт и вовсе делает союзником Казахстана инфляцию государств, входящих в состав ЕЭП. Третье соглашение будет касаться единых правил для естественных монополий – и вот здесь очень вероятно, что начнется истерика у противников интеграции в Казахстане.

 

Но при этом очень важно понимать одну простую вещь. Самый сложный, с точки зрения интеграции, год остался позади – в этом смысле она (интеграция) уже вступила в другой период, когда рынки всех стран начнут работать уже на созидание общего пространства. Это фактически означает, во-первых, начало движения национальных экономик в сторону большого россий­ского рынка, а во-вторых, существенное упрощение большинства бизнес-схем за счет упрощения тарификации и создания общих транспортных потоков. Что это значит для политического диалога внутри ЕЭП? Например, в среднесрочном периоде это означает создание лоббистских групп с участием Москвы, Астаны и Минска – и соответственно, с интересами во всех трех странах. Фактически это приведет к перераспределению информационных потоков и снижению трений по основным политическим вопросам.

 

Но это уже совсем другая история.


Роберт Берновский | Central Asia Monitor
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO