Последние новости


«Мягкая сила» без жесткой «дубинки» малоэффективна… Впрочем, Россия почти восстановила былую мощь и готова влиять на мир мягко, убежден эксперт

19 февраля 2013
2 249
41

Пусть народная мудрость и гласит, что, мол, «насильно мил не будешь», но в политике бытуют более свободные нравы, и редко какое государство лишает себя удовольствия попытаться принудить «заклятых партнеров» к любви – желательно бескорыстной. И в этом нет никакого унижения: самобытность традиции и суверенитет – отдельно, а культурная, научная и экономическая привлекательность для туристов, ученых и инвесторов – отдельно.

 

Споры об эффективности так называемой «мягкой силы» (именно так принято называть моральное влияние страны на международной арене) – из разряда вечных. Уж какова была сия «мягкая сила» в мире у Советского Союза, переоценить невозможно. Народы мира знакомились с нашей культурой у себя дома и приезжая к нам в гости; советская наука гремела на весь мир так, что отголоски этого грома и до сей поры не утихнут. Словом, «мягкая сила» работала на полном ходу, но... Плоды ее оказались мертвы: весь наработанный авторитет великой державы вдруг оказался эфемерным, а уважение – притворным. Мы оказались одни, едва не растеряв бесследно даже союзные республики, впопыхах втиснув их в формат СНГ. Да что там республики: уже новоявленная РФ едва по швам не разошлась...

 

Так что же, советская пропаганда «на экспорт», фестивали молодежи и студентов, проводившиеся у нас ежегодно с 1957 по 1985 годы, и прочие имиджевые примочки для «внешних» оказались совсем недейственными? Сегодняшняя власть, как оказалась, так не считает. Ранее президент Владимир Путин уже озвучил идею возвращения к концепции «мягкой силы» именно по советской рецептуре, а теперь данным вопросом предметно начало заниматься правительство. Началась, как водится, кропотливая работа по выработке предложений и прочий увлекательный административный креатив. Вот уже поговаривают, что якобы возродится даже формат того самого фестиваля молодежи; ближайший срок – 2017 год. Интересно представить, как это будет выглядеть, зная современную молодую поросль, а также нравы, царящие в шоу-бизнесе, о котором советские граждане и слыхать не слыхивали. Как в предполагаемом формате, разрываясь между шоу и патриотическим чувством, адекватно употребить сию «мягкую силу», чтобы чепухи не вышло, – вот ведь в чем непраздный вопрос...

 

Но задача поставлена, Россотрудничество взяло под козырек, работа закипела. Воодушевление наших «энтузиастов» при власти, правда (есть такое опасение), может быть объяснено отнюдь не радужными перспективами красивого пиара страны на весь мир. Слаб современный чиновник перед искушениями, ох, слаб! А ведь их будет немерено: денег-то на такое благое дело Кремль, конечно, не пожалеет. И ведь не проверишь толком, как там государевы люди «мягкую силу» организовали. Это ж не дорога, которую можно хоть пощупать...

 

О значении «мягкой силы» во внешней политике для России и перспективах ее применения в беседе с обозревателем KM.RU рассказал известный политолог и публицист Анатолий Вассерман:


– Теодор «Теодорович» Рузвельт помимо всего прочего прославился фразой «Говори мягко, но держи при этом за спиной большую дубинку». «Мягкая сила», несомненно, очень полезна – хотя бы потому, что того, кто только размахивает большой дубинкой, всегда боятся, но не всегда уважают. В то же время один из соотечественников Рузвельта, Альфонсо «Габриэлевич» Капоне, сказал: «Добрым словом и пистолетом можно сделать гораздо больше, чем одним добрым словом». Я полагаю, что «мягкую силу» может позволить себе только тот, у кого в запасе достаточно и «жесткой силы», чтобы адресат и на «мягкую» обратил должное внимание.

 

Насколько я могу судить, президент Владимир Владимирович Путин хотя бы в силу своего базового образования знаком и с этими высказываниями, и с соответствующими реалиями. А посему он заговорил о «мягкой силе» только тогда, когда Россия стала постепенно привлекать мир не только культурой, но и наметившимся экономическим процветанием, особенно заметным на фоне того, что творится сейчас в странах, все еще именующих себя развитыми. Он заговорил о «мягкой силе» тогда, когда Россия практически возродила былую боевую мощь, пусть пока не в полную силу. Но, по крайней мере, армия и флот, как и при императоре Александре III – снова наши верные союзники, а не только ракетные войска стратегического назначения.

 

То есть, с моей точки зрения, сам факт, что президент заявил сейчас о необходимости реализации концепции «мягкой силы», говорит о том, что наша страна уже находится в том состоянии, при котором к «мягкой силе» прислушиваются. И это меня, признаюсь, очень радует.

 

Другое дело, что нам предстоит еще и очень много сделать на этом поприще. Хотя бы потому, что у нас, в отличие от Соединенных Государств Америки, нет в распоряжении долларопечатного станка, при помощи которого они фактически заставляют весь остальной мир оплачивать их господство над ним. У нас пока, к сожалению, нет даже того уровня руководства страной, какой был в хрущевские времена, не говоря уже о том, что и близко нет подобных той группе блистательных руководителей, что сформировалась в нашей стране к концу сталинской эпохи. Сейчас надо создавать с нуля фактически всю нашу управленческую школу.

 

Но вот в ком у нас недостатка точно нет, так это во множестве «либеральнутых» на всю голову руководителей и их советников, начиная с Высшей школы экономики и кончая экономическим блоком правительства РФ. Один лишь взгляд на эти многонеуважаемые лица заставляет вспомнить фразу одного из американских политиков: «Есть два вида экономики: одна – та, которую вы строите у себя в стране, а другая – та, которую вы предлагаете своим противникам». Так вот, Высшая школа экономики исповедует, а большая часть нашего правительства проводит в жизнь как раз ту самую экономику, которую надлежит предлагать своим врагам. Вот ее нам американцы в свое время и предложили.

 

При этом, насколько я могу судить, Россия в целом нынче движется в правильном направлении, а это значит, что мы с каждым днем будем иметь все больше той «жесткой силы», что обеспечивает внимание и к «мягкой силе». Но, повторюсь, упорно поработать для этого придется.

 

– У Советского Союза было все в порядке с «жесткой силой», да и «мягкая сила» выстраивалась будь здоров. Но вот на выходе получилось так, как получилось. Не помогла нам «мягкая сила» хотя бы не растерять союзников по Варшавскому договору...


– Что касается Советского Союза, то значительная часть работы по его разрушению была проделана изнутри страны, и тоже, в общем-то, в рамках осуществления той самой экономики, которую предлагают врагу. К сожалению, в свое время мы на эту приманку клюнули. Надеюсь, что впредь будем умнее и не станем клевать на подобные приманки, а если так, то и об опыте Советского Союза нам не надо будет слишком уж беспокоиться. Как раз тот опыт показал, что кроме нас самих никто не может нас сокрушить. Значит, осталось проследить за тем, чтобы мы сами впредь вели себя разумнее, чем в конце 80-х годов. Думаю, это нам по силам. И когда мы этого добьемся, то и союзников вокруг себя не распугаем, как это случилось в конце 80-х.


Виктор Мартынюк | КМ.ру
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO