Последние новости


Спецпред РК по Афганистану Тимур Уразаев: «…через Актау идут вполне мирные грузы, ни о каком присутствии вооруженных сил, летальной техники, вооружений речь не идет»

20 мая 2013
1 448
21

МИД РК: Афганистан должен на равных участвовать в процессах в регионе

 

Ситуация в Афганистане в свете вывода сил западной коалиции в следующем году и ее влияние на региональную и глобальную безопасность является одной из самых злободневных международных проблем. Казахстан за последние несколько лет выдвинул ряд инициатив по стабилизации положения в этой стране. О позиции Казахстана в решении афганского вопроса в интервью РИА Новости рассказал Посол по особым поручениям МИД РК – спецпредставитель по Афганистану Тимур Уразаев.

— Тимур Бибиталиевич, как вы оцениваете текущую ситуацию в Афганистане и вокруг него с точки зрения предстоящего вывода войск коалиции?

— Насколько известно, сейчас из Афганистана уже выведено около половины всех иностранных вооруженных сил. В частности, американских военных там осталось 66 тысяч человек, и, если не ошибаюсь, до конца этого года еще 34 тысячи будут выведены. Кроме того, выводятся вооруженные силы других стран, в основном, членов НАТО. Этот процесс идет, вопрос в том, какими темпами он идет и сможет ли вывод войск состояться в срок, то есть до конца 2014 года, как это было заявлено на Лиссабонском саммите НАТО.

Следует учесть, что интерпретация понятия «вывод войск» может быть различной. Некоторые понимают его как полный вывод. У других немного иное понимание – выводятся части, которые ведут боевые действия, но, так как было принято решение о том, что участие иностранных вооруженных сил будет трансформироваться в тренинговую плоскость, то какая-то часть военнослужащих – не только американских, но и других стран коалиции – останется, но не будет вести активных боевых действий.

Проблема Афганистана является не только региональной, но и глобальной. Прямое ее влияние на ситуацию с безопасностью носит пока региональный характер, но есть у нее и такие стороны, которые выходят далеко за пределы региона. В первую очередь, это наркотрафик и терроризм. Эти две проблемы взаимосвязаны, поэтому естественно, что с угрозами, которые порождаются нестабильной ситуацией в Афганистане, приходится бороться всем миром. Как вывод иностранных войск повлияет на ситуацию в стране и регионе, зависит от того, что будет происходить внутри самого Афганистана. Я не думаю, что вы сейчас найдете во всем мире какого-либо эксперта или ответственного политического деятеля, который вам точно предскажет, что произойдет. Проблема Афганистана в том и заключается, что развитие ее, перспективы безопасности, к сожалению, непредсказуемы, так как там переплелось много вопросов внутриполитического характера, взаимоотношений в текущем политическом диалоге в регионе и в глобальном формате, экономические трудности и геополитические интересы.

— Что необходимо предпринять для нивелирования рисков, исходящих из Афганистана, какова роль Казахстана в посреднических усилиях?

— Каждая страна предпринимает усилия в этом направлении в силу своих специфических национальных представлений и подходов. Мы стараемся сблизить эти подходы, и недавняя Алматинская конференция по Стамбульскому процессу продемонстрировала, какие меры предпринимаются, чтобы избежать негативного развития ситуации в Афганистане и, соответственно, негативного влияние этой ситуации на регион и мир. Правительство Казахстана обозначило приоритетные направления сотрудничества в региональном процессе с тем, чтобы активнее вовлечь Афганистан в экономическую, политическую жизнь в регионе. Наша задача – помочь сделать Афганистан не объектом воздействия, а одним из субъектов регионального процесса. Понятно, что военные меры за более чем 10 лет однозначно положительного результата не дали, поэтому надо пытаться находить другие «ключи» к этому «замку». Надо очень умно и гибко сочетать военный элемент с экономическим и политическим инструментарием. Сейчас для Афганистана главное – это наладить внутренний общественный процесс с тем, чтобы само афганское общество определилось с дальнейшим путем развития.

Главные идеи Казахстана, изложенные на Алматинской конференции в выступлении Президента Нурсултана Назарбаева, заключались в необходимости вовлекать Афганистан в региональную жизнь через развитие транспортного и логистического потенциала центрально-азиатского региона. Нужно, чтобы Афганистан участвовал в торговле, в транспортных связях, чтобы афганский бизнес вплетался в жизнь региона, а люди получали возможность зарабатывать и обеспечивать свою жизнь через легальную деловую активность. Это позволило бы ослабить теневые сектора афганской экономики, каковым, в частности, является производство наркосодержащих культур.

Кроме того, необходимо развивать региональный политический диалог — не просто вокруг Афганистана, а с участием самого Афганистана, как равноправного, но при этом ответственного партнера. Афганистан должен нести такую же ответственность, как и остальные страны, за безопасность в регионе. Как я уже упоминал, казахстанская идея заключается в максимальном использовании Стамбульского процесса для сближения видения ситуации у стран-участниц из Европы, Азии и Ближнего Востока. Естественно, национальные, культурные, исторические связи с Афганистаном у всех разного характера и уровня, поэтому и подходы разные. Тем не менее, нам надо находить общие интересы и эти интересы реализовывать вместе. Это то, что мы назвали в Декларации Алматинской конференции «платформой региональных интересов». Такая платформа позволит нам не тянуть, как лебедь, рак и щука в разные стороны, а наоборот — работать на укрепление внутреннего регионального диалога. Если мы этого добьемся в среднесрочной перспективе, и будут реальные результаты, будем считать, что Казахстан внес очень большой вклад в решение афганской проблемы, помимо того, что Казахстан постоянно оказывает этой стране гуманитарную, техническую и финансовую помощь.

— Что еще предпринимает Астана для решения афганской проблемы?

— Я бы определил три сферы казахстанской активности в международной деятельности в отношении Афганистана. Первая – это идея о создании в Алматы центра многосторонней дипломатии, в обиходе это иногда называют «хаб ООН». Суть этой идеи – консолидация всех ресурсов офисов ООН и других международных институтов в Алматы (там их порядка 20), координация их деятельности с целью точечной работы через этот центр на Афганистан и регион.

Вторая сфера – содействие укреплению внутренней безопасности Афганистана. Имеется в виду помощь в экономике и гуманитарные вопросы, а также содействие реальному примирению внутриафганских политических сил. Это общие наши действия с международным сообществом. Казахстан, как и другие страны, решает эту задачу посредством, в частности, диалогов на высшем уровне, встреч президентов. Недавно в Афганистане побывала казахстанская парламентская делегация, по каналам посольства в Кабуле работает наш МИД. Работают и другие наши коллеги с тем, чтобы доводить до сведения и правительства Афганистана, и его оппонентов нашу позицию относительно того, к чему должны стремиться все внутренние силы Афганистана с тем, чтобы он постоянно получал поддержку со стороны партнеров по региону.

— Кстати, о финансовой помощи Афганистану… Вы говорили о развитии транспортной инфраструктуры, но на это нужны средства. По-видимому, речь может идти о вложениях на уровне государств, поскольку частный бизнес едва ли согласится стать донором для страны, где столь велики риски…

— Конечно, главными донорами должны быть государства. Международное сообщество уже приняло такое решение: участники Токийской конференции в прошлом году взяли на себя обязательства по выделению около 16 миллиардов долларов. Этих средств вполне достаточно для того, чтобы при их эффективном использовании направить развитие большей части афганской экономики в необходимое русло, чтобы она работала на граждан.

В Афганистане очень активно работают некоторые международные финансовые институты. Например, Азиатский банк развития поддерживает создание дорожной инфраструктуры. Речь идет о суммах, исчисляемых миллиардами долларов. Действуют и Исламский банк развития, другие финансовые институты, в том числе американские.

Вопрос, конечно, в том, чтобы доходы от проектов развития распределялись справедливо, работали на развитие афганской экономики. Государство должно хорошо управлять не только институтами и финансированием, но и контролировать, насколько эффективно вкладываются доходы от текущего бизнеса в перспективные проекты.

Чем более эффективно это будет делаться, тем больше будут выводиться на свет теневые сектора афганской экономики. А ведь любая теневая экономика — это всегда источник финансирования неправовых видов деятельности, терроризма. Здесь очень многое зависит от самого афганского правительства. А для того, чтобы оно могло работать с доверием и эффективно, оно должно быть сформировано большей частью общества.

Что касается частного бизнеса, то он там уже работает! Просто казахстанский и, возможно, российский частный бизнес там не так активны. Что касается индийских, китайских, пакистанских предпринимателей, то они в Афганистане освоились уже давно.

Конечно, если бы ситуация в Афганистане была стабильнее, то и доля участия бизнеса из центральноазиатских стран, в том числе Казахстана, была бы намного больше. Но для этого надо обеспечить безопасность – как для людей, которые будут там работать, так и безопасность инвестиций. Нужны ясные правила игры, прозрачность механизмов в афганской экономике. А эти вопросы в первую очередь зависят от самого афганского государства.

— Сложился стереотип: Афганистан — это опиумный мак – и все…

— Нет, афганское сельское хозяйство достаточно хорошо развито, по крайней мере, по нескольким направлениям: по производству винограда, сушеных фруктов. Тот же шафран достаточно хорошо сейчас выращивается, причем он достаточно дорогой, дороже, чем некоторые наркотики. Другое дело, что надо расширять его производство, за шафраном надо ухаживать….

— Каким образом будет реализовано предложение президента Назарбаева по увеличению транзита грузов НАТО через порт Актау, о котором говорилось на министерской встрече регионального «Стамбульского процесса»? Некоторые СМИ посчитали, что в контексте этой инициативы в Актау может появиться военная база или командный пункт НАТО.

— Мне кажется, что некий ажиотаж вокруг буквально одного предложения, которое было высказано президентом Казахстана во время министерской конференции в Алматы, раздут искусственно, это просто попытка спекуляции на эту тему. Есть фактические данные, и любому, разбирающемуся в проблематике Афганистана человеку, видно, что проблема «высосана из пальца».

Во-первых, Актау уже как минимум последние два года используется в качестве транзитного перевалочного пункта грузов для Афганистана, и это ни для кого не является секретом. Второе – через Актау идут вполне мирные грузы, ни о каком присутствии вооруженных сил, летальной техники, вооружений речь не идет. Я прекрасно знаю, что последние два года через порт шла мебель, стройматериалы, кухонная утварь – то, что необходимо для функционирования коалиционных сил. Это ведь не единственный транзитный маршрут в Афганистан, причем не самый крупный. Транзитные грузы, особенно военная техника, идут через страны Ближнего Востока, через Пакистан.

Президент Казахстана говорил о том, чтобы увеличить транзит с целью использовать весь потенциал порта Актау. После объявления санкций в отношении Ирана там сейчас простаивают мощности, которые были возведены за наш счет. Актау — достаточно развитый порт и насколько эффективно мы его будем использовать, настолько эффективно вообще будет развиваться экономическая деятельность в каспийском бассейне.

Наконец, когда мы говорим об использовании мощностей Актау для вывода имущества международной коалиции, надо помнить о том, что военным имуществом в этом случае считается абсолютно все, начиная от ложек, тарелок, мебели и одежды и заканчивая танками и бронетранспортерами.

Хочу со всей определенностью сказать, что Казахстан выполняет все договоренности по определению статуса Каспия, которые мы достигли с нашими прикаспийскими соседями. Поэтому не нужно сеять панику. Не будет там ни летального оружия, ни военной базы, ни военного персонала.

— Прорабатывает ли Казахстан совместные инициативы с Россией в отношении проблемы Афганистана в двустороннем формате, либо в формате ОДКБ?

— В отношении проблем Афганистана нашими странами работа ведется постоянно. При СМИД ОДКБ есть рабочая группа по Афганистану. Есть контактная группа ШОС – Афганистан, тем более, что Кабул в прошлом году стал наблюдателем в этой организации. Это говорит о том, что государства ШОС имеют не только право заниматься проблемами Афганистана, но и Афганистан несет определенную долю ответственности за то, что происходит в сфере безопасности региона ШОС. Это очень важные вещи, и на Алматинской конференции мы говорили о том, что принципы деятельности ШОС распространяются и на наблюдателя. В двустороннем формате Казахстан-Россия совместно решаются вопросы антитеррора, проводятся антинаркотические мероприятия. Такая же работа ведется в рамках ОДКБ и СНГ.


ИА Новости-Казахстан | ИА Новости-Казахстан
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO