Последние новости


Центральная Азия как зона интеграционных интересов Казахстана

22 января 2014
921
4

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев 17 января обратился с посланием к народу республики с весьма амбициозным названием "Казахстанский путь - 2050: Единая цель, единые интересы, единое будущее". По словам Назарбаева, "по многим прогнозам, предстоящие 15-17 лет станут "окном возможностей" для масштабного прорыва Казахстана".

 

Астана сейчас явно претендует на роль регионального лидера (прежде всего в экономической сфере) в весьма непростом регионе Центральной Азии.

 

Среди конкретных целей для Астаны стоит выделить поиск инвестиционных проектов для вложения средств, получаемых от экспорта нефти и металлов, и превращение Казахстана в крупнейшего регионального поставщика продовольствия в регионе, постоянно испытывающем дефицит продуктов питания, прежде всего зерна.

 

Казахстанское руководство понимает, что успешность этих проектов возможна только при условии реальной интеграции стран Центральной Азии, при которой будут сняты препятствия на пути свободного движения товаров и инвестиций.

 

Интеграционные планы Астаны базируются не только на ее финансовых возможностях, полученных в результате увеличения экспорта природных ресурсов, но и весьма успешной, по мнению международных экспертов, экономической модели. Так, в Индексе экономической свободы – 2014 (Index of Economic Freedom , ежегодно рассчитываемый газетой Wall Street Journal и исследовательским центром Heritage Foundation) Казахстан занял 67 позицию. Киргизия – на 85 месте, Таджикистан – на 131-м, а Узбекистан – на 163-м. Хуже всего дела с экономической свободой обстоят у Туркмении – 171 место.

 

Астана продвигает Бишкек

 

На последнем заседании Высшего Евразийского экономического совета ТС ЕврАзЭС, которое состоялось 24 декабря 2013 года в Москве, так и не удалось утвердить "дорожную карту" присоединения к Таможенному союзу Киргизии, хотя разговоры о возможности членства Бишкека в ТС идут практически с самого начала функционирования этого интеграционного объединения.

 

Формально Киргизия запросила около 200 млн долларов для подготовки инфраструктуры для присоединения к ТС: для оснащения пунктов пропуска, усиления охраны госграницы, компенсации местным предпринимателям из-за повышения ввозных пошлин на товары из третьих стран.

 

Но пор факту этим требования киргизской стороны не ограничиваются – Бишкек хочет получить право фактического реэкспорта турецких и китайских товаров через свою территорию на рынки ТС.

 

С этим Москва согласиться не может, и в том она находит поддержку у Минска.

 

Астана же явно настроена на поиск компромисса по этому вопросу – к примеру, через создание свободных экономических зон на территории Киргизии. Хотя президент Казахстана Нурсултан Назарбаев особо подчеркнул, что "вступающие в Таможенный союз государства должны принимать на себя весь комплекс обязательств без каких-либо особых режимов" (Назарбаев предлагает Киргизии выходить с предложениями о решении своих проблем уже после присоединения ТС).

 

Интересы Казахстана от членства Киргизии в ТС понятны – казахстанский капитал занимает очень серьезные позиции в экономике соседней центральноазиатской страны (особенно в энергетике и золотодобыче ), создан специальный казахстанско-киргизский инвестиционный фонд.

 

В случае подключения Бишкека к работе сначала ТС, а потом и ЕЭП (Единого экономического пространства) Астана сможет получить серьезные гарантии для своих капиталовложений в киргизскую экономику, и стоимость этих активов увеличится в разы.

 

Пока Казахстан продолжает поддерживать Киргизию льготными поставками продовольствия (прежде всего зерна) и газа, стремясь сохранить в соседней республике, пережившей уже не один политический катаклизм, хрупкую стабильность.

 

Астана и Ташкент – партнерство, но противоречивое

 

В первое десятилетие после распада СССР Казахстан и Узбекистан находились в состоянии негласного соперничества за лидерство (прежде всего экономическое) в Центрально-Азиатском регионе.

 

Сейчас стало ясно, что у Астаны больше возможностей стать региональным центром экономической интеграции (у Ташкента в настоящее время нет ни привлекательной экономической модели, ни финансовых средств для этой интеграции).

 

Узбекистан столкнулся с бегством капитала: сначала ушли западные инвесторы, после скандала с "МТС-Уздунорбитой" свои планы пересмотрели российские инвесторы, и вот страну решили покинуть и инвесторы из Южной Кореи – руководство южнокорейской KNOC (Korea National Oil Corporation) официально приняло решение в ближайшее время прекратить поиск углеводородного сырья в двух проектах в Узбекистане. До этого из состава действующего международного консорциума, который осуществляет проект по разработке крупных нефтегазовых месторождений именно в узбекской части Аральского моря, вышла нефтяная компания Petronas (Малайзия).

 

Следствием стало падение добычи нефти в Узбекистане с 2003 года более чем в два раза и повсеместный дефицит бензина и дизельного топлива на узбекских бензоколонках даже после повышения с начала 2014 года отпускных цен на топливо на 20%.

 

В такой обстановке Ташкент критично нуждается в приходе казахстанского капитала в нефтяной сектор страны. И Казахстан проявляет явный интерес к свободным мощностям НПЗ и выходу на розничный рынок нефтепродуктов Узбекистана.

 

Астана также рассматривает Узбекистан как крайне важный рынок для сбыта своего продовольствия (особенно зерна). В 2013 году попытки Ташкента ввести ввозную пошлину на экспорт казахстанского зерна на узбекский рынок серьезно осложнили отношения двух стран. Тогда Казахстан даже собирался инициировать в Евразийской экономической комиссии антидемпинговое расследование против экспортных товаров из Узбекистана. В конце концов, Ташкент отказался от планов взимания ввозной пошлины на казахстанскую муку и зерно.

 

Казахстанские компании проявляют также большой интерес к добыче на территории Узбекистана золота (по аналогии со своей деятельностью в Киргизии).

 

У Астаны и Ташкента практически полностью совпадают подходы и по "водной проблеме": под фактическим контролем Киргизии находится бассейн реки Сырдарьи, под контролем Таджикистана – бассейн Амударьи. По мнению и Казахстана и Узбекистана, масштабное строительство ГЭС в Киргизии и Таджикистане приведет к затоплению существенной части сельскохозяйственных земель и одновременно увеличит дефицит пресной воды в регионе Центральной Азии.

 

Узбекистан сейчас – фактический полуанклав внутри активно формируемого интеграционного пространства ЕврАзЭС (кроме стран ЕврАзЭС Узбекистан граничит только с Афганистаном и Туркменией). В случае защиты единого рынка ЕврАзЭС от товаров из третьих стран Ташкент может столкнуться с очень серьезными экономическими проблемами.

 

Как следствие, Узбекистан (который не хочет присоединяться к Таможенному союзу ЕврАзЭС, но настаивает на новых экономических преференциях со стороны России) особо заинтересован в выстраивании особых экономических отношениях с Казахстаном.

 

Согласится ли Ташкент принять план Астаны по экономической интеграции региона Центральной Азии? Ответ пока не ясен.

Астана и Москва

 

Безусловно, в России может возникнуть вопрос: не войдут ли экономические инициативы Казахстана в противоречие с планами Москвы по евразийской интеграции? Как представляется, эти опасения преувеличены.

 

С одной стороны, планируется, что экономическая столица формируемого Евразийского экономического союза будет размещаться как раз в Астане – то есть официально именно Казахстан станет определять экономическую политику ЕЭС.

 

С другой стороны, продвигая интеграционные проекты в ЦА, Казахстан заинтересован в сохранении стабильности в этом регионе (и объективно работает на нее), что полностью совпадает с целями политики РФ на постсоветском пространстве.


Иннокентий Адясов | ИА Новости-Казахстан
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Читайте также:
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO