Последние новости


Имеем желание, но не имеем возможности... «Планка социального государства нам недоступна по объективным причинам» - Петр Своик

17 сентября 2014
0
0
Имеем желание, но не имеем возможности... «Планка социального государства нам недоступна по объективным причинам» - Петр Своик В понедельник президент Нурсултан Назарбаев, в связи с тенденцией снижения цен на углеводороды, поручил главе кабмина Кариму Масимову обратить внимание, на то, что при любой ситуации не должно ухудшиться социальное положение населения. Очевидно, что речь сегодня не идет о резком улучшении соцобеспечения в расходной части госбюджета. Однако, сам собой возникает вопрос: а далеко ли мы от стандартов так называемого "социального государства". Экономист Петр Своик рассуждает о том, почему мы ниже планки…

- Этой планки еще никто у нас не обозначил. В Конституции эти слова, конечно, есть. Но в реальности нигде не определено, каков должен быть процент от ВВП затрачен на образование и здравоохранение, каков должен быть минимальный уровень социального обеспечения. То есть, конституционная норма о социальном государстве остается абсолютно декларативной. А что касается таких конкретных параметров, как величина прожиточного минимума, продуктовой корзины, которая в нем содержится, а также набора непродовольственных услуг, или реального процента ассигнований на здравоохранение и образование, то они имеют ярко выраженный антисоциальный характер. По всем этим параметрам мы не дотягиваем до минимальных социальных стандартов.

И ключевой индикатор здесь – прожиточный минимум. Методология его расчета проста: 60 процентов – это продуктовая корзина и 40 – все остальное. При этом, продовольственная составляющая минимизирована в физическом выражении (сколько человеку требуется в месяц крупы, молока, яиц и т. д.). Любители покопаться нашли утвержденную товарищем Сталиным норму питания немецких военнопленных. Она в физическом выражении выше, калорийнее, чем наша продуктовая корзина. Еще один пример: Дарига Назарбаева как-то рассказала байку в комитете парламента по социально-культурному развитию, когда парламентарии пытались понять, откуда взялась наша продуктовая корзина. И ученые института питания, якобы, пояснили, что, когда правительство поручило ее рассчитать, они для того, чтобы подчеркнуть парадоксальность ситуации, привели продуктовый паек одной из самых беднейших стран Центральной Африки, где каждый год светит солнце. А правительство шутки не поняло, и взяло это за основу.

Что же касается непродовольственной составляющей прожиточного минимума, то она даже не покрывает расходы только на коммунальные услуги. Мы в ОСДП делали мониторинги не только продовольственных расходов, но и коммунальных. Выяснилось, что одна только коммуналка все эти 40 % с лихвой съедает. То есть, ни на одежду-обувь, ни на гигиену уже не остается.

А ведь на этом параметре правительство строит всю систему ранжирования пенсий и зарплат. За это отвечает министерство труда и соцзащиты. А на должность его руководителей постоянно ставят беспомощных, мягкотелых женщин. И они по факту потворствуют этой безжалостной минимизации.

- А что касается Института питания: если они разработчики, то должны были давать какие-то рекомендации…

- Ученые-то там серьезные, и они понимают, что творят, но, возможно, вынуждены идти по ветру. Я полагаю, что они по указанию из правительства бессовестно занижают продуктовую корзину. А для оправдания придумали эту шутку про Африку.

- А по экономическим показателям Казахстан может себе позволить улучшить ситуацию?

- Это главный вопрос. Мы – придаточная экономика не только в сырьевом смысле, но и в валютном. Вся система функционирования денежной системы Казахстана основана на выстраивании инвестирования на базе внешнего финансирования и, соответственно, последующего вывода из страны доходов. А этот вывод примерно в полтора раза выше, чем инвестиции, полученные из-за рубежа. Плюс тот фактор, что кредитная основа у нас внешнезаемная. Почему у нас кредит для юрлиц стоит больше 11 %, а для физлиц – около 20 %? Потому что большая половина этого процента уходит за рубеж, поскольку деньги, формирующие кредитную массу Казахстана – внешние. То есть, если прямо говорить, то мы – колония. Соответственно, через неэквивалентный экспорт сырья и покупку готовых товаров, а также неэквивалентный импорт денег и вывод доходов на эти деньги, мы имеем очень высокообъемную экономику, которая в результате оставляет стране весьма ограниченный ресурс.

То, что правительство из года в год закладывает в бюджет ассигнования на здравоохранение, образование и социальное обеспечение существенно ниже международных норм, это, как говорится, не со зла, не от жестокости, а просто потому что мы – колония, и у нас на это денег нет.

Мы, как и Россия, - страна, которая живет на внешнем кредитовании. И, по всей видимости, главная интрига этих санкций будет состоять в том, что либо РФ выпихнут из системы внешнего финансирования и вывода доходов из страны, либо она сама выйдет из этой системы. Но в ближайшие два-три года произойдет радикальный разрыв внешней финансовой пуповины, и Россия вынужденно или сознательно перейдет на национальную основу инвестирования и кредитования. Это будет болезненный процесс, но он очевидно назрел. Соответственно, эта схема распространится и на Казахстан.

- Это позитивный момент или еще непонятно?

- Это примерно как тяжелые роды, когда девушка "нагуляла" внепланово, и плод лежит неправильно, но рожать надо. Причем украинские события и санкции – это ускорение процесса. Что родится? Родится евразийский ребенок, который уже не будет привязан пуповиной к городу Лондону, и к Вашингтону тоже. Он, конечно, будет немножко недоношенным, ему, конечно, будет остро не хватать иностранных технологий и много чего еще, но он уже будет самостоятельным организмом, а не придатком чего-то. И у него будет шанс вырасти в здорового, мощного мужика.

- Но тут возникает проблема – в этом случае необходима национализация…

- А это само собой. Либеральный тип экономики, который пришел вместе с суверенизацией и с рыночными реформами, себя исчерпал. В его рамках можно создать только то, что уже у нас имеется. А это высокая степень коррумпированности, откачка процентов коррупционной ренты за границу и квази-финансирование ФИИР не на уровне развития, а на уровне поддержания индустриальных объектов, потому что банковская система кредитует только торговлю и потребление. Это типичный африканат, колония, которая предназначена для выкачивания сырья и финансов.

И в такой структуре правительству только и остается обещать сохранить и не ронять экономику, держать пенсии на прежнем уровне. Но цикл на самом деле заканчивается даже без всяких санкций, которые просто все ускоряют. В любом случае, на ближайшие годы нам предстоит глубокое переформатирование на идеологическом и политическом уровне. Что же касается экономики, то либерализация будет терять свою привлекательность, и в этих суровых реалиях будет вставать вопрос о мобилизационной экономике.

- Значит, нужно воссоздавать институты плановой экономики, а это тоже болезненно.

- Да, это будет очень непросто. Но будем надеяться, что как таковая идея рыночных отношений не будет похоронена, и новая мобилизационная экономика будет содержать ее элементы. Кстати, это уже будет евразийская экономика, потому что заниматься планами по индустриализации в рамках отдельной Белоруссии, или отдельного Казахстана – несерьезно.

Пространство должно быть общим не потому что на нем товары сейчас перемещаются без границ, а потому что на нем решаются общие вопросы инвестирования, совместной платежной системы и общего развития, индустриализации. То есть, нам предстоят в ближайшие годы большие перемены, и они по масштабу, по степени потрясений будут вполне сопоставимы (и даже более масштабны) с тем, которые пережил советский народ в конце 80-х – начале 90-х годов.
Вячеслав Щекунских | Радиоточка
Читайте также:
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO