Последние новости


Дядя Сэм в Центральной Азии

6 октября 2014
0
0
 Дядя Сэм в Центральной АзииПридите и принесите нам войну

Глава Центрального командования Вооруженных Сил США генерал Джеймс Ллойд Остин 30 апреля посетил Ташкент с официальным визитом. Спустя несколько дней были оглашены официальные итоги переговоров с руководством Узбекистан. Диалог велся вокруг размещения американской военно-воздушной базы в Термезе. Как следует из информации официальных СМИ Узбекистана, в переговорах участвовал и временный поверенный в делах США Филипп Коснетт, а принимающая сторона была представлена военным и дипломатическим руководством. И немедленно всплыла цена вопроса: миллиард долларов платы за годовую аренду базы.

Мост Дружбы или Врата в ад

Термез – это южная точка Узбекистана, в нескольких километрах от автомобильно-железнодорожного моста «Хайратон», видевшего ввод и вывод советских войск из Афганистана, а в последнее десятилетие ставшего перевалочной артерией для военных грузов союзников по НАТО.

В 1990-ые годы в Термезе города работал узел радиоэлектронной разведки Узбекистана, направленный на Пакистан, Иран и Индию. В 2009 году компания «Узбекские железные дороги» создала в Термезе «Региональный железнодорожный узел», через который следуют транзитом основные грузы контингента НАТО из Европы в Афганистан. Одновременно в аэропорту Термеза был создан перевалочный пункт армии Германии, на котором постоянно базируются три военно-транспортных самолета и несут службу полторы сотни сотрудников технического персонала. И железнодорожный узел и аэропорт в Термезе существуют исключительно как транспортные артерии для доставки военных и смежных грузов в Афганистан.

В советские времена «Хайратон» называли Мостом Дружбы. Развитие внутриполитической ситуации в Афганистане в последние три десятилетия сделало его Вратами в Ад. Пока на той стороне есть значительное присутствие войск НАТО и поддерживаемого альянсом режима использование Термеза представляет и политическую и экономическую выгоду для Узбекистана. Но на фоне вывода войск союзников и ожидаемого всплеска активности исламистов глупо надеяться на бесследное исчезновение афганского фронта. Гораздо более предсказуемо его смещение на север – в город Термез и соседние провинции мирного Узбекистана, который до сегодняшнего дня отказывался размещать на своей территории иностранные военные базы.

Под ударом

Американское военное присутствие в Центральной Азии началось после терактов 11 сентября 2011 года. Афганистан был объявлен цитаделью зла, и в результате военного вторжения режим Талибана был выбит из крупных городов, а власть формально перешла к демократически избранному правительству. В следующем десятилетии американская политика в регионе шла в русле тенденций, уже опробованных на Ближнем Востоке. После быстрого военного успеха наступал период полураспада проамериканской администрации и в конечном итоге, под ширмой передачи полномочий демократическому правительству, бегство американских войск из разворошенного ими улья, полного мафиозных и исламистских группировок.

Прямая аналогия напрашивается с ситуацией в Ираке, где после ухода войск США вспыхнула гражданская война и, по злой иронии, главную враждебную силу в нем составили войска ИГИЛа – исламского халифата, вскормленного при поддержке американской же администрации для борьбы с сирийским правительством. Как итог, обширные территории Сирии и Ирака охвачены войной, соседние государства находятся под постоянной угрозой гуманитарной катастрофы, а созданные на деньги США и их союзников с Аравийского полуострова отряды исламистов воюют с проамериканским же правительством в Багдаде. ВВС США бомбит своих бывших союзников, а те развязывают террор против граждан США.

Стоит нам обернуться в сторону Центральной Азии, и тут же возникнет история движения Талибан, вооруженного американскими «Стингерами» для борьбы с советской армией воинов-интернационалистов. Все это было бы сугубо в рамках американской доктрины «разделяй и властвуй», если бы не доказанная на практике неуязвимость исламистских движений. Они как пожар на торфяных болотах – сколько воды ни вылей, сколько их ни выбивай из городов и провинций, спустя короткий срок они возвращаются в прежнюю силу. И тогда американцы бегут, потому что им есть куда бежать – за океаном их ждет цветущая родина. Жителям Иракского Курдистана, Сирии, Северного Афганистана и многих других территорий бежать некуда. Их дома разбомблены, дети убиты, женщины одеты в хиджабы.

На зыбких рубежах

Еще в 2012 году министр обороны США Леон Панетта анонсировал вывод к концу 2014 года войск с территории Афганистана, за исключением ограниченной группировки. Президент республики Хамид Карзай одобрил нахождение на территории страны 9 баз.

По мнению экспертов, вывод войск США из Афганистана уже в ближайшие месяцы обернется эскалацией конфликта. Ожидается, что правительственные войска и остающиеся на территории страны военные базы НАТО перейдут на режим осадного положения. И в дальнейшем судьбу страны будут решать талибские исламисты и племенная элита, живущая выращиванием маковой головки.

Признавая невозможность контролировать территорию бунтующей страны, американцы стремятся обосноваться на ее рубежах. Их логика очевидна – сеть военных баз, в которых помимо авиации будут размещены специальные силы и средства электронной разведки, позволит контролировать развитие ситуации в самом Афганистане, нанося эпизодические удары по зарвавшимся Талибам, но также это усилит американское давление на правительства центральноазиатских республик бывшего СССР.

Много плюсов и один минус

Размещение американской военной базы сулит руководству Узбекистана значительные выгоды. Во-первых, условный миллиард долларов в год за аренду – это значительная сумма для этой центральноазиатской республики с годовым бюджетом около 8 млрд долларов. Второе – установление союзнических отношений с США открывает армии Узбекистана доступ к современным образцам вооружения, эмбарго на поставку которого было наложено ранее в связи с подавлением выступления в Андижане. И третье – у союзников США в одночасье в положительную сторону растут международные рейтинги, с них снимаются претензии международных правозащитных и финансовых организаций.

На весах руководства страны все эти бесспорные преимущества может перевесить лишь один аргумент – фотографии Кабула, Багдада или, в крайнем случае, столицы Иракского Курдистана города Эрбиль в осаде исламистов. Потому что современные реалии таковы, что перенесение США своих операций на территорию новой страны не только не дает ей гарантий безопасности, но гарантированно обеспечивает гражданскую войну на выживание. Напомним, что в Узбекистане есть кому биться и есть за что.

Авторитарное правление Ислама Каримова придавило внутренние противоречия, но даже в этот период внутриполитической стабильности, экономического роста и минимизации внешних угроз происходили кровавые выступления в Фергане, в Бухаре производились репрессии против таджикского населения, а в бывшем Хивинском ханстве на все эти дела угрюмо посматривали и рассуждали, что в случае чего их хата с краю, за пустыней можно укрыться и от ташкентских сумасбродов и от афганских исламистов.

Современному Узбекистану без малого четверть столетия, в советские годы он был скован идеей светлого интернационального будущего, но нельзя забывать, что каких-то сто лет назад и дальше вглубь веков он представлял из себя враждующие и этнически разнородные формирования – населенное хорезмийцами Хивинское ханство, включавшее также часть современного Туркменистана, Бухарский эмират, бывший центром таджикских земель, и Кокандское ханство, в котором большую долю составляли киргизские кочевые племена. Если наложить на эту историческую кальку современные данные о зависимости экономики страны от экспорта рабочей силы в Россию, а также на данные ЦРУ о том, что четверть населения страны живет за чертой бедности, а 10 процентов не доедают, то вырисовывается масштаб грядущего раскола.

Чужие амбиции

США делает ставку на Узбекистан как на главного проводника своих интересов в Центральной Азии. В обмен руководство республики рассчитывает на перечень стандартных привилегий, сводящихся в конечном итоге к неустаревающему термину из времен английской колонизации 19 века - статусу «дружественных туземных правителей».

Отказ от нейтралитета из-за алчности отдельных высокопоставленных персон ставит все государство под контроль Запада, лишая власть доверия у собственного населения. И конец всегда один – лишенный почвы под ногами «дружественный туземный правитель» оказывается ненужным своим бывшим друзьям. В мгновение ока «дядюшка Сэм» прозревает, что перед ним всего лишь восточный деспот, к которому у него совсем мало симпатий. Чтобы в этом убедиться, достаточно вспомнить судьбу большого друга Запада президента Туниса Зине аль-Абидина Бен Али, бежавшего от собственного народа, и многих других подобных ему. Мнимая стабильность Узбекистана так упоительна для враждующих кланов его элиты, что они сами ворошат огонь и подливают в него керосин, рассчитывая погреть над этим огоньком руки. Может быть, игра стоит свеч для дочерей президента, имеющих собственные самолеты и виллы в Швейцарии, но для тех, кто кормит семьи на стройках Подмосковья и живет в глиняных хибарах в пригородах Андижана, американская база в Термезе может обойтись слишком дорого.
Роман Кустов | Время Востока
Читайте также:
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
Как вам новый дизайн сайта?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO