Последние новости

«Мы помогли в передаче власти на Украине»

2 февраля 2015
0
0
«Мы помогли в передаче власти на Украине»Интервью Барака Обамы телеканалу CNN, в котором он рассказал о роли США в государственном перевороте на Украине, об отношении к России и о нежелательности военного конфликта с Москвой, заслуживает того, чтобы рассматриваться в качестве текущей внешнеполитической доктрины Вашингтона. Если раньше активные геополитические игроки пытались скрыть явные цели своих действий за красивыми словами, то теперь (по крайней мере, в случае с США) это признано ненужным. Обама весьма откровенно говорит о том, что нужно Вашингтону от других стран мира. Пожалуй, политика, проводимая лауреатом Нобелевской премии мира в последние годы его президентства, заслуживает того, чтобы называться доктриной «Новая откровенность».

Они помогают

«Президент (РФ Владимир) Путин принял решение по Крыму и Украине не по причине какой-то великой стратегии, а потому, что он был застигнут врасплох из-за протестов на Майдане и побега (экс-президента Украины Виктора) Януковича после того, как мы помогли в передачи власти (на Украине)», – заявил, в частности, хозяин Белого дома.

То, что раньше считалось конспирологией и отвергалось даже Викторией Нуланд, теперь признано официально на самом высоком уровне: США считают себя вправе «помогать» неконституционной смене власти в других странах. И на Украине они тоже «помогали».

Таким образом, «новая откровенность» предполагает открытое вмешательство США во внутреннюю политику любых других государств. И учитывая, что Обама безуспешно пытается уязвить Путина словами об отсутствии у России «великой стратегии» (об этом позже), а другие американские чиновники неоднократно обвиняли Москву в «экономическом», «культурном» и других видах невоенного давления на другие страны, это право США считают исключительно собственным. Если Россия или кто угодно еще решит «помочь» сменить власть в другой стране – это будет, безусловно, нарушением международного права, за которым неизбежно должны последовать санкции.

Собственно, ровно о том же говорит пресс-секретарь Госдепа Джен Псаки в интервью латвийскому русскоязычному изданию «Медуза»: «Госсекретарь считает, что Соединенные Штаты должны принимать активное участие в жизни всего мира, и везде, где мы можем сыграть конструктивную роль, посодействовать финансово, с помощью идей или специалистов – мы должны это делать. Таков наш подход к внешней политике».

То есть Обама не импровизировал, он просто констатировал очевидное. Стратегия вмешательства во внутренние дела любой страны мира – это американский подход к внешней политике.

Что же касается слов про то, что решение о воссоединении с Крымом было спонтанным, то тут слова Обамы бьют мимо цели. Владимир Путин сам не раз говорил о том, что решение по Крыму было спонтанным и вынужденным. Россия до последнего уважала, поддерживала и хранила территориальную целостность Украины. Поэтому – да, Москва до последнего верила, что подписи представителей ЕС под соглашением Виктора Януковича и оппозиции чего-то да стоят.

#{interviewpolit}Как говорится в известной морали, приписываемой в интернете то Далай-Ламе, то Пауло Коэльо, «если тебе удалось обмануть человека, это не значит, что он дурак, это значит, что тебе доверяли больше, чем ты этого заслуживаешь». Россия до последнего верила, что на Украине идет игра по правилам. Ошибка понята, проанализирована и учтена. Фактически, если кого Киеву и стоит обвинять в потере Крыма, так это американскую «помощь». Все остальное – лишь её последствия.

Дипломатическая экономика

В своем интервью Обама также признает: несмотря на то, что санкции пока не помогают, США продолжат давление на Россию. «Тем, кто предлагает нам сделать больше, я бы ответил: мы можем добиваться того, чтобы Россия несла все большие убытки, и именно этим мы занимаемся. Мы можем оказывать дипломатическое давление на Москву... Мы будем придерживаться подобного «двухстороннего» курса, то есть усиливать давление на Россию и укреплять Украину, давая понять господину Путину, что мы еще можем сойти с этой дороги и решить все дипломатическим путем. На данный момент я уже не питаю особого оптимизма по поводу вероятности того, что [Путин] сменит позицию», – сказал он.

Интересно, что Обама фактически не разделяет дипломатию и экономику. Потому что дипломатическое давление – это то, чем занимается ПАСЕ, не допуская российскую делегацию до работы. Дипломатическое давление – это «список Магнитского» и прочие ограничения на свободное перемещение граждан.

А санкции – это не дипломатия. Это голая экономика. Экономическими методами нельзя добиться дипломатических успехов. Это подтверждает пример Кубы, живущей в условиях блокады почти полвека. Это подтверждает пример Ирана, ни на грамм не изменившего свою политику после введения санкций. Сам Обама видит это на примере России и откровенно говорит, что не питает оптимизма по поводу смены позиции российского президента.

Сказав «а», надо говорить «б». Экономические санкции – это не дипломатические методы. Это пенитенциарные меры, применяемые государством, взявшим на себя полномочия судьи и палача по отношению к тем, кого это государство считает «преступником». Пенитенциарная система в большинстве стран штампует рецидивистов, но другого способа воздействия на нарушителей закона пока не придумано.

Главное отличие государственной пенитенциарной системы от наднациональной – отсутствие общемирового консенсуса по поводу того, кого считать преступником, и возможность для судьи в любой момент оказаться на скамье подсудимых, как это было с фашистской Германией и милитаристской Японией. США от аналогичной смены роли защищает ядерное оружие.

Но атомные бомбы есть и у России, поэтому, обвиняя Москву в «преступлениях» и занимаясь нанесением все больших убытков, Вашингтон понимает, что у давления есть вполне определенный предел.

Нынешнее противостояние – это даже не холодная война, это война нервов. И «новая откровенность» Обамы, безусловно, является важным элементом для психологического давления на Россию.

О том, что экономическое оружие является сейчас для США главенствующим, кстати, говорил в интервью The Wall Street Journal экс-замминистра финансов США Дэвид Коэн, недавно назначенный первым заместителем директора ЦРУ: «Важность финансовых инструментов в обеспечении нашей национальной безопасности неизменно росла на протяжении последних пяти–десяти лет».

По следам Сталина

Несмотря на общую агрессивность заявлений Обамы, он исключил возможность прямого военного конфликта: «Не думаю, что реальный военный конфликт между США и Россией станет мудрым решением для Америки или всего мира». В этом с ним не поспоришь: совокупной ядерной мощи Москвы и Вашингтона достаточно для того, чтобы несколько раз с гарантией уничтожить всю жизнь на Земле. Но после этой вполне разумной фразы Обама произносит её полную противоположность: «Мы занимаемся усилением стран на границе с Россией, которые входят в состав НАТО. И я ясно дал понять, что эту линию нельзя переступать, так как нам придется принять военные меры для защиты наших союзников – об этом говорит статья 5 устава альянса».

Получается, военная доктрина Обамы является апгрейдом сталинской «на чужой территории, малой кровью». Вот только «малая кровь» исключается, её заменяют «чужие руки». Фактически, США занимаются возрождением стран-лимитрофов для «сдерживания» России, стоя у них за спиной.

Учитывая, что Россия не собиралась и не собирается вторгаться на территорию стран НАТО, милитаризация лимитрофов непосредственной угрозы нам не несет. Проблема в том, что, чувствуя однозначную поддержку США, лимитрофы вполне способны спровоцировать конфликт с Россией. Скажем, Таллин вспомнит про то, что русский город Печоры целых 20 лет входил в состав независимой Эстонии, и решит при помощи альянса «восстановить справедливость». И вот тогда Вашингтон встанет перед крайне непростым выбором – рисковать ли существованием всего человечества из-за эстонских реваншистов, или всё-таки пятая статья устава – не догма. Впрочем, Обама наверняка уверен, что при его президентстве такого не произойдет.

Ложь и еще раз ложь

Еще одна черта «новой откровенности» – это беззастенчивое использование прямой, легко опровергаемой лжи. Европейские союзники (или вернее будет сказать – подчиненные) Обамы – Яценюк и Схетына – недавно продемонстрировали всему миру, что можно безнаказанно врать о том, кто был агрессором во Второй мировой и кто освободил Освенцим. А если им можно, то почему же нельзя президенту США?

Пример: «эта ситуация привела к дипломатической изоляции России, а Европе надоело вести дела с Россией» – две обманки в одной фразе. Во-первых, ни о какой «дипломатической изоляции» речи не идет: ни одного посла, включая украинского и американского, из Москвы не отозвано. Впрочем, как мы ранее отметили, Обама путает дипломатию и экономику. Но даже если говорить о санкциях – их ввели только Европа, США и еще несколько стран. Большинство независимых государств мира сохраняют рабочие отношения с Россией.

Во-вторых, Европе вовсе не надоедало вести дела с Россией. Просто потому, что это ей (Европе) экономически выгодно. Европа просто поддалась на давление США и в результате несет серьезные убытки. Поэтому все больше и больше представителей стран ЕС разного уровня говорят о том, что санкции давно пора отменить.

«И надо отметить, что президент Порошенко и премьер-министр Яценюк действительно начали масштабные реформы», – говорит Обама. В чем они заключаются, он предусмотрительно не поясняет. Потому что в реальности никаких «масштабных реформ» не началось – и об этом неоднократно говорили и продолжают говорить не только представители МВФ, но даже американский посол в Киеве Джеффри Пайетт. Вряд ли последний дезинформирует руководство и Обама не в курсе происходящего.

Наконец, в завершение своего интервью Обама говорит: «Нам надо проявлять твердость, защищая своих союзников и поддерживая принципы, благодаря которым еще с окончания Второй мировой войны сохранялся мир в Европе».

То есть не было резни и геноцида в Югославии, а также бомбардировок Белграда натовской авиацией. Не было армяно-азербайджанской войны, не было попыток создать в Грузии мононациональное государство. Не было приднестровского конфликта. Все это нам привиделось. С окончания Второй мировой в Европе сохранялся мир, знайте об этом, дети.

«Новая откровенность» явным образом демонстрирует уверенность США в том, что у них не осталось значимых соперников на нашей планете, а значит, о своих желаниях и планах можно говорить вполне открыто. Есть, впрочем, мнение, что далеко не все страны согласятся с такой оценкой ситуации. И речь не об Иране или даже России, а, например, о Китае.
Антон Крылов | Взгляд
Читайте также:
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO