Последние новости

Страсти по девальвации: за что будем голосовать?

11 марта 2015
0
0
Страсти по девальвации: за что будем голосовать?Вряд ли кто ожидал, что спустя почти двадцатилетие после азиатского и российского финансовых кризисов конца 90-х годов прошлого века в Казахстане вновь сложится драматическая ситуация, когда в канун внеочередных президентских выборов нарастают и ожидания неизбежной одномоментной девальвации тенге.

С тех пор много воды утекло…

Напомним, что 10 января 1999-го прошли досрочные выборы президента РК. Им предшествовал кризис, разразившийся в странах Юго-Восточной Азии в 1997-1998 годах. Его причиной стали не только массированные атаки международных спекулянтов на национальные валюты этих государств, но и экономический бум, приведший к появлению "пузырей" в финансовых системах и на внутренних рынках "азиатских тигров". А потом начали резко падать цены на нефть, в результате чего в августе 1998-го Россия объявила дефолт по государственным обязательствам и отказалась от удержания стабильного курса своей валюты, курс которой относительно доллара обвалился с 6 до 21 рубля к концу года. Тогда даже неспециалистам стало понятно, что два кризиса - азиатский и российский - неминуемо ударят и по Казахстану. Но у нас шла подготовка к досрочным президентским выборам, поэтому можно было понять пропагандистские усилия властей, заклинавших избирателей в том, что казахстанской "тихой гавани" и "островку стабильности" кризис не грозит.

Однако против экономических законов бессильны любые государства и политические лидеры, если, конечно, в их распоряжении нет солидных "подушек" финансовой безопасности. В Казахстане тогда еще не было Национального фонда, а резервы Нацбанка находились на скромном уровне в $2 млрд. Тем не менее, для большинства наших сограждан, поверивших в лучшее под влиянием предвыборной агитации, появление воскресным вечером на экранах телевизоров тогдашнего премьер-министра Нурлана Балгимбаева и председателя Нацбанка Кадыржана Дамитова, объявивших о девальвации тенге с 4 апреля, стало большим и неприятным сюрпризом.

Сегодня, конечно же, международная ситуация несколько иная. Азиатские страны извлекли должные выводы из кризисного урока, и их экономики не дают особого повода для тревоги. Россия, безусловно, находится в сложном экономическом положении из-за упавших цен на нефть и обмена санкциями с Западом, что повлекло обвал российского рубля относительно доллара в конце 2014-го. Но в этом году его курс стабилизировался вместе с нефтяными ценами. К тому же Россия располагает солидными резервами в $363 млрд. на начало этой весны, хотя они и сократились по сравнению с началом прошлого года почти на 30%, так как Центробанку пришлось изрядно потратиться на интервенции на валютном рынке. Для сравнения: к концу августа 1998-го этот показатель находился на отметке в $12,7 млрд., то есть был примерно в 30 раз меньше! Напомним также, что сегодня в неплохом состоянии находится крупнейшая экономика мира - американская, высокие темпы роста показывают Китай и Индия, а в Европейском союзе - Великобритания.

Поэтому утверждать, что сегодняшнее совпадение досрочных выборов с растущими девальвационными ожиданиями в точности повторяет события конца 1998-го - начала 1999-го, можно лишь с большой натяжкой. Хотя с тех пор в Казахстане были проведены еще две одномоментные девальвации - в 2009-м и в прошлом годах, по глубине они были примерно вдвое меньше и заодно дали повод властям убедиться в том, что особой пользы для экономики от них нет. К тому же возросла устойчивость финансовой системы страны, так как значительно увеличились ее международные резервы, перевалившие за $100 млрд. Но самое главное отличие, с нашей точки зрения, заключается в том, что теперь одномоментная девальвация уже не представляется финансистам, предпринимателям и экономистам единственно возможным вариантом для изменения обменного курса тенге к доллару.

Это мы уже проходили

Жаркие дебаты по этому поводу достигли своего апогея на недавно прошедшем в Алматы саммите "CFO Ideas Exchange & Networking Event" и продолжились затем в СМИ. Как выяснилось, в них вполне отчетливо оформились три ключевых подхода.

Первый из них можно условно назвать "ретроградским", поскольку он сводится к требованию провести немедленно очередную обвальную девальвацию тенге. Судя по всему, за ним стоят прежде всего ведущие банки страны и давние лоббисты их интересов, а также часть предпринимателей. Экс-председатель Нацбанка Ораз Жандосов на этом саммите прямо заявил, что "нужно делать девальвацию - неважно, до или после инаугурации президента". А после девальвации, по его мнению, нужно перейти "к плавающему курсу, как в принципе в 1999 году было сделано". Ему вторила глава "Народного банка Казахстана" Умут Шаяхметова: "Все сидят, включая бизнес и нацкомпании, в долларовых депозитах. Законы экономики никто не отменял, и необходимо принимать, наверное, быстрые и правильные решения, так как цена вопроса очень велика".

О том, что "сидящие" в долларовых депозитах корпоративные клиенты банков, да и сами банкиры в результате девальвации получат приличный доход благодаря курсовой разнице, уважаемые финансисты, естественно, говорить не стали. Не привели они и каких-либо прогнозных расчетов последствий новой девальвации тенге, особенно в части ее положительного эффекта для экономики в целом, малого и среднего бизнеса, а также населения. Впрочем, как известно из опыта предыдущих девальваций, "плюсов" у "ретроградской" модели практически не оказалось.

Тем не менее, за рубежом с "ретроградами" согласны многие. Так, девальвацию тенге ожидают и в рейтинговых агентствах, и в авторитетных международных финансовых институтах, и на финансовых рынках, оценивая потенциал ослабления казахстанской валюты к доллару примерно на 30% уже в этом году.

Молодым везде у нас дорога


В бой с "ретроградами" ринулись апологеты другого подхода, который назовем, опять же условно, "градуальным" - от английского "gradual", характеризующего постепенное нарастание или ослабление чего-то. Казахстанскими идеологами финансового "градуализма" выступили молодые экономисты Олжас Худайбергенов, экс-советник председателя Нацбанка, и Ануар Ушбаев, управляющий партнер компании "Tengri Part¬ners". Они отвергают такие "простые решения", как одномоментная девальвация тенге на 20% (модель 2009-го и 2014-го годов), возвращение к прежнему паритету с российской валютой в 5 тенге за рубль (в этом случае потребуется девальвация на 80%) и искусственное поддержание обменного курса на нынешнем уровне за счет резервов Нацбанка.

Предложение "градуалистов" включает плавное изменение обменного курса в пределах плавающего ежемесячного коридора "+1/-3" тенге по отношению к началу каждого месяца. Эта мера позволит избежать одномоментной девальвации, но не исключает плавного обесценения казахстанской валюты примерно на 6% в год, либо ее укрепления. А если тенге ослабнет к доллару больше, чем на 6%, то в таком случае должна включиться гарантия Нацбанка на курсовую разницу по тенговым депозитам, размещенным на срок более одного года. Ввести такую гарантию предлагается на 2015-2020 годы. Кроме того, должны снижаться максимальные ставки по долларовым депозитам. Чтобы этому плавному процессу укрепления позиций тенге и дедолларизации экономики не мешало влияние российского рубля, "градуалисты" предлагают закрыть эту проблему через восстановление таможенных границ с соседями, введение квот и пошлин на ввоз товаров-конкурентов из России.

"Ретрограды" восприняли идеи "градуализма" в штыки. Г-жа Шаяхметова назвала этот подход антирыночным и антигосударственным. В ответ г-н Худайбергенов обратился к ней через СМИ с открытым письмом, потребовав доказательств критики. Он также фактически обвинил ее в инсайдерстве своим заявлением о том, что "активная позиция руководителя системообразующего банка способна стать отдельным фактором, подталкивающим к девальвации".

А если еще подумать?

Активное публичное противостояние "ретроградов" и "градуалистов" отодвинуло на задний информационный план позицию третьего лагеря участников этих дебатов. Назовем его условно "антидевальвационным", поскольку сторонники этого подхода не только выступают против проведения девальвации, но и не считают ее панацеей от экономических проблем, переживаемых Казахстаном.

Наиболее активно позицию "антидевальваторов" излагает в СМИ и в социальных сетях Галим Хусаинов, директор ТОО "BRB Invest". Согласно его выкладкам, девальвация не играет особой роли для работников нефтегазового и металлургического секторов, хотя выгодна собственникам таких предприятий. В сельском хозяйстве с его низкими зарплатами падение реальных доходов после девальвации и вовсе может вызвать социальный взрыв. В обрабатывающей отрасли девальвация никак не поможет сборочным производствам, которые опираются на импортные поставки, как, к примеру, отечественный автопром. А предприятий с высокой локализацией производства здесь немного, поэтому государству лучше помогать им напрямую. По строительству и сфере услуг, которые полностью зависят от покупательской способности населения, малого и среднего бизнеса, девальвация бьет прямой наводкой, так как сокращает спрос. Страдают от нее и энергетика, и инвестиционные программы.

Таким образом, с точки зрения "антидевальваторов", при нынешней структуре нашей экономики манипуляции с обменным курсом особого эффекта не принесут. Если же последовать примеру России и провести девальвацию на 50% и более, то в результате разгонится инфляция, и Нацбанку придется сдерживать денежную массу. В итоге ключевой вывод сторонников этого подхода сводится к тому, что девальвация не является следствием снижения нефтяных цен и обвала рубля. Ее главным источником выступают проблемы в структуре казахстанской экономики, а противоядием - структурные реформы.

Подводя итог, заметим, что сам по себе факт столь жарких публичных дискуссий весьма компетентных оппонентов, конечно же, идет только на пользу всему нашему обществу, внося дополнительную интригу в досрочные президентские выборы. Ведь вопрос о девальвации тенге сейчас имеет все шансы стать одним из ключевых в избирательных платформах кандидатов. Понятно, что не в их предвыборных интересах требовать от Нацбанка немедленной девальвации тенге - в таком случае внимание казахстанцев к электоральной кампании может сойти на нет. С другой стороны, обещать избирателям манну небесную в виде стабильного на века тенге тоже нереально - ведь в такие сказки уже никто не верит.
Тулеген Аскаров | Central Asia Monitor
Читайте также:
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO