Самоубийства в Казахстане: тюрьма страшнее смерти?

22 августа 2017
625
2

В Казахстане в последнее время чуть ли не каждую неделю происходят громкие самоубийства. Месяц назад Омирбек Жампозов, не сумев доказать своей невиновности, выстрелил в прокурора и случайно оказавшегося рядом с ним следователя, а затем покончил с собой. Широкую огласку получила гибель Ардака Жумкешова, который якобы покончил с собой после того, как его задержали полицейские и отпустили домой. Также на днях стало известно, что депутат Маслихата, имевший неприкосновенность, руководитель АО «НК «КТЖ «Луговское рельсосварочное предприятие» Кайрат Терлибеков покончил с собой после проверки его компании.

 

Есть и более ранние резонансные эпизоды, такие как самоубийство в декабре 2016 года Майры Рысмановой, которая пошла на этот шаг, не согласившись с решением суда относительно виновности ее сына. В день ее гибели ее сын, осужденный за хранение наркотиков Ербол Ахметов, тоже предпринял попытку самоубийства, однако его удалось спасти. В этом же месяце попытку публичного суицида произвели предприниматель Нуркен Айнабеков и экс-помощник прокурора Атырауской области Лейла Смадьярова. Бизнесмен объяснил, что таким радикальным образом решил выступить против возбужденного в отношении него дела, бывшая сотрудница прокуратуры также выразила несогласие с обвинениями. Ей инкриминировали вымогательство денег у сотрудников учреждения женской колонии.

 

И это только те случаи, которые были освещены в СМИ. Сколько на самом деле происходит в стране самоубийств и сколько из них могут быть результатом социального протеста или боязни уголовного преследования?

 

Публичные данные по самоубийствам есть в статистических сборниках «Уровень жизни населения» Комитета по статистике министерства национальной экономики Казахстана и касаются периода с 1999 по 2013 год. Правда, данные приводятся в пересчете на 100 000 населения.

 

Если посчитать количество самоубийств, исходя из общей численности населения, то получаются следующие расчетные цифры.

 

Как видно, количество самоубийств снижается. Отметим, что их всегда было примерно в два раза больше, чем умышленных убийств.

 

С 2015 года представлены данные Комитета по правовой статистике и специальным учетам Генеральной прокуратуры Казахстана. Зато они более подробные, с раскладкой по причинам, полу, возрастным категориям.

 

Данных с 2015 года довольно мало для полноценного исследования. Однако если сопоставить их с цифрами, которые уже имеются, то очевидно, что ситуация с самоубийствами в Казахстане постепенно ухудшается, пусть даже в таком краткосрочном периоде. Не исключено, что это связано с ухудшением социально-экономического положения.

 

За период примерно в 2,5 года в Казахстане покончили с собой 9 872 человека, из которых 9 580 — граждане Казахстана. Страх наступления уголовной ответственности по официальным данным, руководил 42 погибшими, при этом все они — мужчины. При этом, если в 2015 году это было 19 человек, то в 2016 году их 10, а за семь месяцев 2017 года — 13. Утрата социального статуса тоже, в большинстве своем, волновала мужчин — их число составило 10 из 14 человек. По неустановленным причинам покончили с собой почти половина или 4 392 человек, из которых 80% мужчины. По причинам, которые не вошли ни в одну категорию и отмечены как «другое», погибло от суицида больше трети или 3 592 человек, из которых опять-таки 80% мужчины. Если посмотреть возрастной расклад, то всего за период по категории «Причины не установлены» и «Другое» погибли 3 160 и 2 676 соответственно человек, находящихся в возрасте уголовной ответственности.

 

Мы рассматриваем пока только эти причины, так как остальные, указанные в статистическом материале, такие как чувство одиночества, утрата близкого человека и прочие — носят более личный характер.

 

С 2015 года по июль 2017 года в Казахстане была предпринята 14 271 попытка суицида, страх уголовной ответственности стал побудительным мотивом для 79 человек или 0,55%. По неустановленным причинам хотели свести счеты с жизнью 4707 человек или треть от общего числа. Также 5 628 человек или 39,44% от общего числа людей, которые хотели покончить с собой, указали «другое» как причину, которая толкнула их на этот шаг.

 

Если посмотреть на возрастной расклад, то наибольшее количество самоубийств по причине страха уголовной ответственности приходится на граждан 45−54 лет, то есть тот самый возраст, когда страх провести старость в тюрьме перевешивает страх перед смертью. Однако почти такая же цифра приходится и на 25−29 лет, что очень странно, в особенности, если учесть, что условия содержания в тюрьмах в Казахстане понемногу улучшаются. Их, конечно же, никак нельзя сопоставлять с жизнью на воле, плюс идет поправка на сам характер преступления и отношение непосредственно к заключенному, однако люди выживают и в более тяжелых условиях, руководствуясь инстинктом самосохранения. Поэтому возникает еще один вопрос — что же могло так напугать этих людей, что они смогли заглушить природный инстинкт самосохранения?

 

В данных по количеству попыток суицида несколько другая картина — здесь количество людей, которые руководствовались страхом уголовной ответственности, намного больше, и больше всего людей пошло на такой шаг в возрасте с 18 до 24 лет. Число тех, кто пытался покончить с собой в более зрелом возрасте постепенно уменьшается, однако это может говорить о том, что у них просто получается свести счеты с жизнью.


Лязат Шибутова | ИА Регнум
  • Не нравится
  • +3
  • Нравится
Читайте также:
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
Как вам новый дизайн сайта?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO