Последние новости


Плата за вдох. Чем пахнут города Казахстана

13 февраля 2018
467
0

В Казахстане с апреля 2018 года начнет вещание телеканал, посвященный экологическим проблемам: загрязнение воздуха, воды и почвы, замусоривание национальных парков давно стало больным вопросом не только в областных центрах и маленьких городах страны, но и в Алма-Ате.

 

Актобе, лето 2017 года. Жители нового микрорайона «Батыс-2» начинают жалеть, что купили жилье именно здесь: каждое утро они просыпаются от ужасного запаха тухлых яиц, проникающего даже сквозь запертые окна. Аллергики ходят по дому в медицинских масках. Люди задумываются о переезде – даже несмотря на взятую ипотеку.

 

Выбросы сероводорода продолжаются в Актобе уже шесть лет. Аромат усиливается с приходом тепла, так что запах тухлых яиц становится особенно невыносим с апреля по сентябрь. В апреле и начале мая 2017 года концентрация токсичного газа превышала норму в 12-29 раз. За это время было зафиксировано 28 случаев превышения предельно допустимой концентрации уровня сероводорода в воздухе. Если погода безветренная, то запах после выброса может держаться в городе по многу дней.

 

Источников сероводорода в Актобе несколько. Первый – канализационно-очистительные сооружения «Акбулака» (предприятие обеспечивает город питьевой водой и отвечает за канализацию. — Прим. «Ферганы»). Сюда поступают хозяйственно-бытовые стоки со всего города, в их числе отходы промышленных предприятий, которых в городе насчитывается более 150. Вообще-то свои стоки предприятия должны предварительно очищать. Но проблема в том, что на многих из них нет локальных очистных систем. Проверять их наличие должен тот самый «Акбулак», но о реальном качестве этой проверки можно судить по тому, что печальная картина в городе не меняется уже многие годы. По правилам приема сточных вод в городские сети запрещено сбрасывать неочищенные промышленные стоки. Но их все равно сбрасывают. Из-за того, что сточные воды не очищают, жидкость на канализационные очистные сооружения поступает уже с определенным содержанием в ней сероводорода.

 

По данным экологов, в выбросах сероводорода, помимо «Акбулака», виноваты также спиртзаводы «БН-Актобе» и «Максимус». Так, в частности, «БН» не имел очистных сооружений, из-за чего экологи обратились в суд, чтобы он предписал предприятию приостановить свою деятельность.

 

Впрочем, сероводород – не единственная проблема Актобе. Экологи регулярно фиксируют превышение в атмосфере максимально допустимых уровней диоксида серы и диоксида азота. 81% всех загрязнений выбрасываются десятком крупных предприятий Актобе, многие из них являются градообразующими.

 

Всего в городе более 300 предприятий, сбрасывающих промышленные стоки в канализацию. В августе прошлого года акимат области поручил департаменту экологии проверить предприятия на соблюдение экологических норм. По результатам проверок были оштрафованы владельцы разных мелких заведений, парикмахерских, а также индивидуальные предприниматели. По словам инспекторов, вся вина наказанных субъектов состояла в том, что у них не было жироуловителей. Между тем о наказании крупных предприятий сообщать не торопились (или, может быть, их просто не торопились наказывать).

 

За загрязнение экологии города физлица штрафуются на 10 месячных расчетных показателей (МРП), малый бизнес – на 40 МРП, средний бизнес – на 70, а крупный – на 200. За весь период проверок департамент экологии оштрафовал 40 компаний на сумму от 40 до 70 МРП. Некоторые предприятия так и не установили у себя локально-очистные сооружения (ЛОС), несмотря на неоднократные требования и предупреждения о штрафах (для них — совершенно несущественных). На ряде предприятий, правда, ЛОС имеются, но ими не только не пользуются, но даже не знают, что их нужно регулярно разбирать и чистить.

 

Надо сказать, что государственные экологи в Актобе противоречат своим же заявлениям. До августа 2017 года они докладывали, что допустимые нормы сероводорода в воздухе превышены в 25 раз. Упоминали и о других видах загрязнений: так, в частности, был выявлен 1141 случай превышения окиси углеводорода, 204 случая - диоксида азота, 59 - диоксида серы. Однако позже концепция поменялась.

 

Отчитываясь перед акимом Актюбинской области, главный эколог Жаксыгали Иманкулов буквально сразил слушателей следующим заявлением:

 

- Уровень загрязнений по городу стабильный. У нас высокое загрязнение идет только по сероводороду. Загрязнение высокое, но не критическое.

 

В итоге проблему неприятного запаха власти города и области не могут устранить уже седьмой год. При этом каждый раз находятся новые неожиданные причины, провоцирующие появление вони. Так, например, государственные экологи выявили связь между запахом сероводорода и погодой. Они считают, что на образование жуткого запаха в основном влияют жара, ночная прохлада, дождь и ветер. При этом способов, как именно предотвратить зловоние, чиновники от экологии не предлагают.

 

Когда бетон белее снега

 

В январе этого года в Темиртау выпал черный снег. Важно понимать, что это не белый снег смешался с черной почвой из-за потепления - это именно черный снег лег поверх белоснежного покрова, выпавшего раньше.

 

Но это только эпизод. Вся ситуация в целом уже какое-то время выглядит устрашающе.

 

Как минимум с 2012 года любой житель города, выехав на карагандинскую трассу, может увидеть, что над Темиртау навис тяжелый смог. С каждым годом этот смог становится гуще, шире и тяжелее. Когда ветер дует со стороны металлургического комбината, люди стараются не открывать окна ни в мороз, ни в жару. Родители не отпускают детей гулять. Но никакие меры не спасают: мельчайшая едкая пыль проникает в квартиры даже сквозь стеклопакеты.

 

Жители Темиртау уверены, что в появлении черного снега и неприятного запаха виноваты выбросы с завода «АрселорМиттал Темиртау». Правда, в «АМТ» утверждают, что предпринимают все меры по охране окружающей среды: постоянно функционируют очистные устройства, специалисты следят за показателями загрязненности воздуха и воды, все нормы по производству отходов и охране почвы соблюдаются очень строго.

 

Для разрешения проблемы в Темиртау создали рабочую группу, куда вошли экологи, метеорологи, прокуроры и представители «АМТ».

 

Вот результаты проверки. В январе в воздухе Темиртау было выявлено серьезнейшее превышение предельно допустимой концентрации (ПДК) аммиака – в 3.9 раз в дневное время. Превышение наблюдалось также по углеводородам, оксиду углерода и диоксиду азота. Что же касается сероводорода, то тут превышение ПДК зафиксировано во всех проверяемых районах города как в ночное, так и в дневное время.

 

Любопытно, что даже эти крайне неблагоприятные показатели жители города сочли слишком мягкими и необъективными. Они задались законным вопросом, почему эксперты «Казгидромета» отбирали пробы воздуха в городе, когда ветер дул в сторону степи и гнал весь дым с «АМТ» подальше от Темиртау?

 

Другие действия властей на этом фронте тоже не выглядят убедительными. К примеру, аким города поручил департаменту экологии проверить все предприятия Темиртау с целью выявить «виновников» черного снега. Однако за последние семь месяцев это далеко не первая проверка. И судя по повторным жалобам граждан, никаких выводов из проверок нарушители не делают, потому что никаких серьезных мер к ним не принимают.

 

В апреле 2017 года акимат также требовал проинспектировать следующие предприятия-загрязнители: «АрселорМиттал Темиртау», BasselGroup LLS (станция ГРЭС-1) и Темиртауский электрометаллургический комбинат (ТЭМК). Проверки проводились в июне прошлого года. Были выявлены нарушения со стороны стального департамента АМТ и ТЭМКа. Их привлекли к административной ответственности и возмещению ущерба. Так, например, АМТ выплатил более 180 тысяч тенге административного штрафа (около 553 долларов).

 

Смехотворные суммы штрафа только разозлили жителей. Солциальные сети взорвались от возмущенных комментариев.

 

«Что такое 180 тысяч для предприятия-гиганта?!» «Да я за нарушение ПДД больше платил!» «За то, что нас травят 20 лет, наказывать таким штрафом и смешно и очень грустно», - писали раздосадованные темиртаусцы.

 

Реакция металлургического комбината тоже выглядит странной. Руководство «АрселорМиттал Темиртау» заявило о готовности продемонстрировать весь процесс очистки. Более того, оно намерено заключить с «Казгидромет» договор, согласно которому будет получать сообщения об ожидающихся неблагоприятных метеоусловиях.

 

Выглядит это несколько странно. Получается, что раньше процесс очистки был тайной за семью печатями, а прогноз погоды можно узнать, только заключив отдельное соглашение с метеослужбой?

 

Так или иначе, в самой компании продолжают настаивать на своей непричастности к ухудшению экологии. Там заявляют, что атмосфера загрязняется в основном из-за печного отопления и автомобильных выхлопов.

 

Между тем, за 2017 год общий объем выбросов по Темиртау составил 283.831 тонну. И основным загрязнителем города остается «АрселорМиттал Темиртау» - на его долю приходится 77% от общей загрязненности.

 

- Можем точно сказать, что происхождение черного снега связано только с местными источниками, - заявил казахстанским СМИ директор компании «ЭкоЭксперт» Владимир Матонин. - Никаких трансрегиональных переносов нет.

 

В черном снеге было выявлено большое содержание углерода и сажи – а их источником является топливно-энергетический комплекс. Кроме того, анализ показал, что в осадках наличествует большое количество титана, бария, ванадия, кадмия. И главное: в пробах обнаружено очень много железа. А железо – это показатель того, что свой вклад здесь внесли именно предприятия черной металлургии.

 

Издание «Информбюро» описало эксперимент, проведенный экспертами. Полученную пыль сухой фракции они проверили магнитом через белый лист. Пыль прилипла к бумаге «бородой», что говорит о ее железном происхождении. А это, в свою очередь, свидетельствует о том, что снег в городе в наибольшей степени загрязняет именно АО «АрселорМиттал Темиртау».

 

В итоге в АМТ все-таки признали, что компания производит выбросы, однако по-прежнему отрицают свою вину в изменении цвета снега.

 

«Да, мы признаем выбросы, - цитирует «Информбюро» директора по производству стального департамента АО «АрселорМитталТемиртау» Вадима Басина. - Если они есть, мы платим штрафы, и каких-то серьезных аномальных нарушений, которые могли бы привести к такой ситуации, я и все мои коллеги не нашли. Я все-таки считаю, что на это явление повлияли выбросы и неблагоприятные метеорологические условия – это штиль, восточное направление ветра. Обычно ветер идет в сторону степи, в сторону Караганды. Мне кажется, это стечение обстоятельств – ветер, штиль, а выбросов серьезных не было».

 

Впрочем, с одним заявлением руководства компании можно согласиться: «Такие объекты, как металлургический комбинат, должны располагаться на определенном расстоянии от населенных пунктов. Но реальность такова, что город и металлургический комбинат были построены очень близко друг к другу».

 

Получается, что власти изначально допустили ошибку, предоставив комбинату землю вблизи города. За это решение население расплачивается здоровьем уже не первый десяток лет.

 

Схожесть экологических проблем, точнее их последствий, в Актобе и Темиртау одинаковы: хроническая вонь, хронические болезни, хронические мизерные штрафы для предприятий-гигантов и хроническое же неисполнение предписаний по устранению выявленных нарушений.

 

Смог в Алма-Ате и замусоривание национального парка

 

Понятно, что Темиртау не единственный город с плохой экологией в Казахстане. Экологическое общество «Зеленое спасение» заявило, что ситуация с экологией продолжает ухудшаться в самом большом по численности населения городе страны — Алма-Ате.

 

Главный камень преткновения тут смог — застарелая проблема южной столицы.

 

Смог поднимается на высоту более 4000 метров и переносится в горы, накрывая Медео и Чимбулак. Естественной циркуляции воздуха мешает расширение границ города и хаотичная застройка новых районов.

 

Еще одна причина загрязнения воздушного бассейна Алма-Аты – точечная застройка. Высотные дома тут «впихивают» в уже сложившиеся микрорайоны. Многоэтажные объекты и сами ухудшают проветриваемость города, плюс к этому вокруг них возникают новые парковки, сокращается площадь зеленых насаждений. Застройщики нередко уничтожают арыки и сужают проезжую часть прилегающих улиц. В некоторых районах города на состояние окружающей среды также влияют промышленные объекты, расположенные недалеко от жилых комплексов.

 

- По казахстанскому законодательству опасные предприятия не должны располагаться рядом с жилыми кварталами. Но Управление природоохранных ресурсов и регулирования природопользования Алма-Аты выдает заключения государственной экологической экспертизы, которые позволяют открывать такие предприятия. Они загрязняют окружающую среду и создают угрозу жизни людей. Чем можно объяснить подобные деяния, если не коррупцией? – рассуждает председатель экологического общества «Зеленое спасение» Сергей Куратов.

 

Акимат Алма-Аты, а также Управление природных ресурсов и регулирования природопользования упорно игнорировали тревожные сигналы представителей «Зеленого спасения». Поняв, что диалога от чиновников не дождешься, экологический фонд подал на акимат и Управление в суд и выиграл два дела. Суд обязал ответчиков предоставить сведения о земельном участке, расположенном в Национальном парке — там, где находятся руины. Кроме того, суд признал, что экологи имеют право получить полную информацию о реконструкции русла реки, протекающей по территории парка.

 

- Мы считаем, что территория Национального парка должна строго охраняться, а любая деятельность, которая может нанести ущерб экологическим системам парка, должна быть запрещена. Но для реконструкции русла реки используют тяжелую технику, то тут, то там возникают несанкционированные свалки, ведется строительство якобы туристических объектов. А информацию о том, кому именно принадлежит земля - национальному парку или городу - мы почему-то можем получить только через суд, - возмущается Сергей Куратов.

 

Экологи неоднократно замечали, что перед строительством очередного спорного объекта случались подтасовки результатов общественных слушаний и сокрытие проектно-сметной документации. Но даже выигранные судебные процессы не помогают им добиться истины. Постановления Верховного Суда, вынесенного в пользу экологов и местных жителей, не выполняются с 2013 года. Общественники не могут даже получить сведений о площадях санитарно-защитных зон промышленных предприятий.

 

Судя по результатам судебных процессов, многие предприниматели не принимают всерьез ни суды, ни штрафы, не говоря уже об экологическом законодательстве Казахстана.

 

Но и с самим законодательством также не все в порядке. Внесение в закон «Об особо охраняемых природных территориях» 2006 года многочисленных поправок, по утверждениям экологов, серьезно вредит национальным паркам. Так, поправки разрешают строительство и аренду земельных участков сроком до 49 лет на территории Иле-Алатауского парка. Пользуясь этим под предлогом развития туризма в Бутаковском ущелье Иле-Алатауского парка, арендаторы возводят в национальных парках особняки. При строительстве уничтожаются естественные экологические системы, краснокнижные растения, наносится вред животным. А когда арендаторы разоряются, их сооружения разрушаются и превращаются в несанкционированные свалки.

 

Способов быстро и эффективно решить многолетнюю проблему со смогом власти так и не предлагают. Хотя одна идея, озвученная акимом Байбеком, показалась многим интересной. Аким предложил запретить въезд в город автомобилей из области. Если предложение будет реализовано, это должно уменьшить объем выхлопного газа в воздухе на узких улицах Алматы. Однако до реализации этой идеи еще очень и очень далеко.

 

После миллиардов на ЭКСПО черный снег в подарок

 

В ситуации всех трех городов есть общий сюжетный момент – конфликт экологов (не путать с чиновниками департамента экологии) с бизнесом и властью, которая этот бизнес поддерживает. В других городах, однако, положение не лучше. В Атырау, например, людей травит меркаптановая сера, содержащаяся в нефти, которую перерабатывают на местном НПЗ.

 

По данным «Казгидромета», к населенным пунктам с высоким и повышенным уровням загрязнения относятся Астана, Алма-Ата, Актобе, Актау, Караганда, Жезказган, Балхаш, Шу, Каратау, Тараз, Шымкент, Жанатас, Семей, Риддер, Усть-Каменогорск и поселок Глубокое.

 

Во всех этих городах жители задаются вопросом: когда выбросы прекратятся или хотя бы уменьшатся? В правительстве заявили, что к 2030 году Казахстан должен снизить выбросы оксидов серы и азота, твердых частиц до уровня европейских стран. Для этого нужна работа с возобновляемыми источниками энергии, а также производство электроэнергии за счет более экологически чистых источников, чем традиционный уголь. О строительстве АЭС в Казахстане подумывают далеко не первый год, но до предметных разговоров дело не доходит. Энергетики уверены: строительство даже одного энергоблока заметно снизит выбросы в атмосферу за счет снижения эксплуатации угольных электростанций.

 

Тем временем деньги на возобновляемые источники энергии продолжают выделяться. Если нет средств в бюджете, берут в кредит. По данным Министерства национальной экономики, правительство Казахстана возьмет у Европейского банка реконструкции и развития $250 млн. на проекты. Правда, какие именно это будут проекты, пока не уточняется. Еще $480 млн. дополнительно привлекут от других международных финансовых организаций.

 

На фоне экологических бедствий в Темиртау и Актобе несколько странно смотрится чрезвычайно амбициозный казахстанский проект последних лет – ЭКСПО-2017, на которой Астана продвигала главную идею - необходимость внедрять зеленую энергетику и альтернативные безвредные источники энергии. На подготовку и реализацию международной выставки ЭКСПО-2017 из республиканского бюджета за 5 лет выделили 565,1 миллиарда тенге, то есть около 2,1 миллиарда долларов. Вероятно, иностранцы, посетившие выставку, были впечатлены экологическими планами казахстанского руководства.

 

Таким образом, полтриллиона тенге налогоплательщиков были брошены на громкие заявления, а в это время в городах люди побаиваются выходить из дома, не зная, что увидят на этот раз — то ли очередной черный снег, то ли повисший над головой непроглядный смог.


ИА Фергана | ИА Фергана
  • Не нравится
  • +9
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO