Сегодня
435,1    493,27    68,63    5,69
   Нур-Султан C    Алматы C
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Бить ложь правдой... Исторические факты о советских военнопленных и создании туркестанского легиона (Часть III)

Диалог.кзДиалог.кз
29 июня 2015
Бить ложь правдой...  Исторические факты о советских военнопленных и создании туркестанского легиона (Часть III)Часть I

Часть II

Первыми формированиями тюркских боевых частей в составе в составе вермахта можно считать создание приказом генерал-квартирмейстера Генштаба сухопутных войск Е. Вагнера от 15ноября 41 г. при каждой немецкой дивизии группы армий «Юг» сотни из военнопленных туркестанцев и кавказцев при 444-й охранной дивизии в тылу этой группы, которые были сведены в полк (Turkestanisces Regiment). Полк состоял из 4 рот под командованием немецких офицеров и фельфебелей (командир обер-лейтенант фон Таубе) и первой зимой на восточном фронте нес службу по охране тыла на территории между устьем Днепра и Перекопом. Проходил по документам как 811-й пехотный батальон, и со временем планировалось создать еще несколько подобных батальонов при дивизии. Именно в полосе группы армий «Юг» было захвачено большое количество военнопленных из Ср. Азии и Кавказа. (как указывали немцы в донесениях, «пленных монгольских народностей»). Однако в дальнейшем из-за решения ОКХ централизовать и упорядочить создание восточных частей этот процесс был изъят из компетенции командования 444-й дивизии. В октябре 41 г. при поддержке лидеров ТНК Вали Каюм–хана и М. Шокая был создан 450-й батальон под командованием майора Майера Мадера, считавшегося специалистом по Востоку. Он включал 6 рот, каждая из 5 которых укомплектовалась солдатами одной национальности, 6-я рота являлась штабной и была смешанной. Командовали ротами немецкие офицеры и унтер-офицеры. С началом зимы батальон убыл на Украину и разместился в Сумской области близ г.г. Ямполь и Глухов для борьбы с партизанами. После перевода М. Мадера командование принял гауптман Копф. 30 октября ОКХ приступило к формированию нескольких восточных легионов на территории Польши, а позже и на Украине. Легионы должны были быть и центрами подготовки для боевых частей и одновременно запасными частями. В январе-феврале 42 г. в числе других легионов (Кавказско-магометанского, Грузинского и Армянского) приказом начальника вооружений сухопутных войск и главнокомандующего армией резерва от 13января 42 г. был сформирован «Туркестанский легион». Центром формирования являлась ж/д станция Легионово. Общее руководство формированием и обучением легионов осуществлял Штаб подготовки восточных легионов (Aufstellungsstab der Ostlegionen). Позже переименованный в Штаб командования восточными легионами (Kommando der Ostleegionen). Зимой он находился в Рембертове, а летом переведен в Радом.

Командующим восточными легионами в Польше был назначен полковник Р.фон Гейгендорф. С 43 г. он имел права дивизионного командира. Его перу принадлежит интересный документ «Памятка для немецкого персонала»: «…Тюркские легионеры очень восприимчивы к чужому влиянию. поэтому воспитание их - задача очень важная, и в случае успеха они будут с нами до конца. Важно не допустить влияние на легионеров извне - со стороны враждебно настроенного населения. со стороны вражеских агентов изнутри… следует забыть, что это бывшие военнопленные, нельзя видеть в них людей, которые по моральным, расовым, культурным качествам ниже немецкого солдата… Восточные добровольцы различны даже по своей географической принадлежности - частью это азиаты. Частью - примитивные горские народы Кавказа или Южного Туркестана. Частью - обитатели степей между Волгой и Уралом. Они преимущественно дети природы с простейшими потребностями - голод и любовь. Их привычки примитивнее, чем наши. Гигиена, чистота, порядок - о многих таких вещах они и не слышали. У них нет понятия бережливости, пунктуальности, живут они «от руки до рта», неторопливо, не зная даже порой деления времени. Так же и отличаются и их моральные качества. Долг, ответственность - это выглядит для них дико и примитивно. Они склонны к воровству, мести, разбою. Тяжело давит на них воспоминание о плене (воспоминания о голоде, о пережитом духовном унижении)… Немецкие солдаты должны быть образцом; никакого пьянства в присутствии легионеров, никакой непунктуальности, никакого обсуждения приказов вместе с легионерами, никаких унижений немецкого персонала перед легионерами». Очень красноречивый документ.

Гейгендорф на службе руководствовался Директивой для формирования восточных легионов, которую 24 апреля издал начальник общего управления командования армии резерва и будущий участник заговора против Гитлера генерал пехоты Ф. Ольбрихт. Отбором и сортировкой пленных для легионов занимался Организационный штаб «К» («Кавказ»), созданный весной 42 г. В его задачи входили вербовка, создание комиссий по «фильтрации лагерей военнопленных» и «отделение лиц кавказской и азиатской национальностей от русских для последующей вербовки». Прибывшие из лагеря попадали в подготовительные лагеря. Туркестанцы попадали в лагерь в м. Беньяминово, а командиров отделений и взводов и мл. офицеров готовили на 2-х недельных курсах в спецшколе на ст. Легионово. Личный состав 452-й батальона набирался из лагерей в Ченхстове. Едлине, Седлице и Демблине. После формирования из Легионово был переброшен в г. Едлин, где продолжил тактическую и строевую подготовку. На вооружении состояло 10 станковых пулеметов (пулеметная рота), 12 ротных минометов (минометный взвод), 4 противотанковых орудия и полевое орудие. Знамя батальона состояло из двух полотнищ (красного сверху и синего снизу). На красном – полумесяц, пронзенный стрелой. Батальоны состояли из 3 стрелковых, пулеметной и штабной роты по 130-200 чел в каждой. В стрелковой роте - 3 стрелковых и пулеметный взводы. В штабной – взводы противотанковый, минометный, саперный и связи. Всего 800-1000 солдат и офицеров, в том числе 60 немцев: 4 офицера, 1 военный чиновник, 32 унтер-офицера и 23 рядовых. У немецких командиров рот и батальона были дублеры–туркестанцы.

Осенью 42 г. 6 туркестанских батальонов (450-й, 452-й, 781-й, 782-й, 783-й, 784-й) были отправлены на Кавказ и Сталинград. По дороге из 781-го батальона дезертировали 43 человека. 450-й, 782-й, 811-й (бывший до октября 444-м туркестанским батальоном и входившим в состав 444-й нем. охранной дивизии) действовали на астраханском направлении и были приданы 16-й моторизованной дивизии и после падения Сталинграда с ней продвигались бы в Казахстан и Ср. Азию. Численность батальонов на тот момент составляла: 450-го майора Копфа: 934 туркестанца и 27 немцев; 782-го капитана Хейсе: 900 туркестанцев и 2 немцев; 811-го майора Курта: 820 туркестанцев и 30 немцев. Из 450-го в Калмыкии дезертировала и сдалась Красной Армии группа легионеров во главе с Гани Садыровым. Имеются упоминания в архивных документах МО России из донесений и «Боевых журналов» об этих событиях: «…Вместо немцев в Омн Керюльчи вошел 782-й туркестанский батальон – 2, 3, 4-я роты, а также пулеметная и штабная роты. Туркестанцы подновили окопы. Дзотов здесь оборудовано не было, боевое охранение выставлялось только в северо-восточном направлении, в 500 метрах от села (ЦАМО. Ф. 1980. Оп. 1. Д 1, л.д. 168). В Улан-Эрге находились 811-й туркестанский батальон, а также командный пункт 16-й м.д фон Шверина и, соответственно, немецкая охранная рота.»

«У Олинга гвардейцы вступили в бой с 782-м туркестанским батальоном. Три советских бойца было ранено. Туркестанцы потеряли четырех человек пленными и неизвестное количество убитыми и ранеными….Внимание Кричмана привлекли опорные пункты 16-й м.д севернее Чапчачей. В ходе произведенной разведки стало ясно, что здесь располагаются не только немцы, но и туркестанцы - в плен попал одетый в фельдграу казах из 782-го батальона. Во время разведки три бойца 6-й гвтбр получили ранения, но дело того стоило.(ЦАМО. Ф. 382. Оп. 8456. Д 14, часть1. л. д. 106). «Переночевав и позавтракав, рота развернулась на запад. В 6-7 км севернее Чилгира танкисты встретили обоз туркестанцев, который с лету уничтожили, после чего на полной скорости устремились к позициям противника. Достигнув Чилгира, они буквально разметали опорный пункт туркестанского батальона, причинявший столь большие неудобства. Танки прошлись гусеницами по батарее, раздавив четыре орудия и два миномета с прислугой. Было уничтожено или захвачено 19 автомашин, 17 повозок и 50 лошадей. Оборонявшие Чилгир туркестанцы вместе с немецкими офицерами разбежались по степи. В плен было взято восемь человек: шесть туркестанцев и два калмыка. Начщтаба армии Рогачевский оценил потери туркестанцев в 100 человек убитыми и ранеными». (ЦАМО. Ф. 382. Оп. 8456. Д. 4. л.д. 118).

«В результате налетов Кричмана и Губаревича у фон Шверина возникли проблемы с дисциплиной в туркестанских батальонах. 5 декабря сбежал один боец, 6 декабря - еще девять. 8 декабря – четверо. Помимо этого, в течение первых десяти дней декабря 16-я мд потеряла 3 танка, 6 орудий, 14 станковых пулеметов и 11 автомашин. В степях советские интенданты собрали 50 ручных пулеметов и 746 немецких винтовок.» (ЦАМО, Ф, 382. Оп. 8465. Д. 15 л.д . 46об). «На фронте 34-й гвсд было не до наступления В 10.00рота мотопехоты 60-го мп при поддержке 12-15 танков провела разведку боем позиций 34-й гвс….двое наших артиллеристов получили ранения…В расположении части показался очередной перебежчик из 450-го Туркестанского батальона» (ЦАМО, Ф, 382. Оп. 8465. Д. 5 л.д. 358) «..25декабря на Волге окончательно встал лед. что облегчило снабжение армии. В этот день разведгруппа 152-й осбр взяла в плен казаха из 450-го туркестанского батальона…» (ЦАМО. Ф. 1980. Оп. 1. Д. 9, л.д .20) «248-я сд, продвигаясь вдоль дороги, к 14.00 прорвала передовую линию обороны немцев и начала штурм высоты. 3.3. Появились первые пленные - три туркестанца и два немца». (ЦАМО. Ф. 1980. оп. 1. Д. 9. л.д.12) После контрнаступления Красной Армии 450-й туркестанский батальон перебросили в Донбасс, на охрану ж/д магистрали Сталино - Иловайск. Штаб батальона находился на ст. Харцызск (по некоторым данным, в сентябре 43 г. две неполные роты в количестве 130 чел. сдались Красной Армии в д. Макеевка). 452-й батальон прибыл на Кавказ в сентябре 42 г., заняв боевые позиции в р-не ст.Ширванская –Хадыженск и имея 938 туркестанцев и 12 немцев, действуя в составе 92-й егерской дивизии 44-го армейского корпуса 1-й танковой армии. По дороге имелись случаи дезертирства, и был раскрыт заговор с целью массового дезертирств. В батальоне произведены аресты. 781-й батальон под командой капитана К.Негеша в составе 902 туркестанцев и 28 немцев 20 октября 42 г. прибыл на ст.Куринскую и воевал на направлении Туапсе в составе 101-й егерской дивизии (е.д.) 44-го армейского корпуса (а.к.) 1-й танковой армии (т.а.) как и 452-й батальон. Почти все они воевали в качестве пехотных частей. 1/370-й туркестанский батальон в составе 928туркестанцев и 41 немца входил в состав 370-й пд, 52-й ак, 1-я та и занимал позиции в районе г. Нальчик и г. Моздок. Поскольку они воевали на тех направлениях, где шли ожесточенные бои, то и потери были огромными. Так на 961 чел. личного состава 450-й батальон потерял 188 чел. убитыми, ранеными и пропавшими без вести (т.е. 20%), 782-й - 12%, 811-й - 9%, 452-й -11%, 1/370-й -55%. По воззрениям военной науки того времени, 20% боевых потерь считались «сверхбольшими». Всего с сентября 42 г. по январь 43 г. в полосе групп армий А и Б было задействовано 25 восточных батальонов. Впрочем командование 16–й моторизованной дивизии Вермахта отметило сравнительно успешные действия 450-го, 782-го и 811-го батальонов, заслуживших право носить немецкую военную форму. В начале 43 г. на фронт ушли 5 туркестанских (с 785-го по 789-й), а во второй половине 43 г. еще три батальона туркестанцев (790, 791 и792-й). 13 сентября 1943 г. в р-не г. Обоянь (Россия) личный состав 781-го туркестанского батальона перебил немецких офицеров и в количестве трех рот с оружием перешел на сторону Красной Армии.

Всего до упразднения Штаба командования восточными легионами в Польше (октябрь 43 г.) было сформировано 53 полевых батальона (общей численностью 53 тыс. человек), из них 14 туркестанских. Кроме Польши, восточные батальоны формировались на Украине, там из состава группы армии «Центр» была выведена 162-я пехотная дивизия вермахта. Согласно приказу ОКВ, ее предстояло преобразовать в учебный центр по подготовке восточных войск как и в Польше со штабом в г. Миргород. Новые центры с учебными лагерями были развернуты на территории Полтавской области: из них Туркестанский в г. Ромны под командованием майора Эрбеля. Штаб формирования легионов в Миргороде на базе 162-й дивизии официально именовался Штаб подготовки и обучения иностранных добровольческих формирований из советских военнопленных (Aufstellungs-und Ausbildungsstab fur auslandische Freiwilligen- Verbande aus sowjetrussischen kriegsgefangenen), начальником штаба был полковник (с 6 сентября 42 г. - генерал-майор) О. Риттер фон Нидермайер, бывший военный атташе в Москве. Подготовительные лагеря находились в г.г. Лубны и Хорол. Отличие от «польских» батальонов заключалось лишь в количестве немецкого и национального состава, немцев было не более 37 человек: 4 офицера, 1 чиновник, 7 зондерфюреров, 15 унтер-офицеров, 10 солдат. Была и другая номенклатура, они имели двойную нумерацию. Первая цифра римская означала порядковый номер батальона, а арабская – номер дивизии, предоставившей кадровый состав. Всего до мая 43 г. на Украине сформировали 25 полевых батальонов и из них 12 туркестанских (1/29, 1/44, 1/76, 1/94, 1/100, 1/295, 1/297, 1/305, 1/370, 1/371, 1/384, 1/389). Кроме того, в стадии формирования находились 8 батальонов (из них - 4 туркестанских: 1/71, 1/79, 1/376, 1/113). 24апреля 43 г. командующий генерал-губернаторства (Польша) фон Гинант приказал выделить 500 тюркских легионеров для несения погранично-таможенной службы, из них - 300 на восточную границу и 200 человек - на границу Украины и Венгрии.

В мае 43 г. штаб командования восточными легионами на Украине был преобразован в экспериментальную 162-ю Тюркскую пехотную дивизию (Turcomann-Infanterie-Division №162). В нее влили батальоны, находившиеся на стадии формирования. Летом 43 г. дивизию перебросили на полигон Нойхаммер (Германия), где закончилось ее формирование. В нее вошли: штаб; 303 Туркестанский пехотный полк; (кадровый) батальон 162-й пехотной дивизии; 236 Туркестанский артиллерийский полк; 936 саперный батальон; кавалерийский эскадрон; части обеспечения и обслуживания. 50% состава дивизии были немцы. Командиром до мая 44 г. оставался фон Нидермайер, а затем - бывший командующий восточными легионами в Польше генерал-майор фон Гейгендорф. В сентябре 43 г. ее перевели в Словению (Югославия), где совместно с немцами и местными словенскими коллаборационистами вела бои в районе ж/д магистрали Любляна–Триест против Народной Освободительной Армии Югославии И.Б. Тито. В августе 44 г. переброшена в Италию для борьбы с партизанами в горах к северо-востоку от г. Ла-специя и долины Таво. Там генерал пехоты К. фон Типпельскирх отмечал, что прибывшая в Италию 162-я пехотная дивизия, «сформированная из советских военнопленных-тюрков… в боевых действиях себя не оправдала и могла быть использована лишь для борьбы с партизанами. Значительное число солдат из состава этой дивизии перебежало на сторону противника». В апреле 45 г. выведена в Австрию, где и капитулировала перед британцами (по другим данным, сложила оружие в сентябре 44 г. в Римини в Италии).

9 сентября 1943 г. Гитлер отдал распоряжение отправить все восточные части на запад в Западную Европу. После поражения под Сталинградом и на Курской дуге он уже не считал эти части «устойчивыми против Красной Армии». 2 октября приказом германского Генштаба за №10570/43, Командование восточными легионами из Польши переводилось во Францию, в распоряжение командующего группы армий «Запад». В ноябре 43 г. переброска была завершена: штаб командования, все 6 легионов, офицерская школа и школа переводчиков. Известно. что общая численность составила 10 тыс. 500 чел. Штаб находился в г. Нанси (Франция). 1 февраля во Франции прошла новая реорганизация восточных частей, все они стали запасными и переведены на юг Франции. Туркестанцы оказались в г.Кастр. Здесь их объединили вместе с русскими, украинскими и казачьими частями в Кадровую добровольческую дивизию (Freiwilligen-(ost)-stamm-Division) со штабом в г. Лион. Туркестанцы вместе с грузинами и северокавказцами составили 1-й Кадровый добровольческий восточный полк. Командиром дивизии назначили полковника Хольст. смененного в конце марта на генерал-майора Хеннинга. В конце июня 44 г. дивизию расформировали как не оправдавшую надежд немцев, а кадры раскидали на укомплектование других частей. 781-й и 787-й туркестанские батальоны, не вошедшие в кадровую дивизию, несли службу на по охране побережья Нидерландов («Атлантический вал») на случай попытки высадки союзников. Кроме того, на март 45 г. в состав вермахта входили 5 туркестанских строительных батальона (бригада Боллера ); 10хозяйственных и строительных батальонов смешанного национального состава; 202 саперные .ж/д и строительно-хозяйственные роты (из них - 111 туркестанских), всего общим числом 50 тыс.человек. Есть упоминание о боевом подразделении «Алаш», состоявшем из казахов под командой обер-лейтенанта Алихана Агаева. Первоначально состояло из 40 человек. Предполагалось позднее развернуть батальон. Отличительным знаком была нашивка с надписью «Алаш». Знамя «Алаша» представляло шелковое желтое полотно с вышитым в центре зелеными нитками ромбом, внутри которого изображались белые полумесяц и звезда, лук и стрела, а арабской вязью было написано слово «Алаш». Впоследствии батальон должен был составить основу национальной армии «нового» Казахстана. Часть находилась в оперативном подчинении «Цеппеллина» и не входила в «Туркестанский легион» Все это начинание находилось под контролем советской разведки через ее агента Алихана Агаева. В конце войны часть (80 чел.) дислоцировалась в Толмеццо (Северная Италия) и привлекалась для охраны объектов.

Особняком стоит Тюркская дивизия СС. Планы создания такой дивизии у немцев возникли еще в 1942 г., но отсутствовало нужное количество добровольцев. Лишь 15 октября 1943г. генерал СС Готтлоб Бергер подал рапорт на имя Г.Гиммлера с просьбой о формировании Туркестанского соединения СС из бывших граждан СССР. Глава СС просьбу удовлетворил. Тогда же в ноябре бывший командир 1-го (450-го) батальона Туркестанского легиона майор Майер Мадер уверил руководителя СС, что он сможет набрать полк в составе войск СС. В период с ноября 43 г. до февраля 44 г. прошел ряд встреч между М. Мадером, представителями Главного оперативного управления СС и некоторыми туркестанцами–офицерами. Решались основные проблемы, связанные с формированием и обучением будущего полка. На последней встрече 4 января 44 г. было окончательно решено формировать 1-й Восточно-мусульманский полк СС (Ostmuselmanische SS-Regiment №1). Впоследствии он должен был послужить основой дивизии «Новый Туркестан» (Neu-Turkistan»). Личный состав переводился из 782, 786, 790, 791-ых туркестанских, 818-го азербайджанского и 831-го волжско-татарского батальонов, которые подлежали расформированию в период с декабря 43 г. по март 44 г.. Кроме того, М. Мадер посетил несколько лагерей для военнопленных, где призывал военнопленных вступать в полк. Местом формирования выбрали г. Понятова (Польша). К концу января удалось собрать 3 тыс. человек. На усиление полка переводилось несколько десятков немецких офицеров и унтер–офицеров, но формирование шло медленно из-за отсутствия необходимого количества снаряжения и обмундирования. Командиром полка назначили М. Мадера, 1 января переведя его из вермахта в СС и присвоив чин СС-оберштурбанфюрера. После его гибели в бою с партизанами в марте 44-го, полк возглавил СС-гауптштурмфюрер С. Биллиг. В это время в полку наблюдается упадок дисциплины, начало процветать пьянство. Советская агентура раздувала недовольство среди солдат и подбивала их к дезертирству. Кроме того, на горизонте замаячило поражение Германии в войне. С его прибытием в полку начались репрессии, и по подозрению в подготовке мятежа он приказал расстрелять 75 человек. Но затем, во избежание бунта и как не справившегося со своими обязанностями, 27апреля его сменил СС- гауптштурмфюрер Хертманн. Его усилиями полк был «очищен от ненадежного элемента». В марте 44-го 1-й восточно-мусульманский полк СС из Польши перебросили в Западную Белоруссию в р-н города и вблизи одноименной ж/д ст. Юратишки для борьбы с партизанами. 2 мая Херманна перевели на штабную работу, и полк до октября фактически оставался без командира. Там из полка дезертировала часть солдат казахской национальности во главе с ваффен-оберштурмфюрером Асанкуловым (начальник отдела пропаганды и глава службы безопасности полка) к партизанам.

Полк перевели в Минск, а затем - в г. Узду и после наступления Красной Армии отправили под г. Гродно. В августе полк обратно перевели в Польшу, где два его батальона участвовали в подавлении Варшавского восстания, находясь в составе специального сводного полка СС под командованием СС-штандартенфюрера О.Дирлевангера, знаменитого в СС тем, что, будучи командиром 36-й бригады СС, набирал в нее уголовников – немцев, австрийцев, словаков и латышей) из заключенных концлагерей. Своего рода «визитная карточка» 36-й бригады СС. Это являлось для них актом амнистии и возможностью реабилитации. 36-я бригада СС специализировалась на карательных акциях при проведении противопартизанских операций на территории СССР, где они уничтожили приблизительно около 200 сельских населенных пунктов. В Варшаве под общим командованием СС-обергруппенфюрера и генерала полиции Э.фон дем Бах-Зелевски собрали несколько восточных частей СС. Ранее немцы старались не допускать концентрации стольких восточных формирований вместе: 1-й и 2-й батальоны 1-го Восточно-мусульманского полка СС (800 офицеров, унтер-офицеров и рядовых); - 1-й полк «Бригады Каминского» (1700 человек); - 3-й казачий кавалерийский батальон 57-го охранного полка; - 69 казачий батальон 3-й кавалерийской бригады; - 2-й (азербайджанский) батальон соединения особого назначения «Горец» (5 офицеров, 677 унтер-офицеров и рядовых);- три украинские роты в составе частей СД. Общая численность – 5 тыс. человек. Действия 1- го Восточно-мусульманского полка СС в Варшаве немцы в целом отметили высоко, отметив его солдат и офицеров наградами, включая Железные Кресты. Возглавлял полк в Варшаве - ваффен- оберштурмбанфюрер Султан-Алим (Гулам Алимов - бывший старшина Красной Армии), его куратором был СС–унтерштурмфюрер Брюкнер. Потери составили 49 человек. Военнослужащих-узбеков курировал ваффен-унтерштурмфюрер Турсунов, татар - ваффен-унтерштурмфюрер Даирский. Азербайджанским контингентом командовал ваффен–оберштурмфюрер Алекберли. В конце 44-го было решено полк преобразовать в часть бригадного типа, и 20 октября 44 г., Гиммлер отдал приказ о переформировании полка в Восточно-тюркское соединение (Ostturkischene Waffen-Verbande der SS) промежуточного типа с перспективой превращения в дивизию. Полк в момент переформирования находился в Словакии. После подавления восстания в Варшаве, он в боевых действиях не участвовал и постоянно переформировывался. Заново создавались туркестанский, азербайджанский и волжско-татарский батальоны (по 6 рот в каждом). После этой реорганизации и прибытия в декабре нового пополнения, штат соединения насчитывал 5 тыс. человек. Добровольцев добирали в лагерях пленных в Германии, Австрии, Польше и Норвегии. Командиром назначен ваффен-штандартенфюрер В. Хинтерзац. В ночь с 24-го на 25 декабря вспыхнул мятеж, и 458 человек во главе с ваффен-оберштурмфюрером СС Г. Алимовым бежала к партизанам (по некоторым данным партизаны, расстреляли его, и 300 чел. вернулось обратно).

30 декабря 44 г. последовал новый приказ Гиммлера об очередной реорганизации. Решено было развернуть Восточно-_тюркское соединение в часть дивизионного типа. Реорганизация происходила в январе-марте 45г. в Словакии. В результате в марте 45 г. соединение состояло из штаба и боевых групп: «Туркестан», «Идель-Урал» и «Крым». Каждая часть соединения - боевая группа (Waffen-gruppe) -создавалась по национальному признаку и по штату должна была равняться бригаде. На деле достигало только полка. В первую боевую группу - «Туркестан» -вошли 1-й и 2-й батальоны прежнего соединения, укомплектованные добровольцами из Средней Азии и Казахстана. Вторая боевая группа –«Идель-Урал»-включала 3-й батальон из добровольцев народов Поволжья. Личный состав боевой группы «Крым» был переведен из Татарской горно-егерской бригады СС№1, расформированной 31 декабря 1944 г.. 2 февраля 45 г. оберштурмбанфюрер СС А.Циглер сообщил Р.Ольшца о том, что в составе части числятся 2227 человек. Далее упоминается об участии некоторых подразделений в борьбе с партизанами в Словакии и Северной Италии. Главным печатным органом была газета «Тюрк Бирличи» («Turk Birligi»). В Войсках СС важное значение имела расовая чистота. Наивысший статус имели части из граждан Германии («рейхсдойче»). Из иностранных добровольческих частей СС высший статус имели подразделения, укомплектованные этническими немцами, на 1 сентября 39 г. проживавшими за пределами Рейха. Например, 7-я добровольческая горно-егерская дивизия СС «принц Евгений» («фольксдойче» Балканских стран). Затем шли части, укомплектованные представителями германских народов (скандинавы, голландцы, бельгийцы, датчане и т.д.), например, 5-я танковая дивизия СС»Викинг». Далее - части войск СС из негерманских народов. В последней категории считалось, что они находятся на службе у СС, а не в самих СС. Они приданы им и не являются их составной частью. Им запрещалось ношение на воротнике петлиц с эсесовскими руническими знаками (2 молнии). Для них вводились петлицы со специальными эмблемами. На правой петлице личного состава Восточно-тюркского соединения была изображена белая голова оскаленного волка на черном фоне. Такой вот своеобразный расизм.

Создавая добровольческие соединения, немцы старались решить две основные задачи. Одна - это показать всему миру, что немцы не одиноки в борьбе с большевизмом и за ними идут народы, от которого они их освобождают. К тому же в случае успеха, они бы имели марионеточные «народно-освободительные» армии. Проблема больше имела пропагандистский характер. Ну а другая носит практический характер. В Германии «под ружье» было призвано в ВС и прошло через них около 20 млн. человек, и требовались постоянно людские ресурсы. По данным некоторых историков, около примерно 2 млн. человек иностранцев (из них примерно граждан СССР около 1.4 млн. человек) принимало участие в войне в составе германских вооруженных сил. Это и «хиви» - примерно 750 тыс. человек (граждан СССР - около 670 тыс.чел.). Вспомогательная полиция правопорядка - около 560-580 тыс. человек (граждан СССР – 400 тыс. чел) и боевые части: вермахт -450 тыс. человек (граждан СССР - 390тыс.чел) и войска СС – 270 тыс.чел. (граждан СССР - 85тыс. человек). Другие историки считают эти цифры завышенными более, чем в 2 раза. На службе у немцев состояло и огромное количество белоэмигрантов и их детей из всех стран Европы. Так в Русском корпусе генерал-лейтенанта Б.А. Штейфона (бывший генерал царской армии) служило 11 197 чел., а прошло через него 17 тыс. чел., их которых все были эмигрантами. У статистиков они проходят как военнопленные русской национальности и позднее как репрессированные. Кроме этого, была и ротация. Добровольцы переводились из одного подразделения в другое, иногда - целыми подразделениями, но засчитывались они дважды и более. Поэтому Комиссия по реабилитации жертв политических репрессий при Президенте России насчитала за годы войны в составе строевых и нестроевых формирований германской армии и полиции около 250-300тысяч человек (т.е. в 3 раза меньше). Для СССР же это оказалось еще и проблемой морально-нравственного характера. Военнопленные прошли через ад лагерей: нарушения психики, смерть, подвиги и предательство. Как осуждать тех, кто нарушил присягу и, спасая свою жизнь, пошел на сотрудничество? Ведь большинство из них шли, чтобы выжить и по возможности бежать, чтобы потом снова сражаться. Но получалось не у всех, и потом приходилось служить немцам и стрелять по своим. А это уже братоубийство.

Где та тонкая грань, которая отделяет здравый смысл (мысль выжить сейчас, чтобы потом сражаться) от предательства? Ведь были и те, кто предпочел встать перед расстрельной командой и вошел в число 3.3 млн. солдат, оставшихся верными присяге. Трагедия плена видимо в том и состоит, что эта грань размыта. М. Шокаю ставят в заслугу то, что он спасал от смерти туркестанцев и давал шанс на жизнь. А как присяга? Кто-то из них ведь на Кавказе и в астраханских степях стрелял в своих братьев-казахов.

Из докладной, поступившей из Берлина 14сентября 1946г. на имя министра внутренних дел СССР генерал-полковника Круглова С.Н. и доложенной Сталину: «...В связи с такими показаниями, нами был допрошен комендант концлагеря Заксенхаузен_Кайндль, полковник СС, член фашистской партии с 1937 г., который подтвердил, что действительно старший лейтенант Джугашвили в течение трех недель содержался в лагерной тюрьме, а затем по указанию Гиммлера переведен в особый лагерь «А». Относительно убийства Джугашвили Кайндль показал, что в конце 1943 года старший лейтенант Джугашвили был убит часовым при следующих обстоятельствах: «Арестованные барака №2 были на прогулке около барака. В 7 ч. вечера СС-вец Юнлинг, наблюдавший за ними, приказал зайти в барак, и все пошли. Джугашвили не пошел и потребовал коменданта лагеря. СС-вец Юнлинг повторил свое приказание, но Джугашвили отказался его выполнять… Джугашвили, идя в раздумье, перешел через нейтральную тропу к проволоке. Часовой взял винтовку наизготовку и крикнул «стой». Джугашвили продолжал идти. Часовой крикнул «стрелять буду». После этого крика Джугашвили начал ругаться, схватился руками за гимнастерку, разорвал ворот, обнажил грудь и закричал часовому «стреляй». Часовой выстрелил в голову и убил Джугашвили. Джугашвили одновременно с выстрелом часового схватился за проволоку высокого напряжения и сразу же упал на первые два ряда колючей проволоки. В таком положении убитый Джугашвили по указанию Кайндля лежал 24 часа, пока не поступило указание Гиммлера – снять труп и отвезти на исследование в лагерный крематорий».

К 1 марта 1946 г. вышли официальные документы по результатам проверки советских граждан и военнопленных. К этому сроку было репатриировано 4 млн. 199 тыс. 488 советских граждан. Военнопленных из них – 1 846 802 чел. поступило из зон действия советских войск за границей и 2 352 686 принято от англичан и американцев и прибыло из других стран. Из них в распоряжение НКВД передано 226 127 (14%) военнопленных или каждый тринадцатый. Согласно инструкциям (Совместная Директива НКВД и НКГБ СССР №494/94 от 11 сентября 1943 г.), аресту и суду подлежали: 1. Руководящий и командный состав органов полиции, народной стражи, народной милиции, РОА и национальных легионов; 2. Рядовые полицаи и рядовые члены вышеперечисленных организаций, принимавшие участие в карательных экспедициях или проявлявшие активность при исполнении обязанностей; 3. Бывшие военнослужащие Красной армии. добровольно перешедшие на сторону противника, и т.д. Какова судьба всех этих почти 227 тыс. «борцов за свободу, попавших в лапы НКВД», по мнению либералов и нацпатриотов? Большинству из них было объявлено. что согласно ст.193 кодекса РСФСР за переход на сторону противника они заслуживают смертной казни с конфискацией имущества. Но советское правительство в связи с Победой СССР над Германией проявило к ним снисхождение, освободило от уголовной ответственности и ограничилось их отправкой на спецпоселение сроком на 6 лет. Всего в 46-47 г.г. на спецпоселение поступило 148 079 власовцев, легионеров,. полицаев и других. В 51-52 г.г. из спецпоселений на свободу вышли 93 446 чел. К 1 января 1953 год на спецпоселениях оставались 56 746 человек. И после хрущевской амнистии через два года они вернулись домой. Время работы на спецпоселениях засчитывалось в трудовой стаж и в анкетах не значилось как судимость. Выходит, не было «десятков миллионов безвинных, заблудших ягнят» и прошедших «сталинское судилище за телегу сена, доставленную немцам» как стали представлять власовцев с подачи Солженицына, а позже - идеолога Яковлева и историка Б. Соколова. Под расстрел и в лагеря Гулага отправили тех военнопленных, на чьих руках была доказанная кровь, и офицеров Красной Армии, пошедших на сотрудничество с немцами (с офицеров спрос был строже). Советское руководство сознавало вынужденность сотрудничества с оккупантами коллаборационистов и проводило по отношению к ним умеренную репрессивную политику.

Критиканам сталинизма нужно ознакомиться с работами историков М.И. Семиряги и историка французского сопротивления Р. Арона. «Установить общее количество репрессированных коллаборационистов не представляется возможным. С годами оно часто меняется в сторону увеличения и уточнения. По донесениям отдельных префектов, в 1948 г. в их префектурах было казнено около 10 тыс. коллаборационистов». Р. Арон приводит цифру в 30-40 тыс. человек, стихийно казненных. Министр иностранных дел нового правительства Франции в 1944 г. сообщил о 105 тыс. стихийно казненных, не считая случаев казни во французских колониях. И это в стране, где в сопротивлении воевало меньше людей, чем воевало на стороне Германии в качестве добровольцев! Оккупационный режим во Франции был мягче, чем в СССР. Французы в большинстве своем считали, что лучше спокойно работать на немцев и пить кофе на летних площадках, чем воевать с ними. Они ведь соседи, культурные европейцы. Казахов из плена вернулось 23 тыс. 143 чел.. Цифр по возвращенным легионерам- туркестанцам, к сожалению, не нашел. В середине 90-х по республиканскому ТВ был показан документальный фильм. Дочка легионера (наполовину француженка) приехала на родину отца в Казахстан. Кроме него в фильме упоминались еще несколько наших земляков. Голос за кадром трагическим тоном сообщил, что они бывшие солдаты Красной Армии, бежавшие из плена примкнули к партизанам во Франции. Но после победы сталинский режим отправил их в лагеря. Мягко говоря, авторы фильма ввели зрителей в заблуждение. Лагерей военнопленных на территории Франции, Италии и других стран Западной Европы не было. Почти все лагеря военнопленных (дулаги, шталаги, офлаги, штрафные и рабочие) находились в Германии, Польше и на оккупированной территории СССР. Следовательно почти все наши земляки, оказавшиеся в отрядах сопротивления Западной Европы, попали в них, дезертировав из добровольческих батальонов. Поэтому, вернувшись домой, часть из них получила 6 лет спецпоселений, а некоторые - и большие срока в Гулаге. Но рядовые участники РОА и национальных легионов, о которых отсутствуют данные об их изменнической и предательской работе, направлялись на проверку в спец.лагеря НКВД на общих основаниях в порядке, установленном для лиц, вышедших из окружения и находившихся в плену у немцев. Впоследствии большинство были направлены в армию или на работу в промышленность. (Директива НКВД и НКГБ СССР №494/94 то 11 сентября 1943 г.). Около 180 тыс. военнопленных эмигрировало, и в СССР соответственно вообще не вернулись.

Легионеры - это несчастные, морально сломленные люди с искалеченной судьбой. Сегодня кое-кто у нас их представляет как образец подражания для молодежи. При Н.С. Хрущеве 17 сентября 1955 г. вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период Великой отечественной войны 1941-1945 г.г.». Власовцев и полицейских карателей амнистировали и выпустили из лагерей. Через год - 25 июня 1956г. вышло секретное постановление ЦК КПСС и СМ СССР№898-490 «Об устранении грубых нарушений законности в отношении бывших военнопленных и членов их семей». Этот секретный указ касался военнопленных, отказавшихся сотрудничать с немцами и проведших в концлагерях от «звонка до звонка». После плена проходивших проверки в проверочно-фильтрационных и сборно-пересыльных лагерях органами контрразведки «Смерш». Они тоже объявлялись амнистированными. Власовцам, полицаям и прочим коллаборационистам Хрущев «отпустил грехи» и уравнял их с теми, кто не сдался в плен добровольно и вел себя там мужественно. Правосудие, однако. При М. Горбачеве эти две категории открыто объявили «жертвами политических репрессий» и «жертвами сталинского произвола».

Выше были приведены цитаты из немецких документов с упоминанием наших братьев–казахов: «ярко выраженные монгольские типы», «азиаты - примитивные народы Южного Туркестана», «неполноценные азиаты», «туземцы». Так описывали обычно европейские путешественники в 17-18 -19 веках население будущих своих колоний: чернокожее население Африки, папуасов Австралии и Океании, индейцев обеих Америк. Прошло–то всего после войны 70 лет. Закрадывается крамольная мысль - а может множество представителей цивилизованной Европы к нам так и сейчас относятся? Ведь приезжают к нам сюда потомки тех, кто огнем и мечом завоевывал себе «жизненное пространство». Высокомерно поучают нас постоянно азам демократии, а то и попрекают ее отсутствием. Но наша совесть чиста. Свой вклад в развитие демократии наши народы внесли в виде 27 млн. жизней. Не велика ли цена? Ответим словами диссидента и антисталиниста Р. Медведева «Советский народ заплатил ту цену, которую готов был заплатить» . В 1945 году в Потсдаме Сталину предложили поехать в Заксенхаузен на место гибели сына. «Я приехал не по личным делам». - ответил генералиссимус.
0
    382