Сегодня

473,54    496,13    67,84    7,53
Соотечественник
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Этнические анклавы в России становятся реальностью

Екатерина ТрифоноваНезависимая газета
22 июля 2022

На долю приезжих приходится всего 4% преступлений, но это данные в целом по стране


По статистике МВД, в первой половине 2022 года наблюдался рост преступности среди иностранцев, находящихся в РФ. Подавляющая доля – это выходцы из стран СНГ. Но в целом мигранты ответственны не более чем за 4% преступлений, успокаивает ряд экспертов. Другие с таким оптимизмом не согласны, указывая, что это не более чем «средняя температура по больнице». Следовало бы посмотреть на ситуацию в самых привлекательных для приезжих регионах. А еще властям надо бы заняться проблемой все большего количества этнических анклавов, которые становятся рассадниками противоправного поведения. Как выяснила «НГ», конкретных мер против них пока не выработано, все действия, наоборот, исходят из того, что эти анклавы стали реальностью.
    
МВД продолжает фиксировать рост числа совершаемых приезжими преступлений. Как отмечают в ведомстве, за первое полугодие 2022 года «иностранными гражданами и лицами без гражданства на территории РФ совершено 21 тыс. преступлений, что на 11,7% больше, чем за январь–июнь 2021-го, в том числе гражданами государств – участников СНГ – 17,2 тыс. преступлений (+17,6%), их удельный вес составил 81,9%».
    
Разумеется, сам факт наличия такого вида преступности отрицать невозможно, указывает, например, президент Федерации мигрантов Вадим Коженов. С ним в разговоре с «НГ» согласился и член общественного совета при МВД, профессор Госуниверситета управления Владимир Волох. Но они все же призывают не характеризовать мигрантов в целом как людей, склонных к криминалу. Новостные сводки о правонарушениях с участием гастарбайтеров они объясняют так: чем сложнее жизнь в обществе, тем больше внешние «враги» становятся значимыми. «К сожалению, есть такая тенденция – ругать мигрантов», – утверждает Коженов. Хотя, скажем, к штрафам иностранцы относятся с большим трепетом, чем россияне, и «сразу бегут их оплачивать». Однако это вполне понятно, ведь после второго штрафа и неуплаты первого человека ждет выдворение из РФ.
    
Оба эксперта настаивают, что ситуацию не стоит драматизировать, надо смотреть на реальные цифры. Если в России находится около 8–9 млн мигрантов, а при этом в тюрьме их едва 4,8%, пояснил тот же Коженов, то это значит, что вместе с одним мигрантом сидят 19 местных жителей. Как подсчитал, в свою очередь, Волох, с начала года зафиксировано чуть более 2 млн преступлений, раскрывается из них 60%, так что получается, что «мигранты совершают максимум 3,7% преступлений – это если учитывать раскрываемость, и 2% – от общего числа». При этом в большинстве случаев речь идет о классической «бытовухе»: хулиганство, драки, кражи, разбои, то есть деяния, «не требующие особого интеллекта». Волох также обратил внимание, что это преступления, основанные на «внезапно возникшем умысле», то есть гастарбайтеры заранее и не планируют совершать что-либо незаконное.
    
Однако он подтвердил «НГ», что все-таки чаще стали возникать ситуации с хулиганством и массовыми драками, в которых участвуют приезжие. Это в том числе значит, что правоохранителям следует переносить акцент с раскрытия совершаемых преступлений на их предупреждение, то есть нужна профилактическая работа. А еще и совершенствование законодательства, но не с позиции ужесточения, а в плане неотвратимости ответственности за противоправное деяние.
    
При этом исследователи миграционных потоков утверждают, что в стране растет число мигрантских общин, замыкающихся в себе, в том числе в территориальных анклавах или фактических гетто, а также отчетливо противопоставляющих свои ценности ценностям общенациональным. Нельзя допускать изоляции мигрантов и их маргинализации, не должно быть возникновения на территории нашей страны этнических анклавов, должна выдерживаться определенная пропорция присутствия, например, в школах, пояснил Волох: «В основе лежит наша культура, и те, кто приезжает в РФ, должны считаться с ней. Мы не хотим угнетать приезжих, они вправе придерживаться своих обычаев, но это никоим образом не должно мешать коренному населению и той жизни, к которой мы все привыкли».
    
Однако, заметил миграционный эксперт, доцент РАНХиГС, директор АНО «Академический Альянс» Михаил Бурда, «можно наблюдать совершенно разные подходы к этой проблеме».
    
Например, по его словам, вовсе не секрет, что в России существуют общественные организации, лоббирующие максимальный завоз мигрантов. И их эмиссары на различных площадках продолжают монотонно читать мантру о том, что «без мигрантов нам не обойтись», «по статистике, мигранты совершают только 4% от общего числа преступлений» и пр. «В связи с этим хочется обратить внимание на три момента, о которых адепты бесконтрольной внешней миграции любят умалчивать. Во-первых, эти пресловутые 4% есть «средняя температура по больнице», в РФ мигранты крайне неравномерно распределены», – пояснил эксперт. Есть пять-семь регионов, куда они и едут, а есть регионы, где их практически нет. Понятно, что в регионах, где мигрантов нет или незначительное число, показатели этнической преступности будут стремиться к нулю. При этом, скажем, в Москве, Московской области, Петербурге, Ленинградской области и других ситуация будет абсолютно противоположной. Бурда подчеркнул, что почти все резонансные случаи мигрантских преступлений, попавшие в СМИ, произошли именно в тех регионах, где приезжих действительно очень много. Во-вторых, заметил он, 4% – это количество от общего числа преступлений. А если посмотреть показатели по кражам, грабежам, разбоям, изнасилованиям, незаконному обороту наркотиков и т.п., то там будет принципиально иные показатели, мягко говоря, более удручающие. «И, в-третьих, когда мы слышим о 4%, надо понимать, что речь идет не о зарегистрированных, а о расследованных преступлениях, где установлено виновное лицо, в данном случае иностранный гражданин. Поэтому показатели совсем не такие радужные, как нам пытаются преподнести миграционные лоббисты», – подытожил Бурда.
    
Все это, по его мнению, происходит из-за отсутствия механизмов контроля за тем, кто к нам едет и с какими целями, системы доиммиграционой подготовки, реальных и эффективных инструментов интеграции востребованных мигрантов в российское общество. Между тем рост преступности среди мигрантов приводит к усилению конфликтности в нашем обществе, а значит, и к более негативному восприятию россиянами приезжих, что в определенной мере дестабилизирует политическую систему и о чем уже свидетельствуют социологические опросы. «Миграционное законодательство РФ давно требует дифференцированного подхода к потоку внешней рабочей силы. Давайте привлекать законопослушных и востребованных здесь иностранцев, а не поощрять хотелки миграционных лоббистов», – заявил «НГ» Бурда.
    
Как считает президент Центра социальных и политических исследований «Аспект» Георгий Федоров, преступность в среде мигрантов обусловлена двумя основными факторами. Первое – это нелегальный статус подавляющего большинства трудовых мигрантов, находящихся в стране. «Попадая на территорию России, они оказываются фактически вне правого поля, не знают русского языка и российских законов, оказываются в чуждой им социальной и культурной среде. Из этого вытекает и вторая проблема – этнические анклавы, которые устанавливают внутри себя свои правила и законы», – сказал он «НГ». Причем многие из таких сообществ мало чем отличаются от организованной преступности, так как туда попадают не только обманутые работодателями трудяги, но и лица, прошедшие через тюрьмы: «Действующие нормы миграционного контроля фактически не ограничивают привлечение в страну дешевого трудового ресурса из-за рубежа. А местным работодателям, особенно в сфере строительства и ЖКХ, только это и нужно – недорогая и бесправная рабочая сила. Сколько такой человек продержится в рамках закона, вопрос риторический». Федоров уверен: нужна кардинально иная миграционная политика, направленная прежде всего на качественный отбор рабочих рук. 
    
Рост преступлений, совершаемых мигрантами, вполне закономерен и был предсказан задолго до этого самого роста, заметил гражданский активист Алексей Егоркин: «Занимая все больше жизненного и социального пространства, но не получая при этом законных прав, мигранты понимают всю несправедливость ситуации и начинают на нее реагировать». Обычно это происходит внутри их этнических групп, но теперь агрессия идет и в адрес коренных россиян. По мнению Егоркина, очевидно, что массовые драки, о которых сообщается весьма часто, имеют отношение к разделу сфер влияния и территории, то есть «анклавы и ОПГ внутри них уже сформированы». Его прогноз такой: с бытовыми правонарушениями со стороны мигрантов жители страны встречаются уже ежедневно, но «сложная экономическая ситуация, когда за рабочие места на фоне снизившихся доходов приходится бороться, выльется в выход сформированных национальных ОПГ на «большую дорогу». Решением проблем – и этой, и многих прочих, могла бы стать внятная миграционная политика. Ее элементами должны быть: и подготовка претендентов на работу в России на месте их проживания еще до приезда, и аттестация, и контракт, по завершении которого мигрант должен покинуть страну. Необходима и ответственность приглашающей стороны, которая еще должна доказать, что среди местных граждан нет специалистов, готовых выполнить предлагаемую работу, а потом – обеспечить все права мигранта. Не менее важно, по словам Егоркина, чтобы была «обоюдная ответственность в случае совершения гастарбайтером преступления».

И, конечно, нужны меры по принудительной ассимиляции отдельных категорий мигрантов. Но в первую очередь надо следить за тем, чтобы те не сбивались в места компактного проживания, не создавали всякие «союзы» по национальному признаку. И следует пресекать любого вида попытки «порешать» проблемы провинившихся перед законом РФ вне правового поля, чем часто грешат диаспоры. Не лишней, заявил «НГ» Егоркин, была бы работа властей с населением на предмет отстаивания привычного уклада жизни: «Сделать замечание сотрудникам магазина, разговаривающих между собой не по-русски, или тем уважаемым гостям, которые справляют религиозную нужду на детских площадках. Защита своей культуры и своих порядков должно стать нормой». Здесь и миграционные службы, и подразделения внутренних дел, и системы соцобеспечения и образования, а также общественные организации должны действовать сообща. Потому что «соблюдать права мигрантов, как и прочих людей, безусловно надо, но также надо приучать их к ответственности, самосовершенствованию и конкуренции». А конкуренция возникнет только в том случае, если приоритет в получении работы будет у местных жителей.
+1
    19 980