Сегодня

455,65    489,96    67,18    6,36
Соотечественник
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Чиновники относятся терпимо к сжатию русскоязычного пространства вокруг России

Екатерина ТрифоноваНезависимая газета
29 ноября 2022

Адаптацию мигрантов проводят для галочки


В регионах для адаптации гастарбайтеров продолжают печатать буклеты и настольные игры, то есть действуют для галочки. Между тем, напомнили эксперты, на постсоветском пространстве идет быстрое сворачивание использования русского языка. Это значит, что новые поколения мигрантов уже не будут им владеть. И поскольку не похоже, что власти РФ откажутся от политики массового ввоза трудовых ресурсов, было бы логично объявить знание госязыка России обязательным условием для въезда и работы. Или хотя бы влиять на лояльность приезжих через стоимость их патентов.
    
По данным Главного управления по вопросам миграции (ГУВМ) МВД РФ, в России находится около 6 млн иностранных граждан (ИГ), половина из них – это трудовые мигранты. Среди приезжих выявлено большое количество нарушений закона.
    
Например, с начала года правоохранители установили факт 660 тыс. фиктивных регистраций и 220 фиктивных браков с гражданами РФ. Между тем, согласно информации пресс-службы Минтруда, со следующего года действующий список профессий, по которым мигрантов будут принимать в России без квот, увеличится со 149 на 12 позиций. Добавляются не только машинисты автогрейдера, трактористы, крановщики, сверловщики, но и администраторы вычислительной сети, операторы беспилотных летательных аппаратов и редакторы СМИ. Как подчеркнул доцент РАНХиГС, директор АНО «Академический альянс» Михаил Бурда, когда речь идет о квоте в какой-то конкретной сфере деятельности, имеются в виду приезжие-патентники. Он пояснил при этом, что приказ Минтруда касается небольшой в количественном отношении категории ИГ, которые обладают особенно востребованными профессиями и являются квалифицированными специалистами. Но их доля ничтожно мала: «Патентов выдано около 1,5 млн за девять месяцев, а квалифицированных мигрантов всего 5 тыс.».
    
Отсюда вытекают и проблемы с адаптацией приезжих в российское общество, чего большинство явно не хотят. На днях в Екатеринбурге прошел круглый стол, собранный местной Общественной палатой (ОП). Там сообщили о просветительских семинарах для работодателей, вовлечении в процедуры интеграции тех мигрантов, кто уже давно находится в России. К примеру, изданы специальные буклеты «Мигранты – мигрантам» и «Мигрантки – мигранткам». Также выпущены такие настольные игры, как «Будем знакомы?» – по истории России, Таджикистана и Узбекистана или «Россия – страна возможностей», которая информирует россиян об основных заботах приезжих.
    
Как сказал «НГ» Бурда, все нынешние мероприятия по адаптации ИГ берут основу в методических рекомендациях Федерального агентства по делам национальностей (ФАДН). Какие-то регионы подходят к ним более ответственно, другие же – небрежно и беспорядочно. «Дело в том, что у ФАДН есть давнее, но так и не реализованное поручение – четко определить, что является социокультурной адаптацией и интеграцией приезжих», – напомнил эксперт, отметив, что для этого планировалось создать особый федеральный закон. Однако «проект разрабатывается агентством фактически с момента его основания», а не принят, по одной из версий – из-за непреодолимых разногласий с МВД. А раз закона нет, то органы исполнительной власти субъектов РФ и исполняют рекомендации по мере возможности или же докладывают наверх, что возможностей у них нет.
    
В целом же, настаивает Бурда, властями упущен один крайне важный момент: в России нет механизмов, которые побуждали бы непосредственно самих мигрантов к адаптации и интеграции. По его словам, у гастарбайтеров просто нет времени на обучение и просвещение, они приезжают сюда работать. Так что те же настольные игры, по мнению эксперта, есть не что иное, как «осваивание бюджета и президентских грантов»: «Я видел, как иностранцы играют в нарды, но не в настольные игры, которые среди них распространяют». Главная ошибка в том, что мигрантов почему-то уговаривают адаптироваться, вместо того чтобы доводить до них и руководства их стран: либо те принимают условия и правила, которые заведены в России, и люди едут сюда уже подготовленными, либо они направляются на заработки куда-нибудь еще. Бурда уверен, что поздно вести адаптационную работу с гастарбайтерами, когда они уже в России, заниматься этим нужно еще в стране исхода. «Человек должен понимать, с чем столкнется, быть к этому подготовленным, заранее выучить язык, узнать какие-то нормы, традиции: что тут допустимо, а что – нет», – пояснил эксперт. Но тут же уточнил, что, конечно, трудовому мигранту вовсе не обязательно знать, кто был первым российским космонавтом, но коверкать русские слова точно нельзя. Вместе с тем, подчеркнул он, на сегодняшний день на просторах СНГ видно обратное: языковые патрули в Казахстане и Киргизии, отказ от обучения русскому языку в местных школах. В Таджикистане и Узбекистане отдельные чиновники называют его языком колонизаторов и даже призывают с ним бороться. «Разумеется, если не будет возможности изучать русский в государствах исхода, то мигранты его вообще знать не будут, приезжая в Россию», – сказал Бурда.
    
Это значит, что необходимо активизировать работу Россотрудничества, хотя есть и другой, более жесткий для мигрантов вариант: можно ввести критерий знания русского языка в механизм определения стоимости месячного патента. Отличникам делать скидки, а двоечники должны платить полную цену. «Это будет хорошим стимулом к изучению языка, но сперва, правда, надо будет избавиться от коррупционной составляющей, когда сертификат о прохождении экзамена получают чуть ли ни все мигранты, а приходя за гражданством, они не могут произнести присягу», – напомнил Бурда.
    
Другие же эксперты указывают на риск того, что если ужесточать условия, то мигрантов будут переманивать на территорию того же Евросоюза в качестве одной из санкций против РФ. Например, отметил ранее в беседе с «НГ» завкафедрой туризма Московского госуниверситета спорта и туризма Алексей Коршунов (см. «НГ» от 02.06.22), в последний год наблюдаются осторожная заинтересованность и прощупывание потенциальных возможностей в привлечении рабочей силы, в частности из Киргизии, со стороны ряда стран ЕС. «В современной экономике трудовой ресурс может быть таким же экспортным продуктом, как нефть и газ. И многие государства это прекрасно понимают», – пояснил он. 
    
Президент центра социальных и политических исследований «Аспект» Георгий Федоров заметил «НГ», что, с одной стороны, усилия гражданского общества по социокультурной работе с мигрантами нужно приветствовать: «Интеграция в российское общество, принятие наших культурных особенностей и традиций – обязательная условие для органичной адаптации мигрантов». Но, с другой стороны, к сожалению, подчеркнул он, к такой адаптации готовы только те, кто намерен трудиться здесь официально, соблюдая все требования российского законодательства. А это не относится к нелегальным трудовым мигрантам, которые и формируют этнические анклавы со всеми вытекающими последствиями. И мимо них проходят все такие усилия государства и гражданского общества в деле социокультурной адаптации.
-2
    19 547