Сегодня

456,98    489,43    67,33    6,45
Соотечественник
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Масштабная «антивоенная» эмиграция выгодна России

Александр ШустовРитм Евразии
2 декабря 2022
Судя по всему, масштабы эмиграции из России после начала СВО и объявления частичной мобилизации оказались значительными. Оценки на основе структуры «постоянной» миграции показывают, что число покинувших страну в ходе двух волн эмиграции может превысить 1 млн чел. Но России это, как ни странно, даже выгодно.

После начала СВО и особенно после объявления частичной мобилизации, вызвавших массовый отток населения из страны, появились разные оценки масштабов этого явления. Пристальное внимание к нему определялось не только тем, что миграционные потоки между Россией и странами СНГ впервые за полвека развернулись в обратном направлении, но и масштабами оттока, фактически ставшего самой большой волной эмиграции после распада СССР.

Объем эмиграции экспертами оценивается по-разному. Согласно самой минимальной оценке, он составляет около 300 тыс. чел. Демограф Алексей Ракша оценивает миграционную убыль населения по итогам первой и второй волны эмиграции в 350–400 тыс. чел. Российский аналитик Н. Мендкович оценивает обе волны эмиграции в пределах от 310 до 550 тыс. чел., часть которых (от трети до половины эмигрантов первой волны) впоследствии вернулись обратно в РФ. В целом оценки российских экспертов являются более консервативными, чем западных.

В западных изданиях, как правило, приводятся гораздо более высокие цифры, что можно объяснить вполне понятными политическими мотивами – масштабная эмиграция создает картину массового неприятия СВО населением России и «народного протеста». Относительно небольшие на фоне общей численности населения России цифры этой задачи никак не решают. Так, Форбс 4 октября, ссылаясь на данные собственных источников в администрации президента России, писал, что после начала мобилизации из страны уехали от 600-700 тыс. до 1 млн чел. Однако часть из них составляли туристы, выехавшие за рубеж для отдыха, оценить количество которых не представляется возможным. Англоязычная «Википедия» обе волны российский эмиграции к началу октября оценивает примерно в 900 тыс. чел. Изначально количество уехавших было больше, но затем часть из них вернулась. По данным «Радио Свобода» из России на протяжении 2022 г. уехало от 500 тыс. до 1 млн чел., а некоторые из опрошенных им экспертов количество эмигрантов оценивают в 1,5 млн.

Проблемы с подсчетом количества эмигрантов связаны с тем, что миграция – гораздо более сложный объект для изучения, чем естественное движение населения. К тому же разные системы миграционного учета регистрируют разные типы сведений. Росстат в качестве «постоянных» мигрантов учитывает лиц, которые снялись с учета по месту жительства с целью выезда за рубеж, а также тех, кто был снят с учета по месту пребывания, в том числе автоматически в процессе электронной обработки данных после окончания сроков регистрации. Причем в их числе могут оказаться как граждане РФ, так и иностранцы, которые были зарегистрированы по месту пребывания. Поскольку же о снятии с регистрации в ходе «протестной» эмиграции обычно не задумываются, фиксируемое Росстатом число уехавших невелико. За январь-август 2022 г., то есть еще до опубликованного 21 сентября указа о частичной мобилизации (данные за более поздний период пока недоступны) из России уехали 506,3 тыс. чел., приехали 443,7 тыс., а миграционная убыль составила 62,6 тыс. чел. В январе-августе 2021 г., напротив, наблюдался приток населения в размере 212,3 тыс. чел.

Гораздо более полную картину рисуют данные ФСБ по выезду граждан России за рубеж, которые опубликованы в системе государственной статистики ЕМИСС за три квартала 2022 г. Согласно им, с января по сентябрь 2021 г. из России выехали 15,3 млн чел., а за первые три квартала 2022 г., включившие и первые десять дней после объявления частичной мобилизации, – 17,4 млн, то есть на 2,1 млн больше. Однако эти цифры еще не говорят о масштабах миграционной убыли. В 2022 г. во многих странах были сняты карантинные ограничения, что привело к росту туристических потоков. О преобладании туристических поездок говорит тот факт, что лидерами по числу поездок являются «туристические страны» – Абхазия и Турция, тогда как Казахстан и Грузия, куда направился основной поток антивоенной эмиграции, занимают в этом рейтинге направлений эмиграции лишь третье и четвертое места.

В процентном отношении наиболее высокие темпы прироста числа выехавших показывают «страны новой эмиграции», в числе которых оказались как государства бывшего СССР, так и дальнего зарубежья. Число граждан России, выехавших в Грузию за январь-сентябрь, по сравнению с тем же периодом 2021 г. выросло в 6,5 раза (со 102,4 до 662,9 тыс.), в Таджикистан – в 4,3 раза (с 40,1 до 230,4 тыс.), в Казахстан – в 3,5 раза (с 566,3 до 2 млн), в Эстонию – в 3,5 раза (с 169,8 до 536, 5 тыс.), в Финляндию – в 2,2 раза (с 338,5 до 731,2 тыс.), в Азербайджан – в 1,8 раза (со 144,6 до 266,3 тыс.), в Армению – в 1,7 раза (с 333,5 до 581,3 тыс.).

Ввиду пограничного положения Казахстана, Грузии, Финляндии и Эстонии большая часть российской эмиграции на их территорию оказалась транзитной. Показательно, что двукратные темпы прироста демонстрировало и число выездов в явно курортные страны – Египет и ОАЭ, которые к числу приоритетных направлений эмиграции явно не относятся. А лидером по темпам прироста вообще оказалась Монголия (с 10,4 до 103 тыс.), в которую граждане России выезжали в 10 раз чаще, чем в прошлом году.

Наиболее интересным является вопрос о масштабах реальной эмиграции. Ответить на него непросто, так как данные по въезду граждан РФ в системе ЕМИСС не публикуются, а значит, сальдо миграции подсчитать нельзя. Однако этот показатель можно попытаться оценить на основе соотношения прибывших и выбывших из страны по данным Росстата в ходе «постоянной» миграции за январь-август этого года. Согласно им, доля иммигрантов составила 87,64% от числа эмигрантов. То есть миграционная убыль достигает 12,36% от объема эмиграции. Умножение данных по выезду из страны на соответствующий коэффициент дает цифру в 2,2 млн. Однако более половины из них (почти 1,2 млн) составляют поездки в «курортные» страны – Абхазию, Турцию, Египет и ОАЭ. Исключение их из расчетов (хотя эмиграция в Турцию была, но ей в данном случае можно пренебречь) показывает, что число покинувших страну за девять месяцев 2022 г. действительно составляет около 1 млн чел. На первом месте по числу российских «релокантов» при такой методика подсчета окажется Казахстан (250 тыс.), на втором – Финляндия (90,4 тыс.), на третьем – Грузия (81,9 тыс.), на четвертом – Армения (71,9 тыс.), а на пятом – Эстония (66,3 тыс.).

Примечательно, что эти оценки во много совпадают с подсчетами числа российских эмигрантов по отдельным странам. Так, согласно опубликованным в конце сентября данным МВД Казахстана с начала года в страну въехало 1,66 млн граждан России, а выехало – 1,64 млн. То есть миграционный прирост составлял около 200 тыс. чел. В Грузии, по словам президента страны Саломе Зурабишвили, после объявления в России частичной мобилизации обосновались свыше 100 тыс. россиян. Причем эта цифра была обнародована спустя полтора месяца после начала мобилизации, тогда как в пограничной статистике ФСБ октябрь и первая декада ноября не были учтены. В Киргизию по официальным данным с января по сентябрь прибыли 760 тыс. граждан России, выбыли – 730 тыс., а положительное сальдо миграции составило 30 тыс. чел. Схожую цифру дает и оценка методом экстраполяции, составляющая 42 тыс.

С точки зрения внешней политики эмиграция в страны СНГ такого количества русских, большинство которых принадлежит к молодежи и среднему классу, во многом выгодна России, так как запускает повторный процесс русификации ближнего зарубежья. В обычных условиях никаких стимулов для переезда в республики бывшего СССР у них не возникло бы, и русское население, а также русскоязычная культурно-языковая среда продолжили бы сжиматься. Теперь же высоки шансы на формирование по периметру южных российских границ «новых русских диаспор», которые неизбежно, хотя и невольно станут проводниками культурного влияния и «мягкой силы» России.
-1
    20 272