Сегодня

477,37    460,38    66,64    8,27
Культура
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Людмила Зыкина: «Уйти в чью-то память светлою строкою»

Татьяна СавватееваСтолетие
21 июня 2022

О великой певице вспоминает друг      


В 1985 году Вадим Вячеславович Головин был председателем исполкома Ленинского района, а Людмила Георгиевна Зыкина – всемирно известной певицей. У него исключительно производственная биография: авиационный техникум, московский автомеханический институт, армия – танковые войска, – директор завода «Металлист», райком партии, глава района. Она всю жизнь только пела. Они встретились потому, что Людмила Георгиевна приехала к главе района с просьбой установить домашний телефон артисту из своего ансамбля.

После деловых разговоров она стала расспрашивать Вадима Вячеславовича о нём самом и узнала, что мечтал он стать музыкантом, что играет на аккордеоне, написал концертный вальс для аккордеона и три песни. Так началась дружба, которая длилась 25 лет. И не просто дружба, а творческое сотрудничество, потому, что в репертуар Людмилы Георгиевны вошли три песни, написанные самодеятельным поэтом Виктором Иосифовичем Янтовским и самодеятельным композитором Вадимом Вячеславовичем Головиным. Зыкина благословила на занятие музыкальным творчеством сына Вадима Вячеславовича – Константина. Константин Головин сейчас известный бард, член Союза писателей России, написал более двухсот песен, выступает с сольными концертами по всей стране.
    
Какой была Людмила Георгиевна? Вспоминает Вадим Вячеславович Головин. Об этих встречах он рассказывает впервые.

Поездка в Надым

    
– Зыкиной понравились все три песни: «Северный вальс», «Память», «Без России нет любви». Её музыканты сделали оркестровку. Звонит мне Людмила Георгиевна: «Вы не могли бы завтра приехать на репетицию? Будем исполнять Ваши песни». Приехал. Она меня спрашивает: «Вы не будете возражать, если я куплю у Вас песню «Память»?». Особенно ей понравились слова: «И в час, когда придёт конец пути, /перед неизбежною чертой/ Я хотел бы только одного – уйти/ В чью-то память светлою строкой». А мне странно это было слышать от великой певицы! «Что Вы,- отвечаю, я дарю её Вам!». На репетиции Людмила Георгиевна и Виктор Фёдорович Гридин, музыкант и тогда её муж, спрашивали: «Всё ли прозвучало так, как Вы задумывали?». Мне казалось, что я грежу. Песни наши звучали по радио, попали даже в его золотой фонд. Зыкина часто приглашала нас с супругой на свои концерты, а меня потом и на гастроли артистов в Надым.
    
В самолёте летели известные артисты и композиторы. Были, в том числе Нонна Мордюкова, Александра Пахмутова, Николай Добронравов, Евгений Птичкин, начинавший свою карьеру Сосо Павлиашвили. Кстати, все «звёзды» оказались очень просты в общении. Когда летели в Надым, самолёт попал в снежную бурю и вынужден был сесть где-то по пути. Чтобы подбодрить себя и скоротать время, все рассказывали какие-то забавные истории. Мордюкова – о том, как однажды ведущий безбожно переврал её фамилию. В зале смех, а ей читать лирические стихи.
    
В Надым мы прилетели в три ночи. И, представьте, нас в это время, в метель, руководители города встречали в аэропорту с живыми цветами! Для Людмилы Георгиевны этот концерт был юбилейный.
    
Александра Пахмутова и Николай Добронравов подарили городу песню «Мой Надым», а мы с Виктором Иосифовичем Янтовским свой «Северный вальс». Но никакого головокружения от успехов у нас не произошло – мы прекрасно понимали, что мы – самодеятельные авторы. И нам повезло «погреться» в лучах славы великих артистов. Атмосфера на концертах была потрясающей, публика – неимоверно благодарной. Помню, Евгений Птичкин только наиграет мелодию своей песни, весь зал встаёт, рукоплещет, поёт вместе с ним.
 
Людмила Георгиевна, видимо, понимала, что мне, человеку из другой среды, стеснительно в обществе знаменитостей, и всё время усаживала меня рядом с собой. Она так делала и в дальнейшем, если мне доводилось бывать на каких-то «закулисных» мероприятиях.
    
На обратном пути к Зыкиной в самолёте подошёл молодой артист и пожаловался, что администратор выдал ему только часть зарплаты. Людмила Георгиевна вскипела: «Если не вернёте парню все деньги – пожалеете!». Артист получил всё. Вообще, она была очень нетерпима к разного рода несправедливостям. Для своих артистов старалась сделать, что только могла. Даже дополнительные концерты проводила, лишь бы дать им заработать. На последних концертах, когда ей было трудно ходить из-за операции по замене сустава, она садилась на красивое кресло на сцене и пела. Сейчас её ансамбль не распался, носит имя Зыкиной.
    
В тяжёлые 90-е годы Людмила Георгиевна приглашала выступать на своих концертах хоры имени Пятницкого и Северный народный. Они, быть может, и выжили тогда, благодаря такой её поддержке. Людмила Георгиевна помогала многим старым одиноким артистам, не бросила бывшего уже мужа Виктора Фёдоровича Гридина, когда он тяжело заболел. Она как-то познакомилась с бывшим фронтовиком из нашего района. Он очень болел, и ему нужны были лекарства, в СССР их просто не было. Зыкина привезла их ему с гастролей в Америке. После ГКЧП была единственным человеком, который высказывался в СМИ в защиту Язова – старого своего друга. Как-то высказала Лужкову, бывшему московскому градоначальнику, и главе правительства страны Черномырдину, что она думает по поводу того, что участок земли под строительство концертного зала то выделяется, то нет.

Концерты в Видном

    
Я часто приглашал Зыкину выступать в нашем районе, и она никогда не отказывалась. Несколько раз приезжала с оркестром 8 марта. Где бы она ни выступала – на стадионе, в ДК завода «Мосрентген», в кинотеатре «Искра»,- залы всюду были переполнены. В институте ВНИИГАЗ, помню, люди стояли между рядами, во всех проходах. Она часто исполняла песню «Течёт Волга». Это же не песня – молитва.
    
Те, кто знал вкус певицы, на концертах ей всегда дарили ромашки. Это были её любимые цветы. Помню, на концерт откуда-то издалека прилетела её подруга детства и преподнесла ей охапку крупных ромашек. В 2003 году был концерт в Колонном зале. На фотографиях с него Людмила Георгиевна тоже прижимает к себе большой бело-жёлтый букет. Ещё ей нравились жёлтые розы. Когда мы поехали с ней в теплицы колхоза имени Горького, она выбрала именно их.
    
Людмила Георгиевна любила бывать у нас на даче. Однажды ей понравились цветы, которые росли у нас на участке. «А можно я у вас цветочков немного выкопаю, на своей даче посажу?» – спросила она. Так что и цветы на наших дачах росли одинаковые. Мы с женой тоже бывали на её даче. Людмила Георгиевна возила нас на своей машине. За рулём была сама. Сосед нахально придвинул к границе её участка, в обход всяких норм, свои постройки. Людмила Георгиевна только плечами пожимала: «Не буду я с ним разбираться. Всё равно всё моё за мной не понесут».
    
Дни рождения у нас почти совпадают. Однажды Людмила Георгиевна предложила: «А давай отметим их в один день. Сэкономим». Пошутила. Она приехала к нам домой. Моя мама, как узнала, что будет такая гостья, очень разволновалась. Она родом с Украины, говорила по-русски вперемешку с мовой. Время было такое, что образование ей удалось получить только начальное. И она этого стеснялась. Приехала Людмила Георгиевна. Села с моей мамой на диван, так по-домашнему, поджав ноги. И пока мы с женой накрывали на стол, они уже сдружились. Слышу, мама что-то Зыкиной без умолку рассказывает. Людмила Георгиевна называет маму Катюшей.
    
И еду она любила самую простую: картошку, грибы, квашеную капусту.
    
Не было в ней никакой «звёздности» в смысле проявления дурных черт характера. И пела, как жила: искренне, раздольно. Поэтому её любили, и будут любить. А она любила всю Россию.
    
И книгу свою последнюю назвала «Я люблю Вас». В книге приводятся стихи Виктора Иосифовича Янтовского «Посвящение». На них потом мой сын написал музыку и спел эту песню в честь Людмилы Георгиевны на её юбилее.

     Как хорошо по вечерам,
     Когда в часы спокойные,
     Людмила Зыкина, Вы нам
     Поёте песни звонкие.
     О том, как Волга вдаль течёт,
     Как греет шаль пуховая,
     И как моряк домой идёт,
     И любит чернобровая.
     Мы замираем, чуть дыша,
     А песни разливаются.
     И Ваша чистая душа
     В тех песнях отражается.
+1
    22 928