Сегодня
417,9    503,07    64,7    5,64
   Нур-Султан C    Алматы C
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

COVID и госпереворот довели экономику Киргизии до состояния комы

Ирина БольботРитм Евразии
18 января 2021
2020-й стал невероятно сложным годом для всего мира. Потери мировой экономики от пандемии COVID-19 превзошли потери финансового кризиса 2008-2009 годов. И если экономические показатели крупных держав настраивают в ближайшем будущем на определенный оптимизм, аналогичные данные бедных стран пока не внушают надежды.

В Киргизии карантин и его последствия, а также политические потрясения разрушили и без того слабую экономику. Кроме того, октябрьские волнения и политическая нестабильность подорвали инвестиционный имидж. К концу года дефицит бюджета составил 35 млрд сомов. Список катастрофических последствий дополнился обвалом товарооборота, растущей бедностью, массовым оттоком инвестиций (как внешних, так и внутренних), растущей инфляцией и галопирующими ценами на продукты питания.

Не выдержали давления «короны»


Из-за карантина, который был введен в республике весной, по итогам первого полугодия 2020 года падение ВВП Киргизии составило 5,3%. После октябрьского переворота и последовавших за ним митингов падение ВВП ускорилось. По итогам года экономика страны просела на рекордные 8,2%.

«Таких показателей мы не наблюдали с момента обретения независимости – с 90-х годов. 2020-й по праву можно назвать одним из худших годов в экономике Кыргызстана», – признался и. о. премьер-министра Артем Новиков. 

Внешняя торговля по итогам 10 месяцев просела на 18,1% – до 4,7 млрд долларов, импорт упал на 26,9%. Главный торговый партнер Киргизии – Китай сократил пропускной поток большегрузов через свои границы более чем в 10 раз. Несмотря на все усилия киргизских властей, вернуть его до уровня докризисного периода до сих пор не удается.

Переживает нелегкие времена и легкая промышленность. Только по итогам 9 месяцев ушедшего года объем производства продукции легпрома составил 4,6 млрд сомов с темпом 78,4% или со снижением от уровня соответствующего периода 2019 года на 21,6%, в том числе швейной отрасли – 3,8 млрд сомов со снижением на 20,5%. Это привело к уменьшению объемов экспорта швейной продукции на 37%. Если за 8 месяцев 2019 г. экспортировано швейной продукции на 67,3 млн долларов, то за данный период 2020 г. экспортировано на 24,8 млн меньше.

Опустевший рынок «Дордой»

Пострадала и сфера услуг, объемы которой с начала года снизились на 10,2%. А деятельность ресторанов и гостиниц упала на 46,5%. Строительный сектор, доля которого в ВВП республики составляет 29%, также понес огромные потери. Более чем наполовину пришлось сократить количество рабочей силы, задействованной в строительстве. Инвестиции в отрасль сократились почти на 15%.

Плохи дела и в туристической сфере. Республиканский бюджет недополучил от отрасли около 400 млн долларов. Надежда привлечь в страну иностранных туристов в зимний период не оправдалась, а летний туристический сезон был практически парализован.

«Убитые» митингами


Но не только COVID-19 стал причиной такой плачевной ситуации, в которой оказалась республика. Свою лепту внесли очередная смена власти в стране, митинги, нападки на инвесторов и рейдерские захваты бизнесобъектов. До сих пор в Киргизии простаивают почти все горнорудные компании. Сумма ущерба, нанесенного рудникам мародерами, оценивается почти в 2 млрд сомов.

«По горнодобывающей отрасли убытки оцениваются в 20-25 миллионов долларов, не считая упущенной выгоды и сокращения инвестиций. Мы предварительно подсчитали планы по сокращению инвестиций на 2021 год. Только по пяти-шести компаниям цифра выходит в 128 миллионов долларов», – рассказал исполнительный директор Международного делового совета Аскар Сыдыков.

Порядка 500 человек из числа местных жителей захватили второе по величине золоторудное месторождение страны Джеруй. Они ограбили склад товарно-материальных ценностей и подожгли здание золотоизвлекающей фабрики

Отток иностранных инвестиций за 9 месяцев 2020 года составил 720 млн долларов. А приток сократился в разы. Это наглядное свидетельство того, что страна потеряла свой инвестиционный имидж. Уходит и местный капитал. Отечественные предприниматели ищут для своего бизнеса более стабильные и спокойные варианты.

Лишилась Киргизия и финансовой поддержки со стороны мирового сообщества. В октябре Российская Федерация приостановила предоставление денежной поддержки республике до стабилизации политической ситуации и восстановления функционирования органов власти. Правда, в конце декабря из-за критической ситуации в республике Москва все же выделила Киргизии в качестве поддержки 20 млн долларов. По данным посольства РФ в КР, эта сумма «выделена на безвозмездной основе» на покрытие финансового разрыва в бюджете КР в части выплат заработной платы работникам бюджетной сферы, пенсий и пособий малообеспеченным семьям, а также на финансирование системы здравоохранения.

Евросоюз также приостановил выделение Киргизии средств. Обещанные 6 млн евро, которые планировалось направить на развитие цифровизации, решили заморозить. В октябре глава МИД КР Руслан Казакбаев во время телефонного разговора со специальным представителем Европейского союза по Центральной Азии Петром Бурианом попросил помочь стране деньгами на поддержку бюджета. Тогда стороны обсудили вопросы двустороннего и многостороннего сотрудничества, но денег ЕС пока так и не выделил.

Удар по дырявому карману


Как обычно, больше всего кризис отразился на жизни простых киргизстанцев. Реальные доходы населения только по итогам первого полугодия сократились на 8%, заметно снизилась покупательская способность. 

В стране отмечен максимальный в ЕАЭС уровень инфляции – 7,2%, он стал реальностью за счет существенного роста цен на товары и услуги. Продукты питания подорожали на 12%. При этом сельскохозяйственный сектор, по официальным данным, – единственная сфера экономики, которая не особо пострадала в ушедшем году. Положительно повлиять на ситуацию с ценами этот фактор не смог, так как республика, несмотря на статус аграрной страны, обеспечивает себя лишь тремя видами жизненно важных продуктов питания из девяти. Это молоко и молочная продукция, картофель, овощи и бахчевые. Остальные шесть видов – импорт. 

Сильное падение национальной валюты по отношению к доллару (с начала 2020 г. стоимость американской валюты выросла в республике на 20%) также повлияло на рост цен. Ведь 70% потребительских товаров в Киргизии импортируются.

Кроме этого, над республикой нависла еще одна угроза: в Токтогульском водохранилище мало воды и ее может не хватить на выработку достаточного количества электроэнергии. Объем воды в Токтогульском водохранилище по состоянию на 4 января 2021 г. составил 12 млрд 102 млн кубометров, сообщило ОАО «Электрические станции», сократившись по сравнению с этим же периодом прошлого года более чем на 2,7 млрд кубометров. Приток воды составляет 134 кубометра в секунду, а расход – 762 кубометра. При этом импорт электроэнергии из соседнего Казахстана идет с перебоями. А потребление электроэнергии из-за холодной зимы растет с каждым днем.

«Идет безудержный рост потребления электроэнергии, – отмечает генеральный директор ОАО «Кыргызский энергетический расчетный центр» Талайбек Байгазиев. – Энергетический ресурс энергосектора небезразмерный. Он имеет свои пределы. Несмотря на то, что правительство устанавливает лимиты потребления электроэнергии, мы не можем контролировать это в каждом доме».

По его словам, ситуацию может спасти только увеличение тарифа на электроэнергию хотя бы в следующем году.  «Тариф нужно увеличивать, потому что потребление электроэнергии растет. Надо развивать экономику, увеличивать энергетические мощности. Соответственно, нужно какое-то повышение тарифов. Это не должно быть резкое повышение. Оно должно быть планомерное, с гибким графиком. В энергосекторе есть коррупционные риски. Затраты компании нужно оптимизировать. Это должно идти параллельно с повышением тарифов», – добавил он.

***


Власти страны уверены, что смогут выправить сложившуюся ситуацию уже в наступившем году. А вот аналитики Евразийского банка развития прогнозируют, что Киргизия сможет достигнуть предкризисного уровня ВВП лишь в 2022 г.

«Согласно базовому сценарию прогноза, ВВП КР в 2021 году вырастет на 3,7%, а в 2022 году – на 5,1%. По мере стабилизации ситуации в мировой экономике, а также усиления деловой активности в странах-партнерах (России, Казахстане, Китае) экономика КР будет развиваться по траектории восстановительного роста. Возобновление притока денежных переводов поспособствует укреплению внутреннего потребительского спроса. При этом снижение объемов производства золота на руднике Кумтор будет сдерживать динамику роста», – говорится в макроэкономическом прогнозе ЕАБР на 2021 г.
+2
    5 592