Сегодня
428,71    519,12    66,61    5,79
   Нур-Султан C    Алматы C
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Казахстан: запрет на продажу земель радует активистов, но ограничивает возможности сельхозсектора

Алмаз КуменовEurasianet
24 апреля 2021
Казахстан находится в шаге от введения постоянного запрета на продажу и передачу в аренду земель сельскохозяйственного назначения иностранцам. Это тот редкий случай, когда общественная кампания оказалась успешной, но одержанная победа может обернуться проблемами для сектора, который остро нуждается в иностранных вливаниях и опыте.

В начале этого месяца нижняя палата парламента поддержала запрет, осталось получить одобрение Сената и президента. А это формальность.

Бакыт Адилханулы, коневод из Кегенского района Алматинской области, ликует и говорит, что власти «наконец-то прислушались к народу».

«Я все время переживал, что китайцы могут скупить все наши земли, – сказал Eurasianet.org Адилханулы. – Они будут обогащаться за счет нашей земли, а казахстанцы будут работать на них за гроши. Нельзя этого допустить».

Подобные настроения очень распространены в Казахстане, и они в значительной степени способствовали росту недовольства пять лет назад, что и привело к нынешней ситуации.

В марте 2016 года министр национальной экономики Ерболат Досаев объявил о планах выставить 17 тысяч квадратных километров сельскохозяйственных угодий на торги через аукционы и создать привлекательные условия для иностранных арендаторов. В одном из положений говорилось о продлении максимальных сроков аренды сельскохозяйственных угодий для иностранных инвесторов с 10 лет до 25 лет.

Реформы были направлены на получение максимальной прибыли из обширных целинных земель по всей стране. По оценкам правительства, в то время простаивали около 1 миллиона квадратных километров, большую часть которых составляли неорошаемые пастбища. Эта территория почти вдвое больше площади Франции. Из них всего около 650 квадратных километров сдавались в аренду иностранцам.

У Казахстана имеется небольшой, но положительный опыт работы с иностранными инвесторами в сельскохозяйственной отрасли. Среди них особого упоминания заслуживает компания «Inalca Eurasia», контрольный пакет акций которой принадлежит итальянской транснациональной корпорации «Gruppo Cremonini», инвестировавшей 100 миллионов евро (более 120 миллионов долларов) в местный мясоперерабатывающий комбинат с производственной мощностью 7200 тонн в год.

Однако перспектива работы на самой земле казалась малопривлекательной из-за существующих правовых ограничений. И именно эту проблему власти надеялись решить.

Прежде власти делали ставку на отечественных инвесторов и человеческие ресурсы. В 2003 году был пересмотрен Земельный кодекс: из него были исключены положения, доставшиеся в наследство от советской эпохи, и появилась возможность передачи сельскохозяйственных земель в частную собственность. Предпринятые шаги особого успеха не возымели. 

«Правительство рассчитывало введением права частной собственности на земли сельскохозяйственного назначения включить эти земли в товарный оборот. Предполагалось, что люди, став собственниками, будут бережно относиться к земельному участку и извлекать из него все возможное, чтобы получать прибыль, –  написал Майдан Сулейменов, директор Научно-исследовательского института частного права, во время злополучных реформ 2016 года. – Однако земли в основном попали в руки отдельных людей, ставших латифундистами [крупными землевладельцами]. Массового вовлечения сельскохозяйственных земель в товарный оборот не случилось».

Остальные изменения вносились поэтапно. В 2014 году было введено положение о продлении срока аренды земли для иностранцев до 25 лет. Чиновники утверждали, что получение прибыли от долгосрочных инвестиций требует времени (в среднем не менее 15 лет) и что необходимо продлить сроки аренды.

Но бурю негодования вызвало предложение о распродаже земель. Протесты набирали обороты и достигли невиданных ранее масштабов. За одним митингом в Атырау в апреле 2016 года последовали множество протестных акций по всему Казахстану.

Китайский фактор, пожалуй, чаще всего всплывает в разговорах о протестах того периода, но не все так просто.

Возглавивший протестное движение гражданский активист Макс Бокаев затронул более глубинные проблемы. Несколько лет назад он опубликовал слова одного из участников митинга в городе Актобе, который рассказал об иностранном арендаторе, который окружил свои поля забором из колючей проволоки, вынудив местных жителей объезжать угодья. Причем, по его словам, на арендованной земле располагались кладбища.  

«Сдача земли аренды незаконна. Их следует остановить!» – выкрикивает протестующий под одобрительный рев собравшейся толпы.
Бокаев сместил фокус с земельного вопроса на патриотизм, заявив, что по этой причине не доверяет Ерболату Досаеву, которому было поручено проведение реформ.

«Не могу назвать его любящим свою землю, защищающим национальные интересы государственником», – написал Бокаев.

Националистические настроения были лишь частью истории. Некоторые аналитики утверждали, что протестное движение предоставило регионам редкую возможность выразить накопившееся недовольство по поводу уровня жизни в сельской местности.

Какими бы ни были причины протестных выступлений, они возымели действие. В мае 2016 года тогдашний президент Нурсултан Назарбаев, обеспокоенный происходящим, обвинил чиновников в неспособности донести до населения, что именно предлагают власти.

«Они целыми днями работают в поле, на ферме, на джайляу [пастбищах], а не сидят перед телевизором в ожидании ваших новостей», – сказал он. 

В этот же день Назарбаев ввел годичный мораторий на продажу и сдачу в аренду иностранцам сельскохозяйственных земель. Позднее мораторий был продлен до конца 2021 года.

В феврале преемник Назарбаева Касым-Жомарт Токаев пошел еще дальше и предложил придать запрету правовой статус. С этой целью он созвал комиссию по земельной реформе, в состав которой вошли должностные лица, фермеры, общественные деятели, журналисты и бизнесмены. В результате был принят Земельный кодекс нового образца, благодаря которому наложенный еще Назарбаевым мораторий стал постоянным.

Власти рассчитывают, что это утихомирит мятежные слои населения, но есть те, кто не испытывает радости по поводу запрета.
Кирилл Павлов, директор расположенной в Шымкенте ассоциации «Верховный совет крестьян», называет внесенное изменение политическим жестом, который будет иметь пагубные последствия для экономики.

«Запрет усугубит и без того сложную ситуацию с инвестициями в аграрный сектор, который уже и так претерпевает сложности из-за других повседневных запретов и ограничений, – сказал Павлов. – Принятый закон еще раз продемонстрировал, насколько правительство не разбирается в тонкостях данной отрасли».

По его словам, многие казахстанские инвесторы теперь могут перенаправить свою энергию на страны с более благоприятным инвестиционным климатом, например, на Узбекистан и Россию.

Впрочем, за прошедшие годы люди адаптировались к введенным запретам, что, возможно, делает последние поправки напрасной тратой времени.

«За время действия моратория иностранные инвесторы просто брали землю в субаренду, и никто не проверял, кем на самом деле является конечный арендатор, – сказал Павлов. – Скорее всего, так будет продолжаться и дальше».
+1
    4 324