Сегодня
424,51    504,06    65,73    5,8
   Нур-Султан C    Алматы C
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Тришкин кафтан электротарифов в Казахстане

Сергей СмирновРитм Евразии
26 апреля 2021
В Казахстане получили «подарок» от министерства энергетики – повышение с 1 апреля предельных тарифов на электроэнергию в среднем на 15%, что должно увеличить доходы энергопроизводящих организаций (ЭПО) не менее чем на 150 млрд тенге в год. Как объясняют в ведомстве, «допустимые уровни расходов на ремонтные кампании, заложенные в предельных тарифах, не в полной мере покрывают необходимые потребности».

Поскольку рост тарифов остается одной из острых проблем для населения, малого и среднего бизнеса, власти эту горькую пилюлю как всегда тут же подсластили. Мол, несмотря на желание ЭПО поднять уровень предельных тарифов на 36%, после длительных обсуждений удалось урезать аппетиты монополистов более чем в два раза. Антимонопольщики разводят руками: поскольку цена на электроэнергию поднялась на станциях, то оснований для отказа в повышении тарифов нет.

«Плач Ярославны» об изношенности энергоактивов слышен практически все годы независимости. Действительно, большая часть электростанций в Казахстане введена в эксплуатацию в 60-70-х годах прошлого столетия и имеет высокую степень износа. С 2009 года правительство с целью получения средств на обновление энергоактивов реализует долгосрочную программу «тариф в обмен на инвестиции». Это делается путем установления для ЭПО предельных тарифов на электрическую энергию, предусматривающих выполнение инвестиционных обязательств, направленных на создание новых, расширение, обновление, поддержку, реконструкцию и техническое перевооружение существующих активов. При этом само понятие «предельный тариф» позволяет энергопоставщикам продавать электричество по разным ценам. Кому и за сколько? Коммерческая тайна.

 Несмотря на то, что деньги на инвестиции заложены в тарифах, базовый сектор отрасли – генерация – не претерпел кардинальных изменений. Формально все выглядит вроде неплохо. Так, если в 2009 году износ генерирующих активов в РК достигал 83%, то к началу 2019 года его удалось снизить до 56%, а по итогам 2020 года их износ составил 53%. Но это средний показатель.

По данным сайта lsm.kz, самый высокий износ основного оборудования отмечается в Чимкенте – 91,8% и Жамбылской области – 89,3%. Низкий показатель в Нур-Султане – 34,6% и Атырауской области – 37,2%. Похожая ситуация с трансформаторными подстанциями и линиями электропередач, физическая изношенность которых в ряде регионов Казахстана составляет 60-85%, а потери достигают 14%. Между тем и ремонт сетей, и технологические потери также включены в тарифную смету, оплачиваются потребителем и потому никак не влияют ни на вознаграждения топ-менеджеров, ни на стимулирование энергетиков к снижению тарифов.

Основные затраты в секторе генерации фактически направляются на поддержание его в рабочем состоянии, в результате уровень доходности большинства станций оказывается ниже фактических затрат. Следствием этого все более привычными становятся внезапные отключения электроэнергии. К примеру, в 2020 году в Единой электроэнергетической системе Казахстана число аварий увеличилось на 11% по сравнению с 2019 годом.

По словам вице-министра энергетики Кайрата Рахимова, «особую обеспокоенность ведомства вызывает качество проводимых ремонтных компаний на электростанциях». А как может быть иначе, если, помимо недофинансирования, отмечают эксперты, растет и уровень непрофессионализма в среде энергетиков. При этом, как показывает практика, топ-менеджеры энергокомпаний в отличие от производственного персонала не бедствуют.

Так, общая сумма должностных окладов и вознаграждений членам совета директоров и правления АО “KEGOC” (передача и распределение эл/энергии), выплаченных за 2018 год, составила 346 млн тенге. В 2020 году Счетный комитет выявил у этой же компании нарушения по нецелевому использованию на сумму свыше 11 млрд тенге, взятых с граждан в виде тарифов. В частности, в тариф были включены затраты, не относящиеся к оказанию регулируемых услуг (обучение административно-управленческого персонала, закупка консультационных, аудиторских, информационных, юридических услуг). Тарифная программа стала для энергопроизводящих компаний легальным способом извлечения сверхдоходов. С таким отношением к ремонту и замене оборудования дальнейшее увеличение числа аварий при росте тарифов неизбежно.

Установленные Минэнерго предельные тарифы на генерацию должны не только покрывать эксплуатационные затраты, в них включены надбавки на реновацию и модернизацию. Однако денег, как видим, не хватает даже на качественный ремонт. Теперь в Минэнерго уверяют в том, что «своевременная корректировка предельных тарифов у электрических станций позволит качественно осуществить работу по их модернизации, а также своевременно и в полной мере провести ремонты для успешного прохождения осенне-зимнего периода 2021-2022 годов и снижения аварийных ситуаций».

Тем не менее представляется, что в ведомстве в очередной раз лукавят и обновленный предельный тариф не покроет предстоящих затрат. Дело в том, что с августа 2015 по апрель 2021 года национальная валюта обесценилась более чем на половину – со 180 упала до 430 тенге за доллар. С такой девальвацией электроэнергетика, доля импорта в которой оценивается не менее чем в треть от всех затрат, проседает по тарифной выручке, дополнительным бременем становятся и дорожающие в обслуживании набранные кредиты. А ведь только по линии «Самрук-Энерго» за построенную Мойнакскую ГЭС, модернизированную Шардаринскую ГЭС, восьмой котлоагрегат на Алматинской ТЭЦ-2 в период с 2020 по 2028 год необходимо конвертировать из тарифной выручки свыше 100 млрд тенге.

Кроме того, у четверти от общего количества установленных турбоагрегатов исчерпан парковый ресурс, в течение 5 лет к ним добавится еще около 24% от общего количества. К 2025 году 28% всего производства электроэнергии должно приходиться на станции, введенные в эксплуатацию в период с 2020 по 2025 год, что говорит о необходимости дополнительных капитальных вложений в отрасль.

Заявленный рост тарифов на электроэнергию не покроет и затрат на развитие генерации на основе возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Скажется и отсутствие собственной производственной базы в этом секторе, и увеличение с ростом «зеленой» энергетики объемов электроэнергии, на закупку которой у объектов ВИЭ традиционные станции обязаны тратить часть своих доходов.

Так, по словам Кайрата Рахимова, в 2021 году объем закупаемой у ВИЭ электроэнергии увеличен на 68% в сравнении с 2020 годом. Финансовая нагрузка на традиционные электрические станции со стороны ВИЭ в 2025 году превысит 20% от их доходов. Сегодня выработка «зеленых» киловатт эффективна лишь в плане реализации экологических задач и сокращения выбросов вредных веществ в окружающую среду.

Таким образом, проводимая в рамках программы «тариф в обмен на инвестиции» «корректировка» ценовых показателей не создает условий для притока необходимого объема инвестиций. Более того, действующее тарифное регулирование, имеющее непрозрачный и коррупциогенный механизм повышения тарифов, становится серьезной проблемой электроэнергетики. Казахстанской электроэнергетике необходимы реформы и разработка комплексной программы развития электроэнергетической отрасли с учетом ее перехода на новые технологии.

Однако власти продолжают перекладывать все финансовые тяготы по модернизации и развитию отрасли на население. «Забывая», что его платежеспособность заметно упала и рост тарифов для многих есть дальнейшее снижение уровня жизни, энергетики рискуют получить рост неплатежей, а не доходов. Потребители по-прежнему не имеют представления о структуре распределения тарифных поступлений, действительно ли станции осуществляют инвестиции, или просто собственники электростанций получают сверхприбыль и выводят средства за рубеж.

Государству следует установить жесткий контроль за целевым расходованием тарифного дохода, ввести практику публичных слушаний по отчетам об исполнении инвестиционных обязательств и вместо финансовой поддержки банкиров и ретейлеров напрямую финансировать электроэнергетику. Средства на это можно, например, взять из кубышки Нацфонда.
0
    3 554