Сегодня
424,51    504,06    65,73    5,8
   Нур-Султан C    Алматы C
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Нефтяники убьют Каспий? Почему углубление дна переполошило весь Казахстан

Алмаз ХакназаровЛитер
1 мая 2021

Экологи рассказали, что произойдет в случае реализации проекта и какими могут быть последствия.


Каспийское море. Самый большой водоем, имеющийся у Казахстана, пусть даже в частичных пределах. Сейчас общая площадь Каспия составляет более 390 тысяч квадратных километров, а бассейна (с учетом множества источников,в море впадают 130 рек, основной поток обеспечивают Волга и Урал) – свыше 3,1 млн квадратных километров. Максимальная глубина равна 1 025 метрам. Эти цифры могут измениться – уже совсем скоро. Причиной может послужить углубление дна моря. Инициатива исходит от нефтяников, и не только, как выясняется, казахстанских. В Министерстве экологии, геологии и природных ресурсов об этом, разумеется, знают, но что конкретно будет сделано, пока не понятно. В то же время становится понятно, что углубление, скорее всего, убьет одних обитателей Каспия, а существование других поставит под угрозу – будут нарушены естественные условия жизни и выстроившаяся за тысячи, миллионы лет пищевая цепочка.

Кто хочет сделать Каспий еще глубже?


Рыть дно уникальнейшего среднеазиатского водоема собирается компания North Caspian Operating Company N.V (NCOC). Если данные планы претворят в жизнь, это будут два канала в 56 километров каждый. Экологи в ужасе, они предрекают катастрофу, которая будет иметь долгоиграющие последствия, но об этом чуть ниже – сначала немного о самой компании, чтобы было понятно, кому может быть выгодно углубление дна Каспийского моря.

NCOC была основана в конце 90-х годов ХХ века. Проект создан для освоения морских нефтегазовых месторождений в Казахстане, сейчас в зоне его деятельности Кашаган, Кайран и Актоты. Легкая нефть с большим содержанием сероводорода и углекислого газа, по оценкам NCOC, в частности, на Кашагане, залегает на глубине 4 200 метров.

Работа проводится в рамках Cоглашения о разделе продукции по Северному Каспию (СРПСК), которое в 1997 году подписали две стороны – Казахстан и международный консорциум крупных нефтегазовых компаний. В этот консорциум, как следует из сведений на сайте NCOC, входят семь крупнейших мировых компаний: «КазМунайГаз» (16,88%), Impex (7,56%), Shell (16,81%), Exxon Mobil (16,81%), CNPC (8,33%), Total (16,81%) и Eni (16,81%). Сообщается, что «каждый акционер самостоятельно несет ответственность за транспортировку и сбыт собственной доли продукции, а также за предоставление отчетности и раздел этой продукции с Правительством в соответствии с СРПСК». Видим, что у Казахстана нет и половины доли и даже четверти.

Фото: Павел Михеев

Что и как собираются сделать недропользователи


Беспрецедентный для нашей страны по своим масштабам, вовлеченности ресурсов и воздействию на природу проект включает создание двух судоходных каналов. NCOC видит это так: прорыть вглубь грунта пространство протяженностью 56 километров и шириной от 80 до 115 метров.

Сделать все это предполагается близ месторождения Кашаган. Для этого придется снять более 18 млн кубических метров грунта Каспия. Площадь, на которой хотят провести запланированные работы, равна 29 млн квадратных метров.

По некоторым данным, реализация проекта намечена до осени 2022 года. Согласно сведениям из открытых источников, компания North Caspian Operating Company N.V рассчитывает до 2032 года оптимизировать «систему логистики по обслуживанию морского комплекса».
Ряд СМИ сообщает, что в Казахстане не проходили слушания, в которые были бы вовлечены все заинтересованные стороны – со стороны госорганов. Известно лишь о слушаниях, которые провела сама компания NCOC.

«Общественные слушания компания NCOC провела. Однако прошли они очень тихо – всего 100 человек участвовали в обсуждении столь важного вопроса», — говорится в статье одного издания.

Что угрожает флоре и фауне Каспийского моря? Как оценивается позиция Минэкологии?


Ряд экологов, гражданских активистов и защитников природы уверены, что нарушение баланса, сформировавшегося грунта на дне Каспийского моря оставит без пропитания рыб и других морских животных — уничтожат на определенной площади бентос, которым кормятся рыбы. Они, в свою очередь, нужны как еда другим обитателям Каспия. Для полной оценки проекта необходимо проделать много работы, сказала председатель правления Ассоциации практикующих экологов Казахстана Лаура Маликова. Негативные последствия будут, отметила она, надо провести более тщательное исследование, которое показало бы, насколько возможно минимизировать, компенсировать эти последствия.

«Нет объективного исследования – ОВОС (оценка воздействия на окружающую среду – прим. ред.). ОВОС сделали по заказу компании NCOC. У проектировщика есть финансовая зависимость от заказчика. Как говорится, кто платит, тот и заказывает музыку. Мы эту проблему отмечали: когда по заказу делают проекты, обычно данные бывают необъективными. Здесь важно провести независимые исследования, независимую оценку. Ее могли бы провести научные организации. Наше Правительство должно профинансировать, либо Министерство экологии, прежде чем давать положительное заключение государственной экспертизы. Раз есть опасения, они должны были нанять независимых экспертов, научные организации.
Очень много нареканий по проведению экспертизы. Как проводили – очень большой вопрос. Госорган не раскрывает, какие там были замечания. Сказали обобщенно, что были замечания, и они их устранили. Это системная проблема — то, что государственные институты слабые!» — поделилась мнением Лаура Маликова.

Фото: poplawok.ru
Отчасти, возможно, проблема образовалась из-за квалификации или подготовленности ответственных лиц в Министерстве экологии, геологии и природных ресурсов.

«Есть проблема кадрового голода на госслужбе. Эти моменты потом негативно отражаются (на работе – прим. ред.). Системная проблема – назначения на государственную службу, подбор персонала, на какие критерии обращают внимание. Сейчас там – в Минэкологии – работают вчерашние студенты, у которых нет опыта на производстве. Как они могут проверить проектировщиков с 10-летним опытом работы? Чтобы стать экспертом в Минэкологии, мы считаем, у человека должен быть производственный опыт, опыт работы экологом. Они должны быть более компетентными, чем проектировщики. Тогда они смогли бы увидеть, где проектировщик схитрил, или где ошибки есть», — объяснила Маликова.

Руководитель другой экологической организации уверен, что заниматься каспийским вопросом нужно было раньше.

«Бить в колокола немного поздновато. Дело в том, что надо было вообще запрещать нефтедобычу на море. Конечно, это будет экологически неблагоприятно. Возможно, идут грифоны со дна моря (грифоном называют внезапный прорыв на поверхность флюида (чаще всего газа), движущегося под большим давлением по затрубному пространству буровой скважины – прим. ред.). По каналам: конечно, это будет возмутителем спокойствия, губителем бентоса (корм для рыбы), планктона, это чревато временными стрессами.
Я был в экспертной комиссии. Общественность против, но госорганы – решающие, не слушают общественность. Минэкологии выдало же экспертное заключение. Все ведь подчиняются верхам, а верхи хотят смотреть на экономическую выгоду, потому что страна на этом ведь и держится – на «нефтяной игле», — сказал руководитель экологического общественного фонда «Атамекен – Эко» Арман Хайруллин.

Он дал понять, что Казахстан сейчас оказался не в самом удобном положении.

«Это международное соглашение. И если инвесторы обратятся в международные арбитражные инстанции, они будут в выигрыше. Мы будем выплачивать компенсации и неустойки. Нам надо думать, как не убить море. Там пять миллиардов баррелей нефти, их хватит на 100 лет еще», — пояснил Хайруллин.

Иски могут быть еще серьезнее в случае крупной аварии. Их могут выдвинуть как со стороны прибрежных стран, так и со стороны международных организаций.

Петиция: активисты предложили признать северо-восток Каспия особо охраняемой природной территорией


На одном из ресурсов, предоставляющих возможность создания петиций, появилась та, которая призывает остановить предстоящее углубление каспийского дна. Петицию разместил известный журналист и активист Бигельды Габдуллин и его единомышленники.

«Мы подробно изучили проект, который определит судьбу моря на следующие 30 лет, и заявляем: стратегия консорциума NCOC и министерства энергетики является губительной для флоры и фауны Каспийского моря. Компания NCOC, министерство экологии и министерство энергетики игнорируют прямую угрозу экологии Казахстана», — говорится в документе.

В нем казахстанцы просят власти провести общественные слушания, присвоить Каспийскому морю статус особо охраняемой территории национального значения, наложить мораторий на любые работы по углублению дна, осушению или иных инфраструктурный действий, способных нанести вред экологии.

«Территории, на которых будут вестись работы, являются историческими местами обитания рыб и пересечением путей миграции. Рыба уже сейчас уходит из бассейна реки Жайык. При этом, важно отметить, что каналы постоянно будет засыпать илом, соответственно их необходимо на системной основе обслуживать. Это в свою очередь будет системно нарушать тишину заповедных зон, тем самым отрицательно влияя на флору и фауну прибрежных зон», — написано в петиции.

Активисты указали также на то, что уровень воды в Каспийском море падает даже без создания искусственных углублений. С полным текстом петиции можно ознакомиться здесь.

Каспий мелеет сам по себе – даже без искусственного углубления


Воды в Каспии становится меньше, и это случилось не вчера. Каждый год, начиная с 1996 года, уровень снижается примерно на семь сантиметров. Об этом говорится в сообщении ученых из США — Американское геофизическое общество. Они считают, что обмеление моря продолжится, и именно в северной и восточной его частях.

В 2020 году в журнале Nature Communications Earth & Environment вышла публикация, где сказано, что к 2100 году уровень Каспийского моря упадет на 9-18 метров. Авторы статьи говорят, что в целом площадь морского бассейна сократится на 23-34%. Это не может не беспокоить, и об этом наверняка должны знать в Правительстве РК, в частности, в Минэкологии.

Экологи предрекают Каспийскому морю такое будущее, которое сейчас является настоящим для некогда полноводного Аральского моря. Кстати, похожая угроза нависла и над другим крупным водоемом Казахстана. Это озеро Балхаш.
0
    4 262