Сегодня
424,68    499,76    65,6    5,77
   Нур-Султан C    Алматы C
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Установят ли США свой контроль над водными ресурсами Центральной Азии?

Владимир ПрохватиловФонд стратегической культуры
29 мая 2021

Коллаж: © Русские в КазахстанеПока инициаторы евразийского проекта медлят, американцы спешат


Американская концепция «Большой Центральной Азии» предполагает вытеснение России и Китая из этого макрорегиона с упором на контролируемую Вашингтоном интеграцию республик Центральной Азии с Афганистаном и Пакистаном. Ключ к этой крупномасштабной геополитической комбинации – установление контроля над водно-энергетическими ресурсами Центральной Азии.

12 мая посольство США в Таджикистане сообщило, что USAID*** в течение пяти лет будет осуществлять «проект с бюджетом в 24 миллиона долларов США… во всех пяти странах Центральной Азии и Афганистане… по управлению трансграничными водными ресурсами в бассейнах рек Сырдарья и Амударья». Проект направлен на закрепление США в Афганистане, а не на развитие пяти центральноазиатских республик.

Водно-энергетический комплекс республик Центральной Азии имеет огромный потенциал (430–460 млрд кВт/ч в год), но распределен крайне неравномерно: 85% водных ресурсов региона сосредоточено в Таджикистане и Киргизии; эти две республики расположены в зоне формирования стока Амударьи и Сырдарьи.

Водные ресурсы Центральной Азии

Всего в ледниках Таджикистана, покрывающих 6 % его территории, содержится до 500 кубических километров воды. Самые крупные из них – ледник Федченко и ледник Грумм-Гржимайло в Горном Бадахшане. Большинство ледников располагается в бассейнах рек Гунт, Муксу и Обихингоу. Через территорию Таджикистана протекает около шестисот рек, самые крупные – Амударья, Сырдарья, Вахш, Пяндж и Зеравшан. Есть в Таджикистане и около 2000 озер, содержащих 44 кубических километров воды.

В Киргизии – около 8000 ледников, которые вместе с вечными снегами занимают более 40% территории и содержат 650 кубических километров воды. Крупнейшая в республике река Нарын является основным притоком Сырдарьи. Значительные водные ресурсы содержат реки Чуй и Талас и многочисленные озёра (крупнейшие из них – Иссык-Куль, Сон-Куль и Чатыр-Куль).

И Киргизия, и Таджикистан заинтересованы, прежде всего, в энергетическом использовании своих водных богатств, ирригация для них второстепенна. Для Казахстана, Узбекистана и Туркменистана, напротив, приоритетом является ирригация в вегетационный период.
При этом на долю Казахстана приходится 77.4% нефтегазовых запасов Центральной Азии, на долю Узбекистана – 12.7%, Туркменистана – 6.7%. А в Киргизии и Таджикистане с энергоресурсами острый дефицит.

Восполнить дефицит электроэнергии своими силами, да и то частично, Киргизия и Таджикистан могут лишь накоплением водных ресурсов в водохранилищах (Нурекское и Кайраккумское в Таджикистане, Токтогульское в Киргизии) во время таяния в горах снега и ледников, спуская эту воду осенью и зимой. А трём другим республикам водные ресурсы Киргизии и Таджикистана нужны весной и летом.

Этого противоречия не существовало в советское время, когда энергосистемы республик Средней Азии и Казахстана входили в Единую энергосистему СССР и были тесно связаны. Объединённая энергосистема Центральной Азии (ОЭС ЦА) насчитывала 83 электростанции. В советское время Киргизия и Таджикистан зимой накапливали воду в водохранилищах и получали электроэнергию и энергоресурсы (уголь и природный газ) из Казахстана, Туркмении и Узбекистана. А летом Киргизия и Таджикистан направляли воду в Узбекистан и Казахстан.

С распадом СССР единая энергосистема рухнула. Страны низовий стали продавать газ и электроэнергию странам верховий по рыночным ценам, прекращая поставки за долги. Таджикистан и Киргизия постоянно испытывают сегодня дефицит энергии зимой. В большинстве районов Таджикистана в осенне-зимний период вводятся лимиты на подачу электричества.

Через десять лет после развала Советского Союза Узбекистан ограничил поставки газа Киргизии и Таджикистану, которые были вынуждены в холода запускать турбины Нарынского каскада ГЭС в режим выработки электроэнергии, чтобы обеспечить теплом замерзающие города. По Сырдарье покатились зимние паводки, которые затапливают сельхозугодья в Узбекистане и на севере Таджикистана, а к концу февраля вызывают наводнения на юге Казахстана.

В периоды маловодья ситуация становится критической. Подходы республик Центральной Азии к решению водной проблемы радикально противоречат друг другу и зачастую носят «взаимоисключающий характер».

Фото: Спутник

При этом, как отмечается в докладе ЮНЕСКО «Вода в Центральной Азии: прошлое, настоящее и будущее», проекты, финансируемые USAID (по совершенствованию управления водными и природными ресурсами, включая энергоресурсы), являются «наименее эффективными вследствие их распыленности, низкого уровня использования местных знаний и инициатив, а также недостаточной нацеленности на достижение практических результатов».
Водный счётчик от USAID.
Водный счётчик от USAID. Фото: hronikatm.com

Типичным примером подобных проектов является цифровизация бассейна реки Мургаб в рамках программы USAID «Умные воды» (Smart Waters). Речь идет об установлении счетчиков воды, информация с которых будет поступать в единый центр обработки данных. Установка американских счетчиков на всех реках региона позволит полностью контролировать водные ресурсы Центральной Азии, которые американцы хотят перенаправлять в Афганистан.

Заявленный 12 мая посольством США в Таджикистане проект призван поставить под контроль США интеграцию Центральной Азии и Афганистана. В итоге дефицит водно-энергетических ресурсов не будет преодолен ни для одной из пяти республик региона, а вода будет поступать в контролируемый американцами Афганистан. Заявленный бюджет проекта USAID в $24 млн. даже близко не соответствует потребностям региона при решении водно-энергетических проблем.

Переориентации Таджикистана способствует и финансируемое фондом Ага Хана и Евросоюзом строительство трансграничных мостов (по которым можно будет оперативно перебрасывать американские войска) между Таджикистаном и Афганистаном.

Сейчас в Центральной Азии – ситуация всеобщего проигрыша. Решением могло бы быть, если бы, к примеру, водные ресурсы киргизской Токтогульской ГЭС использовались для ирригации соседних стран. Узбекистан выиграл бы на этом $36 млн, Казахстан – $31 млн. Потери Киргизии составили бы $35 млн, что могло бы быть компенсировано странами-выгодополучателями (Казахстан, Узбекистан). Однако признаки такого решения отсутствуют.
Токтогульская ГЭС
Токтогульская ГЭС. Фото: myseldon.com

Полностью и окончательно закрыть дефицит водно-энергетических ресурсов в Центральной Азии могло бы создание подготовленного Россией в 2006 году Евразийского водно-энергетического консорциума, который тогда почему-то не понадобился.

Пока проектировщики евразийских интеграционных схем медлят, американцы спешат. 9 мая президент Таджикистана Эмомали Рахмон был на параде Победы в Москве, а уже 12 мая посольство США в Таджикистане объявило об очередном проекте «по развитию управления водными ресурсами Центральной Азии и Афганистана».

А кто контролирует реки в этой части мира, тот контролирует всю Центральную Азию.
0
    5 568