Сегодня
427,15    519,12    66,84    5,96
   Нур-Султан C    Алматы C
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Заработков меньше, но безопаснее. Трудовые мигранты из Центральной Азии выбирают Казахстан вместо России

Радио АзаттыкРадио Азаттык
8 июня 2021
Высокие цены на авиабилеты и дорогие патенты на работу в России – одном из основных направлений для трудовой миграции граждан стран Центральной Азии – вынуждают многих из них искать работу в Казахстане, самой богатой стране региона.

Высокие цены на авиабилеты и дорогие патенты на работу в России – одном из основных направлений для трудовой миграции граждан стран Центральной Азии – вынуждают многих из них искать работу в Казахстане, самой богатой стране региона.

Дилшодбек, трудовой мигрант из города Коканд на востоке Узбекистана, ездил на заработки в Россию более десяти лет. В этом году он собирается в соседний Казахстан.

«В Казахстане зарплата намного ниже, но я подсчитал, что в итоге особой разницы не будет, – говорит 42-летний Дильшодбек. – Мой двоюродный брат, который уехал в Россию в мае, потратил около 600 долларов на авиабилет и еще 300 долларов на разрешение на работу. На дорогу до Казахстана уйдет меньше денег».

Беспрецедентно высокие цены на авиабилеты на фоне пандемии коронавируса и дороговизна трудовых патентов в России вынудили многих мигрантов из Центральной Азии, таких как Дильшодбек, искать работу в Казахстане, самой богатой стране региона.

Казахстан, похоже, готов принять трудовых мигрантов, большая часть которых согласна выполнять тяжелую физическую работу, на которую многие местные жители идти не хотят. Некоторые регионы Казахстана даже оплатили мигрантам из соседних стран дорожные расходы.

В мае власти расположенной на западе страны Атырауской области привезли из Узбекистана 600 человек для работы в сельскохозяйственном секторе. Месяцем ранее власти Атырау организовали специальный чартерный рейс для доставки 70 узбекских мигрантов, которых устроили работать дворниками.

Атырау, как и многие другие регионы Казахстана, столкнулся с серьезной нехваткой рабочей силы в 2020 году, когда из-за пандемии закрылись границы и мигранты не смогли въехать в страну.

Актурлан Ерманов, глава крестьянского хозяйства в Атырауской области, Высокие цены на авиабилеты и дорогие патенты на работу в России – одном из основных направлений для трудовой миграции граждан стран Центральной Азии – вынуждают многих из них искать работу в Казахстане, самой богатой стране региона.

У Ерманова 1500 гектаров земли. На полях нужны рабочие руки. Но в богатом ресурсами Казахстане люди все больше не хотят идти на низкоквалифицированную физическую работу. Вакансии в крестьянских хозяйствах, на строительных площадках и базарах заполняют мигранты.

«Мигранты работают хорошо, – сказал Актурлан Ерманов в интервью местным СМИ. – Местные начинают и не доводят дело до конца. Резко увольняются или вообще просто на следующий день не приходят на работу».

Дворники в Атырау зарабатывают около 330 долларов в месяц, им положены дополнительные льготы как муниципальным рабочим. Как сообщают местные СМИ, работающие в сельскохозяйственном секторе мигранты получают около 235 долларов в месяц.

Это неплохая зарплата для трудовых мигрантов из Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана и Туркменистана, где люди получают гораздо меньше за аналогичную работу. Безработица в этих странах была серьезной проблемой с 1990-х годов.

Казахстанское направление


Россия была основным направлением для миллионов трудовых мигрантов из Центральной Азии после распада Советского Союза. В Казахстан в первые годы после распада СССР отправлялось в разы меньше желающих заработать.

Но это число неуклонно растет с 2014 года, когда Россия столкнулась с экономическим спадом и внезапным обвалом рубля. Девальвация означает на практике, что мигранты стали зарабатывать и отправлять домой значительно меньше денег в пересчете на свою валюту.
Согласно официальной статистике, число узбекских трудовых мигрантов в Казахстане увеличилось как минимум в десять раз за последние пять лет.

До пандемии в Казахстане работало около миллиона мигрантов из Центральной Азии. Точное их количество сейчас неизвестно, поскольку значительная часть из них работает нелегально на частных работодателей, уклоняясь от уплаты налогов и пользуясь безвизовым пребыванием.

Самая многочисленная группа трудовых мигрантов из Центральной Азии в Казахстане – узбекистанцы. До пандемии, по оценкам некоторых источников, их было около 360 тысяч. Несмотря на закрытие границ в связи с пандемией, в январе в Казахстане находилось около 209 300 узбекистанцев, по данным министерства экономики и сокращения бедности Узбекистана.

Вторая по величине группа – мигранты из Кыргызстана. В январе государственная миграционная служба Кыргызстана сообщила, что в Казахстане, одном из членов возглавляемого Россией Евразийского экономического союза (ЕАЭС), трудятся около 35 тысяч кыргызстанцев. Как граждане государства, входящего в ЕАЭС, граждане Кыргызстана могут на законных основаниях жить и работать в Казахстане.

Согласно официальной статистике из Таджикистана, до пандемии в Казахстане работало около 14 тысяч граждан этой страны.

Данных о числе работающих в Казахстане туркменистанцев нет, поскольку закрытый Ашгабат не публикует такую информацию.

Мигранты из Центральной Азии говорят, что ментальная близость Казахстана, сходство языка и культуры, а также относительно простые требования для получения разрешения на работу сделали его привлекательным местом для поиска работы. Чтобы получить разрешение на работу в России, им нужно сдать экзамен на знание русского языка и истории, тогда как в Казахстане подобных требований не предъявляют.

Без страхов и опасений


В отличие от ситуации в России, преступления на почве ненависти и ксенофобии в Казахстане редки.

«До 2019 года я зарабатывал около 700 долларов в месяц, работая на частной даче в России, – рассказывает Дильшодбек. – В Казахстане я могу получить примерно половину этой суммы. Но при этом мне не нужно все время оглядываться через плечо, постоянно опасаясь нападений или оскорблений».

СМИ и правозащитные группы задокументировали многочисленные случаи нападений на мигрантов в России, в том числе со смертельным исходом. Российские официальные лица признают, что в последние годы отношение общества к трудовым мигрантам резко ухудшилось.

«В 2020 году практически каждый четвертый респондент заявил об отрицательном отношении к мигрантам, – представил местным СМИ результаты опроса заместитель главы администрации президента России Магомедсалам Магомедов. – При этом имеется негативная динамика. Это отношение становится только хуже – на 7,5 процента выросло количество людей, которые плохо относятся к мигрантам. Это негативно влияет на межнациональные отношения».

Реалистичные ожидания


Но и в Казахстане не все гладко. Мигранты, проработавшие там несколько лет, говорят, что у прибывающих должны быть реалистичные ожидания.

«Работать и зарабатывать в Казахстане несложно, – говорит 38-летний Жасур, гражданин Узбекистана, арендующий небольшую пекарню в Шымкенте, городе на юге Казахстана. У него не все сразу сложилось. Жасур рассказывает, что ему не заплатили за «целый год работы».
Он впервые приехал в Казахстан со своим отцом и пятью другими мужчинами из Наманганской области Узбекистана пять лет назад. Мужчины договорились построить дом казахстанцу. Работодатель заплатил им четыре тысячи долларов авансом и пообещал выдать оставшиеся десять тысяч долларов после завершения работы. Письменного контракта не было. Мигранты въехали в страну как туристы, не оформив разрешения на работу в Казахстане.

Жасур вспоминает, что бригада целый год строила дом. Когда пришло время рассчитываться, заказчик пропал. Выяснилось, что он погиб в дорожно-транспортном происшествии. Родственники мужчины отказались выплатить причитающиеся рабочим деньги. Жасур и другие строители, которые работали нелегально, не смогли обратиться за помощью к властям, чтобы получить свои деньги.

«Надеялись, что мусульмане, не обманут. Но это не всегда так», – говорит Жасур.

Усвоив урок, Жасур теперь работает и живет в Казахстане на законных основаниях. Клиентов у его пекарни в Шымкенте достаточно.
«Мне хватает на жизнь и на то, чтобы раз в неделю отправлять деньги своей семье [в Узбекистан], откладывать часть на будущее», – объясняет он.

Жасур говорит, что ему часто звонят односельчане из Наманганской области, которые хотят приехать в Казахстан, просят найти «заказчика», нуждающегося в рабочих руках. В селе нет работы.

Жасур не сталкивается с языковым барьером: он легко выучил казахский язык, который, как и узбекский, относится к тюркской языковой группе. Культурное и кулинарное сходство, а также общие социальные ценности и традиции помогли Жасуру и другим мигрантам из соседних стран адаптироваться к жизни в Казахстане.

Но жизнь и работа в Казахстане для Джасура – временная мера. Он видит свое будущее на родине и говорит, что копит деньги, чтобы построить дом в своем родном селе.

Но пока это остается далекой мечтой.
+1
    3 447