Сегодня
425,02    498,17    65,85    5,85
   Нур-Султан C    Алматы C
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Казахстан: страсти по воде

Сергей СмирновРитм Евразии
26 июля 2021
В настоящее время водообеспечение Казахстана пока удовлетворяет потребности отраслей экономики и населения, но в средне- и долгосрочном периоде прогнозируется его снижение. Об этом заявил министр экологии, геологии и природных ресурсов РК Магзум Мирзгалиев.

Однако лукавит г-н министр. Уже в текущем году в ряде регионов сложилась критическая ситуация, в частности в Мангистауской и Кызылординской областях. Только в Мангистауской области из-за сильной засухи и бескормицы число голов павшего крупного рогатого скота достигло трех тысяч (по неофициальным подсчетам вдвое больше). Местные власти оказывают «максимальную помощь» пострадавшим от засухи фермерам, но кормов, распределяемых районными акиматами, не хватает. По словам президента республики К.-Ж. Токаева, «акиматами и министерством сельского хозяйства не были приняты правильные решения, не проводилась четкая системная работа».

Отметим, что современные оценки имеющихся в РК водных ресурсов весьма приблизительны. Последний раз ресурсы поверхностных вод Казахстана детально изучались в конце 60-х – начале 70-х годов прошлого столетия. С обретением независимости сеть гидропостов и метеостанций была сокращена почти на половину (чего не делали даже в годы войны!).

Еще одна причина слабого изучения водных ресурсов – отсутствие единого ведомства по управлению ими. После развала Советского Союза началось массовое реформирование органов управления. Республиканское министерство водного хозяйства преобразовали в Госкомитет по водным ресурсам, который неоднократно передавался из одного министерства в другое, причем на четвертых-пятых ролях. Так, в середине 90-х его присоединили к министерству охраны окружающей среды, затем передали в состав Минсельхоза, года два назад – в министерство экологии, геологии и природных ресурсов.

Сегодня функции бывшего Минводхоза разбросаны среди различных ведомств. Министерство охраны окружающей среды наблюдает за состоянием окружающей среды и штрафует за загрязнение вод, Минэнергетики и минеральных ресурсов изучает состояние подземных вод, поскольку они являются ископаемым минералом, Минздрав контролирует качество питьевой воды, министерство индустрии и торговли отвечает за использование водных ресурсов в промышленности. Таким образом, каждое ведомство решает свои отдельные задачи, которые в итоге затягиваются в тугой клубок общегосударственных водных проблем. Нехватка водных ресурсов грозит замедлением экономического роста всей страны.

Международные эксперты прогнозируют, что водопотребление Казахстана к 2040 г. вырастет на 56%, и дефицит водных ресурсов может достигнуть 12 км³ в год. Дефицит воды произойдет в основном вследствие роста водопотребления и падения речного стока из сопредельных государств. И это понятно. Поскольку в Казахстане порядка 40% воды поступает по трансграничным рекам из Китая, Кыргызстана, Узбекистана, России, то республика в значительной степени зависит от водохозяйственной политики сопредельных стран.

Однако если с тремя последними у Казахстана есть (пусть устаревшие и требующие обновления) межправительственные соглашения по вододелению, то с Китаем деление водных ресурсов пока никак не регулируется. Так, на реке Или на границе с Китаем возник вопрос острой нехватки водных ресурсов. В последние 20 лет сток реки уменьшился с 17,8 до 12,7 км³/год. В настоящее время водозабор из Китая в Синьцзян-Уйгурский автономный район составляет около 3,5 км³/год.

По экспертным оценкам, реализация китайских проектов приведет к тому, что к 2050 г. сток реки Или в Казахстане сократится на 40%, а ввод в строй промышленных (в основном нефтедобывающих и нефтеперерабатывающих) предприятий в бассейне реки на территории Китая усугубит экологические проблемы в казахстанской части реки, которая и без того загрязнена бытовыми, сельскохозяйственными и промышленными стоками.

Разберемся с тем, как в республике используют воду. После развала Советского Союза многие населенные пункты из-за вышедшей из строя еще советской инфраструктуры лишились питьевого водоснабжения, и вода в них поставляется автоцистернами. Возник огромный разрыв между реалиями и обещаниями государственных программ. В частности, провалилась реализовывавшаяся в 2002-2010 гг. госпрограмма «Питьевая вода». Увы, жители сел и аулов по итогам программы так и не смогли получить обещанные потоки живительной и чистой влаги, которая должна была политься из их кранов.

Следующая программа «Ак-Булак», начатая в 2011 г., предусматривала к 2020 г. обеспечить качественной питьевой водой сельское население на 85%, городское – на 100%. Результаты также оказались неутешительны. Вследствие низкого уровня проектно-сметной документации, множественных коррупционных схем, многомиллиардных махинаций с бюджетами, дефицита специалистов (водных инженеров, мелиораторов, профессионалов, знающих современные технологии водоподготовки, водоподачи, строительства водохозяйственных объектов) госпрограммы были реализованы лишь на бумаге в официальных отчётах и не решили основных проблем обеспечения населения питьевой водой. Даже в городах уровень изношенности водопроводных сетей достигает 60%.

Обеспеченность водопроводной водой в целом по Казахстану оценивается на уровне 75%, но это «в среднем по больнице». На программы потрачены триллионы тенге, но водопровод доступен, согласно официальной статистике, лишь 35% сельчан. В некоторых регионах доступ к централизованному водоснабжению в селах и аулах составляет 19,5%; около 17% жителей РК используют для питья воду из открытых водоемов, а 3% пользуются привозной водой негарантированного качества.

Основные объемы (около 70%) потребляемой воды используется для орошения. Критический (до 70%) износ оросительных и ирригационных систем приводит к высоким (до половины) потерям поливной воды, снижению плодородия почв и как результат – их засолению и заболачиванию. Требуется ремонт каналов и внедрение автоматизированного управления водными ресурсами.

Перед республикой стоят задачи по сохранению водного баланса, модернизации и реконструкции водохозяйственной инфраструктуры, цифровизации, водосбережения, кадрового обеспечения и т. д. В частности, требуется значительное строительство новых ирригационных систем для увеличения орошаемых земель с текущих 1,6 до 2,2 млн га к 2025 г. и до 3,0 млн га к 2030 г.

До 2025 г. планируется провести реконструкцию более 4,5 тыс. км каналов, восстановление 29 аварийных водохранилищ, строительство 39 новых водохранилищ в 9 регионах с общим объемом 3,6 млрд м³ в год. Это позволит снизить угрозу паводковых явлений для 70 населенных пунктов, ввести в оборот 394 тыс. га новых орошаемых земель, снять зависимость от объемов воды трансграничных рек: из Кыргызстана – до 30%, Узбекистана – до 25%, Российской Федерации – до 15%.

Правда, печальная практика реализации предыдущих госпрограмм оптимизма не добавляет.
+3
    7 833