Сегодня
434,16    493,29    68,15    5,81
   Нур-Султан C    Алматы C
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Смог возвращается, или Киргизская столица на грани экоцида

Эркин ИсмаиловРитм Евразии
16 октября 2021
Смог возвращается… Это вовсе не название американского триллера, а реальность, с которой ежегодно сталкиваются жители Бишкека с началом отопительного сезона. Не стал исключением и текущий октябрь: едва температура воздуха опустилась ниже 10oC, как киргизская столица вновь оказалась в топ-10 мирового рейтинга крупнейших городов мира с высоким уровнем загрязнения атмосферы World Air Quality, разделив этот статус со странами Южной и Юго-Восточной Азии.

И никто не обещает, что, занимая по состоянию на 8 октября 8-е место с показателем чистоты воздуха 123 единицы (AQI), являющимся «нездоровым для чувствительных групп» населения, предстоящей зимой Бишкек не побьет рекорд зимы прошлого года, когда его показатель равнялся 450 AQI по 500-балльной шкале.

Деньги – в трубу, пыль – в глаза


С высот южных предгорий зимний Бишкек напоминает не подающую признаков жизни серую морскую бездну. А ведь возникающая иллюзия вполне может стать пророческой. Согласно отчету Общественного объединения MoveGreen, подготовленному с использованием данных Агентства по гидрометеорологии при МЧС КР, население киргизской столицы дышит воздухом, количество химических элементов в котором на протяжении пяти последних зим превышает все мыслимые и немыслимые нормы. Так, зимой 2020–2021 года концентрация в атмосфере мелкодисперсной субстанции PM 2.5, представляющей собой смесь из кусочков сажи, солей серной и азотной кислот, соединений тяжелых металлов, пыльцы растений, бактерий, микроорганизмов, превышало предельно допустимую концентрацию, установленную Всемирной организацией здравоохранения, от 8 до 12 раз, диоксида азота (NO2) – от 2,3 до 3,5, оксида азота (NO) – от 4,3 до 6, формальдегида – яда с общетоксическим действием, вызывающим злокачественные опухоли, лейкемию и мутационные изменения в организме человека, – от 2,6 до 5 раз.

Высокий уровень загрязнения воздуха эксперты связывают в первую очередь с функционированием располагающейся фактически в центре киргизской столицы Бишкекской ТЭЦ, более 60 лет обеспечивающей горожан теплом, горячей водой и электричеством. И в то время как все прогрессивное человечество обсуждало пути перехода к устойчивой энергетике и демонстрировало готовность к отказу от использования самого «грязного» топлива, власти Киргизии вложили в модернизацию теплоэлектростанции полмиллиарда долларов, нарастив объемы потребления угля в отопительный сезон с 1 млн до 1 млн 200 тыс. тонн.

Оставалось лишь поверить в уверения властей в том, что в целях предотвращения вредного воздействия на окружающую среду дорогостоящий проект модернизации предусмотрел полноценную очистку дымовых газов. Однако проверка в январе текущего года фильтров ТЭЦ выявила трехкратное против нормы превышение выбросов. «На полную замену нынешних фильтров и установку современных электрических фильтров на ТЭЦ Бишкека для улавливаемости выбросов, – заявил первый вице-премьер-министр Артем Новиков, – необходимо порядка $40 млн». Остается добавить, что украденных в ходе модернизации $111 млн хватило бы на то, чтобы сделать это как минимум дважды.

Причиной ухудшения экологической ситуации также стал факт пренебрежения требованиями к поставляемому на столичную ТЭЦ углю и использование вместо принятого в качестве проектного топлива – карагандинского каменного угля шахтной добычи марок «рядовой» и «промпродукт» – смеси из 75% карагандинского угля и 25% ташкумырского бурого угля марки Б3 Кавакского бассейна и каменного угля Шубаркольского месторождения марки Д – угля с месторождения «Кара-Кече», расположенного в Жумгальском районе Нарынской области Киргизии.

По сведениям Минэнергопрома КР, за отопительный период доля каракечинского угля от общего объема сжигаемого топлива составляет 58%. Между тем он обладает высокой зольностью (массовой долей золы, остающейся после полного сгорания горючего), составляющей 20–25% (для сравнения: зольность каменного угля Шубаркольского месторождения – 6–8%). Более того, а его поставщики – 20 компаний, в числе которых госпредприятие «Кыргызкомур», нет-нет, да подмешивают в него пустую породу – камень и грунт. По этому поводу, согласно уверениям властей, в текущем году «проводились соответствующие мероприятия». Вот только в преддверии нового отопительного сезона, несмотря на протесты отдельных политиков и экоактивистов, каракечинский уголь вновь поступил на склад твердого топлива ТЭЦ Бишкека.

Частный вклад в экологию


Столь же велик вклад в загрязнение воздуха частного сектора, так называемого саманного пояса, образовавшегося вокруг Бишкека в результате многотысячных фактов стихийных самозахватнических действий в отношении земель, некогда являвшихся сельскохозяйственными угодьями. 80% жилых построек образовавшегося вокруг Бишкека частного сектора построено из самана – смеси глины и навоза. Разрастаясь ежегодно в среднем на 500 новых жилых домов, на сегодняшний день он представляет собой порядка 50 лишенных инженерных коммуникаций жилмассивов, населенных почти миллионом внутренних мигрантов. Последние отапливают свои жилища резиновыми покрышками, тряпками, клеенкой, бытовым мусором, в лучшем случае каракечинским углем. Когда это всё горит, показатели чистоты воздуха в данных районах превышает 1300 AQI.

Смог над Бишкеком

Продолжают активно использоваться неэффективные и загрязняющие воздух твердотопливные печи и котлы 40% столичных домохозяйств. В прошлом году, намереваясь снизить количество вредных веществ в атмосфере, мэрия Бишкека призвала данную категорию граждан перейти на альтернативные источники тепла – газ и электричество. В этом году тенденция пошла в обратном направлении. На фоне энергетического кризиса к весне 2022 года уровень воды в Токтогульском водохранилище может упасть до «мертвого уровня» – власти потребовали от отапливающихся электроэнергией запастись углем.

Письменные уведомления о введении «полного запрета использования электроэнергии для цели отопления и других термических процессов» киргизстанцы получили еще в июне текущего года. «В отопительный период вам будет запрещено использование электрооборудования, предназначенного для отопления, обогрева воздуха, кондиционирования и другого нагревательного оборудования, – говорилось в уведомлениях. – В случае выявления несоблюдения вышеуказанных запретов вам будет установлен индивидуальный лимит потребления электроэнергии с ограничением подачи электроэнергии. Просим вас во избежание принятия принудительных ограничительных мер заблаговременно предусмотреть альтернативные источники теплоснабжения».

Таким образом, если в прошлом году потребление угля городским и пригородным частным сектором в зимний период составило около 1 млн тонн, то предстоящей зимой, обещающей быть холодной и продолжительной, объемы могут увеличиться как минимум на 50%. А значит, дышать в Бишкеке будет нечем.

Миллионы на свалку


Еще одна кровоточащая рана Бишкека – городская свалка площадью 54 гектара, расположившаяся в 20 километрах от столицы. Она появилась в 70-е годы прошлого столетия и сегодня представляет собой горы мусора высотой до 40 метров, которые последние 10 лет не перестают тлеть и гореть, травя жителей северной части Бишкека и десятка прилегающих к полигону жилмассивов фуранами, диоксинами, формальдегидами, метаном и питая фильтратами – жидкостью, выделяющейся при гниении органического компонента, грунтовые воды и протекающую в пятистах метрах реку Ала-Арча, являющуюся частью местной ирригационной системы.

«Самая большая проблема с полигонами, – считает глава общественного объединения «Независимая экологическая экспертиза» Олег Печенюк, – непредсказуемая морфология мусора. В бытовых отходах находится все что угодно – бумага, пластик, металлы, пищевые отходы, аккумуляторные батарейки, стройматериалы, ртутные лампы, медицинские изделия. В общей куче много таких составляющих, которые относятся к категории опасных, а полигона для их утилизации в стране вообще нет». Поэтому стоит ли удивляться тому, что концентрация, например, паров ртути в атмосфере здесь превышена в 16 раз.

Долгое время муниципалитет оправдывал неспособность решить проблему мусорного полигона отсутствием средств. Однако в 2013 году правительство Кыргызстана и Европейский банк реконструкции и развития подписали кредитное соглашение о финансировании проекта «Улучшение системы управления твердыми отходами в Бишкеке» стоимостью 22 млн евро, половина из которых – кредит. В 2015 году его ратифицировал парламент, обязав столичную мэрию вложить полученные средства в строительство мусоросортировочного завода, рекультивацию свалки и открытие нового полигона.

К 2020 году проектные мероприятия планировалось завершить. Между тем к закату клонится 2021 год, освоена добрая половина грантовых денег (на них приобретены 32 мусоровоза, компостер для утилизации отходов и отремонтирована дорога на свалку), за неиспользованные средства государством ежемесячно выплачивается штраф в размере 14 млн сомов, а мусорный полигон, принимая ежедневно по 300–400 мусоровозов, продолжает расти и приближаться к грани экологической катастрофы. «Потрачено 10,5 миллиона евро, – подчеркнул в ходе пресс-конференции в Бишкеке 7 октября текущего года новый мэр столицы Айбек Джунушалиев, – но по факту ничего сделано не было».
Киргизские парламентарии уверяют, что реализации проекта препятствуют некие заинтересованные силы, которым горы мусора приносят горы денег. Поэтому даже прокуратура не в состоянии остановить эту зловонную вакханалию.

Берегись автомобиля


«Выхлопные газы от транспорта – главная причина загрязнения воздуха в Бишкеке» – настаивают власти страны, нивелируя, таким образом, значимость иных факторов и перекладывая ответственность на автолюбителей.

Автотранспорта в Бишкеке, действительно, много: на тысячу человек приходится 450 автомобилей, что на одну треть больше, чем в Лондоне, и почти вдвое – чем в Амстердаме.       Однако проблема по-прежнему в эффективности государственного управления, в частности  в отсутствии альтернативы в виде комфортного и недорогого городского транспорта, контроля над выбросами транспортными средствами углекислого газа и требований к возрасту и экологическому классу автомобиля. Так, согласно данным ГРС КР, большинство столичных транспортных средств – почти 60% – старше 15 лет, 94% – старше 10 лет и имеют высокий уровень выбросов в силу их устаревших экологических стандартов и возрастного износа.

Еще один камень преткновения – топливо. Обязательство улучшить его качество Киргизия взяла на себя, вступив в Евразийский экономический союз. Однако с 2019 года власти предпринимают уже третью попытку отсрочить регулирующий качество бензина и дизтоплива техрегламент Таможенного союза ТС 013/2011 на сей раз до 2025 года, мотивируя это отсутствием времени на модернизацию семи нефтеперерабатывающих предприятий. Вот только на рынке ГСМ они занимают всего 10%, 90% – завозное топливо, четверть которого – низкопробная контрабанда. Отсутствие современных требований позволяет продавать его как полноценное топливо и зарабатывать не меньше, чем на мусорном полигоне.

***


В целях предотвращения экологической катастрофы 19 мая текущего года постановлением Кабинета министров КР на базе Государственного агентства охраны окружающей среды при Министерстве чрезвычайных ситуаций КР был образован Государственный комитет по экологии и климату КР, переработавший и подписавший новый план комплексных мер по улучшению экологической ситуации в Бишкеке, Сокулукском и Аламединском районах Чуйской области. 

Однако бить в набат новый коллегиальный орган не спешит, оказавшись, по всей видимости, очередным мыльным пузырем, раздутым лишь для выявления «шокирующих фактов нарушения канадцами норм природоохранного законодательства Кыргызстана и международных экологических стандартов» (имеется в виду скандал вокруг золоторудного месторождения Кумтор).
0
    5 086