Сегодня
424,84    453,6    63,91    7,3
   Нур-Султан C    Алматы C
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Пик роста цен в Казахстане ожидается во второй половине года

КурсивКурсив
7 мая 2022
Минувший апрель стал третьим по счету месяцем ускорения инф­ляции в Казахстане. Динамика потребительских цен уже превзошла значения кризиса 2020 года и приблизилась к значениям 2016 года. Учитывая внешние и внутренние факторы влияния на цены, до конца текущего года и этот уровень будет преодолен.

Шок за шоком


В апреле ускорились все компоненты инфляции. Самый большой рост в годовом выражении показала продовольственная инфляция – 17,9% после 15,4% в марте. Если сравнить динамику цен на продукты питания на пиках кризисов 2015–2016 годов и коронакризиса (2020), то в апреле 2022-го она оказалась самой высокой.


Шоки распределены по всем группам продуктов питания: цены растут как в группах с высокой локальной составляющей (сырье, производственные мощности) – хлебобулочные изделия (+17,9% г/г), молочные продукты (+14,9%), мясо (+14,4%), так и в тех, где импорт высок, – овощи и фрукты (+27,6%). Который месяц обновляют максимумы цены на сахар (+54,6%) и подсолнечное масло (+22,3%). Снизились цены лишь на яйца (–4,1%): сказался эффект высокой базы минувшего года.

В компоненте непродовольственных товаров зафиксирован рост цен на 11,1% г/г, и это заметно ниже, чем в кризис 2015–2016 годов (27,8%), однако вдвое больше, чем на пике в 2020-м (5,5%). Рост обеспечивают фарм­продукция (+7,6%), одежда и обувь (+8,1%), моющие средства (+14,3%), товары личного пользования (+15,1%).


Приближается к уровням 2016 года и инфляция платных услуг: в апреле 2022 года рост составил 8,9% (в 2016-м – 10,3%). Ускорение компоненту придает рост цен на аренду жилья (+23,4%), услуги общепита (+13,9%), амбулаторные услуги (+11,9%), электроэнергию (+10,6%).

На то, что нынешний рост цен почти лишен сезонного влияния, указывает базовая инфляция по итогам марта 2022 года (наиболее свежие данные на момент выхода номера в печать) – рост цен, очищенный от цен на овощи, фрукты и энергоносители, составил 11,3% (в июле 2016-го – 18,5%).


На этом фоне бьет рекорды инфляция производителей. Цены производителей промышленных товаров в марте 2022-го в годовом выражении выросли на 47,1%, тогда как в кризис-2020 цены производителей снижались, а в 2016-м на пике они показывали рост на 26,3%. Среди отдельных производственных секторов заметный рост цен произошел в отраслях, обслуживающих преимущественно внутреннее потребление: в неф­тепереработке – на 22,5%, в автопроме – на 20,9% г/г, в пищевой промышленности – на 16,5%, в производстве электрооборудования – на 13,1%, в производстве стройматериалов – на 10,9%, в мебельной промышленности – на 9,9%, в бумажной промышленности – на 9,6%; в производстве электроэнергии тарифы выросли на 19,3%.


На 17,0% поднялись цены производителей сельхозпродукции. Рост на 14,6% был зафиксирован в оптовых продажах. Умеренный рост цен пока сохраняется в грузоперевозках (6,5%) и строительстве (4,5%). Рост цен производителей будет стимулировать рост потребительских цен в следующие периоды.

Глобальный бум


Инфляция в Казахстане ускоряется на фоне ралли сырьевых цен на мировом рынке. В апрельском отчете по сырьевым товарам Всемирный банк прогнозирует сохранение высоких цены на всю номенклатуру отслеживаемых им коммодитиз: от нефти и газа до продовольствия и удобрений. Высокими темпами отличаются цены на ключевые экспортные товары РК.


Только с января этого года цены на нефть (Brent) выросли на 35%, на природный газ (в Европе) – на 50%. Отказ ряда европейских стран от российских углеводородов привел к реализации стрессовых сценариев. Замещение этих объемов выпуском других экспортеров черного и голубого топлива продлится несколько кварталов, а массовый переход на энергоэффективные технологии – несколько лет. Это значит, что высокие цены на углеводороды в краткосрочной перспективе точно сохранятся.


Диапазон роста цен на промышленные металлы в первые несколько месяцев года – от 1 (свинец) до 16% (алюминий), цены на медь выросли на 5%, на цинк – на 10%, на железную руду – на 15%. На удорожание металлов влияет как сторона предложения – производители, испытывающие проблемы с выпуском, так и потребители, сформировавшие долгосрочный устойчивый спрос на промышленные металлы в рамках зеленых политик.

Подъем цен на продовольственное сырье (soft commodities) заметен как по маслам (соевое масло подорожало с начала года на 33%, рапсовое – на 16%, подсолнечное – на 8%, но накоп­ленный рост по этой позиции с января 2020-го – 85%), так и по зерновым: американская пшеница HRW с января подорожала на 30%. Дорожают мясо птицы (+16% за февраль – март), говядина и сахар (по +5%). Стимулом роста здесь выступает угроза ухода с рынка поставщиков из РФ и Украины: россияне до августа закрыли экспорт пшеницы, а украинцы вынуждены резко сократить выпуск зерновых и масличных из-за боевых действий. Потенциал замены более дорогого сырья на дешевые субституты в этой группе товаров был исчерпан еще в ходе коронакризисного ралли цен.

Издержки остающихся на рынке продовольствия игроков будут расти на фоне удорожания факторов производства. Наряду с нефтепродуктами продолжается мощный рост цен на удобрения: гидрофосфат аммония с начала года подорожал на 34%, азотистые удобрения – на 7%; в ретроспективе трех лет рост цен еще более впечатляющий – 254 и 321% соответственно.

Рост цен на сырье комфортен для стран – экспортеров коммодитиз, к каким относится и Казахстан: доходная часть бюджета увеличивается, растет объем экспорта в денежном выражении, улучшается баланс счета текущих операций. Для стран-экспортеров с плавающим обменным курсом валюты это означает еще и укрепление национальных денежных единиц. Однако высокие мировые цены стимулируют и рост цен и на внутренних рынках – пусть и не такой динамичный, как на мировом рынке. Часть роста цен уже просочилась в цены производителей. Рост последних трех месяцев перетечет туда в ближайшие один-два квартала.

Буря и натиск


Динамика инфляции в РК в краткосрочной перспективе будет зависеть от влияния серии факторов.

Первый и основной (но часто недооцениваемый) канал давления на потребительские цены – фискальный.

«Существенное проинфляционное давление будет оказывать фискальная политика. В 2022 году расходы республиканского бюджета вырастут на 23,6% при средних темпах роста в предыдущие три года 16,7%. Сохраняющийся положительный фискальный импульс окажет проинфляционное давление как в 2022, так и в 2023 году», – отмечают в Нацбанке РК. 

Высокий уровень расходов бюджета, значительная часть которых направлена на социальные выплаты и зарплаты бюджетников, в ближайшие 8–12 месяцев будет усиливать тенденцию к росту цен.

Второй фактор – проблемы в цепочках поставок. Локдаун в Шанхае и ужесточение карантинных ограничений в остальной части материкового Китая усилили проблемы с производством и отгрузкой готовой продукции. Reuters сообщал, что в начале апреля в порту Нинбо-Чжоушан (район Шанхая) количество кораблей, ожидающих отгрузки, выросло вдвое. Вчетверо выросли тарифы на доставку продукции грузовым автотранс­портом из провинции Шаньдун в Шанхай. Проблемы в Китае транслируются на его главных торговых партнеров – ЕС и США.

В ближайшие несколько кварталов будет происходить перемещение старых цепочек поставок продукции через транспортно-логистическую инфраструктуру РФ на новые маршруты. Это сопряжено, во-первых, с появлением краткосрочных дефицитов на отраслевых рынках в РК, во-вторых, с удорожанием издержек на доставку продукции (старые маршруты через РФ были оптимальными).

Продолжит давить на цены и геополитика. Инфляция в РФ, откуда Казахстан получает до 40% всего импорта и около 60% импортного продовольствия, к концу года может ускориться до 22% (прогноз экспертов, опрошенных ЦБ РФ; фактическая инфляция по итогам марта – 16,7% г/г), будет перетекать в Казахстан.

С июля инфляцию может ускорить внутренний фактор – завершится период заморозки розничных цен на энергетические товары. Вторая половина года, по-видимому, станет периодом пика инфляции в нынешнем цикле роста цен.

В плохих оценках сходятся


Казахстанские официальные лица говорят об инфляции достаточно часто. С конца минувшего года рост цен попал в объектив внимания президента, правительство разработало серию планов и концепций с элементами антиинфляционной политики. При этом краткосрочные прогнозы по инфляции ухудшаются. Ранее планировавшийся на 2022 год переход к коридору потребительской инфляции в 3–4% перенесен на период после 2023 года.

Касым-Жомарт Токаев, президент РК: «Инфляция снижает эффективность экономической и социальной политики. Пришла пора поставить точку в этом вопросе, стабилизировать цены и инфляционные ожидания населения. Нужна планомерная работа по снижению инфляции. Пороговый коридор – 3–4% к 2025 году».

Алибек Куантыров, министр национальной экономики РК, 5 апреля 2022 года: «Инфляция на 2022 год определена в коридоре 8–10%».

Бахыт Султанов, вице-премьер, министр торговли и интеграции РК, 6 апреля 2022 года: «FAO озвучивала цифры: более 20% инфляция, с 5 до 7% зарегистрирована инфляция в европейских странах. В соседних странах зафиксирован рост цен до 15%. Это приводит к импорту инфляции. Помимо этого геополитическая обстановка за последние месяцы непосредственно пов­лияла на курс нашей нацвалюты. В результате волатильности курс тенге упал на 18%, это привело к росту цен».

Национальный банк РК, в сообщении о повышении ставки, 25 апреля 2022 года: «Значимым драйвером инфляционных процессов остается положительный фискальный импульс, наблюдаемый третий год подряд… Инфляционные ожидания не заякорены и продолжают демонстрировать высокую волатильность. Результаты опроса в марте 2022 года указывают на снижение оптимизма населения и существенное повышение инфляционных ожиданий, отражая ухудшение геополитической ситуации и ослабление обменного курса национальной валюты. Количественная оценка инфляции на год вперед составила 11,4%».

Галымжан Пирматов, председатель НБ РК, 27 апреля 2022 года: «Сохраняется пространство для дальнейшего ужесточения денежно-кредитных условий с учетом траектории инфляционных ожиданий, обновленных прогнозов по инфляции, совокупному спросу и импорту, а также с учетом риска реализации возможных дополнительных инфляционных шоков».
0
    7 756