Сегодня

475,51    464,15    66,85    8,2
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Глобальный рынок кончился первым

Герман СадулаевВзгляд
14 сентября 2022
Правительства G7 решили установить потолок цен на российский газ, а также на нефть. И агитируют другие страны присоединиться к соглашению. Например, Индию. То есть пытаются регулировать цены. А еще в Европе вводят ограничения на потребление: электроэнергии, тепла, холода (кондиционеров), воды, еды и прочего. Что случилось? Неужели власть на Западе захватили тайные коммунисты? 

Ведь эти решения противоречат принципам свободной рыночной экономики и торговли. Я помню: цены регулировать не нужно и вредно. Рынок сам все урегулирует. Например, если какого-то товара не хватает и появляется дефицит, тогда повышается цена на этот товар. Следовательно, увеличивается прибыль от производства и продажи данного товара. Инвестиции устремляются в эту нишу, количество производителей и продавцов увеличивается, предложение находит баланс со спросом, конкуренция растет, цены снижаются и – вуаля! Рынок все отрегулировал. Дефицита нет, товара всем хватает и цены нормальные. Чудо! 

Или потребление. Потребление тоже не нужно регулировать. Если какого-то ресурса недостаточно, то надо просто повысить на него цену. Платежеспособный спрос всегда ограничен, и потребление само снизится. Например, если у вас мало еды, вы назначаете за еду очень высокую цену, лишние потребители немножко умирают от голода, а оставшимся, богатым, еды хватает. Рынок волшебным образом решает все наши проблемы! 

Такова экономическая наука, которую вдалбливали нам в головы 30 лет подряд. Да какая наука? Религия! Рынок Всемогущий! Ведь рынок не только экономику регулирует, рыночные отношения делают так, что в стране сами собой возникают демократический режим правления, независимые суды, гражданское общество и свобода слова. А все это в свою очередь приводит народы к неизбежному процветанию и небывалому технологическому, культурному и цивилизационному развитию. Всего-то надо: строго следовать законам свободного рынка и не пытаться лезть свиным рылом в калашный ряд. Не мешать «Атланту», который «расправляет плечи». 

Вы думаете, я фантазирую? Показать вам учебники, статьи, монографии, где все то же самое написано черным по белому? 30 лет (ну, хорошо, 20) это была наша самая настоящая официальная идеология, которая пришла на смену марксизму-ленинизму под прикрытием статьи 13 Конституции: «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». Однако устанавливалась. Именно эта – о всемогуществе рынка. И наши реформаторы не сами ее придумали. А прилежно выучили от западных кураторов. Потому что в этом состояла идея, скрепа и цивилизационная миссия западной цивилизации: нести всюду свет рыночной экономики. И СССР ведь сломали под лозунги превосходства рынка.  

Где же сейчас рынок-то? Ой. Кончился. Причем самый главный, мировой, глобальный рынок кончился первым. Нас учили, что надо вписаться в международное разделение труда, занять свою нишу в глобальной рыночной экономике, и будет нам счастье. А потом и разделение труда внезапно кончилось, и глобальный рынок. Закон спроса и предложения? Не действует. Например, газ и нефть. Россию отключают – цены растут. Бегут на Ближний Восток, говорят: нарастите добычу. ОПЕК+ добычу снижает. Тогда решают: а мы введем «потолок цен». Какой потолок, дух Троцкого что ли в них вселился? 

Внезапно оказалось, что все постулаты рыночной экономики действуют только в умозрительной плоскости, что эти формулы описывают движения сферического коня в абсолютном вакууме. В реальном мире идеального свободного рынка нет и быть не может. Есть люди, семьи, нации, государства, предприятия, отрасли, и все связаны друг с другом мириадами сложных отношений, которые не всегда могут быть оценены в деньгах. Ну, как внезапно? Критики рыночного фундаментализма, и справа, и слева, всегда об этом говорили. Да и сами лицемерные «рыночники» это знали. «Свободный рынок» и «демократия» – экспортный вариант идеологии. Это вирус, который англосаксы и их сателлиты внедряют в завоеванные общества, чтобы ослабить, разрушить, а потом завоевать, убить и сожрать. Сами они не верят ни в рынок, ни в демократию. 

Как только появляются малейшие проблемки, с теми же энергоресурсами, например, так сразу отбрасываются и «рынок», и «демократия», а вводится тотальный контроль и нормы «военного коммунизма» (или правильнее сказать – «военного капитализма»?). А объяснение одно: это Россия виновата. Мы воюем с Россией. От этого все наши сложности. 

Ой, правда ли? С чего бы могучий Запад мерз, сидел без воды, еды и света просто потому, что где-то на периферии Россия проводит ограниченными силами специальную военную операцию в недогосударстве, которое даже не интегрировано ни в одну западную структуру, ни в ЕС, ни в НАТО? Не надо думать, что Запад – Европа, США, Канада, Австралия с Новой Зеландией – на самом деле так слабы и ничтожны. На самом деле даже одна взятая сама по себе Европа обладает огромной и мощной экономикой, с собственной промышленностью, сельским хозяйством, с лучшими технологиями и прекрасным людским ресурсом. Потенциал Евросоюза практически неисчерпаем. Это неколебимый и самодостаточный экономический кластер. Дело не в экономике. Дело в самоубийственной политике. И еще в капитализме. 

Это не Европа погибает, это капитализм давно умер и вот так подванивает. Президент России Владимир Путин еще год назад на заседании интеллектуального клуба «Валдай» ясно сказал: существующая модель капитализма исчерпала себя. В ее рамках нет выхода из клубка противоречий. Неравномерное распределение благ усугубляет кризис. Нужно переосмыслить архитектуру нашего мира: экономики, городов, жилищ. Готовых рецептов нет. Дикий капитализм не работает. 

Кстати, тогда же Путин сказал, что решение Европы свернуть долгосрочные контракты на поставку топлива и перейти на биржевую, спотовую, торговлю – это ошибка. Тогда цена за тысячу кубометров была 1900 долларов (и это казалось много). А сейчас сколько? Казалось, что переход на биржевые цены – это очень «рыночно». Но в результате приходится вводить «потолки цен» и ограничения потребления – меры совсем-совсем не рыночные. Идея дикого капитализма и свободного рынка для Европы умерла, этой зимой эта идея окончательно замерзнет на обледеневших батареях в необогретых домах. 

Ну а мы-то зачем до сих пор цепляемся за эту сказку про «волшебный рынок» с его «невидимыми руками», ногами и другими органами? Новые модели устройства экономики и общества нужно искать в другом направлении: в государственном планировании и контроле, в социальной ответственности бизнеса и социальной защищенности населения, в справедливости вознаграждения за труд и достижения, а не в случайностях биржевой игры. И нет никакой «священной частной собственности», по крайней мере, для предателей и воров. Итоги «приватизации» 1990-х должны быть выборочно отменены. У трусов, которые не поддержали свою страну, сбежали к врагу и сидят там, дрожат и злословят, надо все активы отобрать путем законной процедуры реституции. 

Потому что нет больше никакого рынка, никакого капитализма, но есть Россия, и кто за Россию – у того есть и права, и собственность. А кто за врагов, тот пускай у врагов и нищебродствует.                                                
+3
    6 315