Сегодня

465,38    483,58    64,95    7,69
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Казахстан – Европа: стоит ли выделки транзитная «овчинка» в обход России?

5 ноября 2022

Коллаж: © Русские в КазахстанеОт Евросовета до Германии и Латвии: «западный ветер» в Астане накануне зимних холодов


27 октября в Казахстане побывал Президент Европейского совета Шарль Мишель. Помимо переговоров с президентом Токаевым, он принял участие в саммите «Центральная Азия и Европейский Союз». «Хотел бы подчеркнуть, что Европейский Союз одним из первых признал Центральную Азию как единый сплоченный регион, имеющий глубокую историческую и культурную общность, – напомнил, открывая встречу, президент Казахстана. – За 30 лет наши отношения с Евросоюзом получили существенное развитие и способствовали укреплению суверенитета, независимости и территориальной целостности государств Центральной Азии. Межрегиональный диалог распространился практически на все приоритетные сферы сотрудничества, но потенциал не исчерпан. Сегодняшняя встреча на высшем уровне является ярким свидетельством нашего стремления и далее расширять конструктивное взаимодействие в политической, экономической и гуманитарной сферах».

Находясь на стыке Азии и Европы, Центральная Азия является связующим мостом между геополитическими центрами и мировыми рынками. Стремление к развитию широкого спектра межрегионального взаимодействия является прочным фундаментом всестороннего диалога между странами Центральной Азии и Европейского Союза, торгово-экономическое и инвестиционное взаимодействие с которым является одним из важнейших направлений сотрудничества. «За последние 10 лет Евросоюз инвестировал в страны Центральной Азии более 120 миллиарда долларов, что составляет фактически 40 % прямых иностранных инвестиций в регион. Около 70 % всех этих средств были направлены в Казахстан. За 8 месяцев с начала текущего года объем торговли между Казахстаном и странами ЕС достиг почти 30 миллиардов долларов, увеличившись более чем на 40 % по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Сегодня около трех тысяч компаний с участием европейского капитала успешно работают в различных секторах экономики Казахстана», – сообщил Токаев, намекнув в то же время на желательность более сбалансированной структуры взаимной торговли. «Казахстан может предложить более 100 видов обработанных товаров на сумму около 1,5 миллиарда долларов в год в таких отраслях, как машиностроение, производство железа и стали, пищевая промышленность и сельское хозяйство. Перспективная тематика – продовольственная безопасность. Как вам известно, мы ежегодно экспортируем более 5 миллионов тонн пшеницы, в том числе в страны ЕС. За последний год наш экспорт продовольственных товаров в ЕС увеличился на 32 % и превысил 630 миллионов долларов. Поэтому Казахстан мог бы продолжать поставлять сельхозпродукцию и минеральные удобрения в страны ЕС. Отдельная тема – это «зеленая» энергетика. Я полагаю, что здесь мы также могли бы тесно сотрудничать. В целом, хотел бы выразить уверенность в том, что сотрудничество между Казахстаном и Европейским Союзом будет продолжаться».
Фото: nur.kz

Как мы отмечали в предыдущих публикациях, в канву «европейского вектора» возросший экспорт казахстанского сырья в Европу, обретающий в условиях антироссийских санкций всё более извилистые пути. Так, в конце сентября председатель правления ГАО «Латвийская железная дорога» (ЛЖД) Марис Клейнбергс и глава государственной железнодорожной компании Казахстана ЗАО НК «Казахстан темир жолы» Нурлан Саранбаев договорились о более тесном сотрудничестве в области грузоперевозок с использованием обходящих российскую территорию транзитных коридоров.

Господин Клейнбергс побывал 21-26 сентября на международной выставке Translogistica Kazakhstan-2022, где в ходе вышеупомянутых переговоров с удовлетворением заметил, что «за неполные полгода Казахстан стал одним из важнейших зарубежных партнёров ЛЖД», поскольку «казахстанские грузоперевозки теперь составляют около четверти всего объема грузов ЛЖД». По его мнению, «тесное сотрудничество железных дорог двух стран в настоящее время и в перспективе имеет стратегическое значение». Со своей стороны, Нурлан Саранбаев также отметил «большой потенциал евразийского транспортного коридора Латвия – Казахстан».

Только за 7 месяцев 2022 года между Латвией и Казахстаном перевезено 2,71 млн тонн грузов, что в целых 23,2 раза больше, чем за соответствующий период прошлого года (в том числе 2,34 млн. тонн составили перевозки угля из Казахстана). Также увеличился импорт и транзит казахстанских нефтепродуктов: в текущем году в данном сегменте только в качестве латвийского импорта доставлено 44,3 тыс. тонн.


О резком росте экспорта угля из Казахстана на Запад мы уже писали. Кроме того, с ростом объёма железнодорожных перевозок лесных, металлургических, химических и скоропортящихся грузов из Латвии, объем грузоперевозок из этой прибалтийской страны в Казахстан увеличился в 2,5 раза. Упомянутые тенденции, как отметили Клейнбдергс и Саранбаев, сохранятся в конце текущего года, и в 2023 году, для чего стороны будут и впредь применять льготные тарифы и смежные меры стимулирования обоюдных грузоперевозок.

Что касается транзитной географии, до 70% объема железнодорожных грузоперевозок между Латвией и Казахстаном к середине текущего октября приходится на транзит через Закавказье, далее через Румынию (паромами Грузия – Румыния – Грузия), далее через Венгрию, Словакию, Польшу и Литву. Около 15% приходится на транзит через Польшу, Белоруссию, Литву и примерно столько же – через Россию.

По данным профильного белорусского портала, продолжается увеличение объема грузотранзита между Латвией, с одной стороны, и Казахстаном, Узбекистаном – с другой, причём и в узбекистанском торговом «сегменте» расширяется использование маршрутов в обход России и Белоруссии. Их развитие, разумеется, простимулировано Брюсселем: в апреле-июле с.г. на развитие грузотранзита в обход РФ «Казахстан темир жолы» (Железные дороги Казахстана) получили льготные кредиты от Евразийского банка реконструкции и развития в общей сложности примерно 110 млн. евро. Характерно, что обход белорусской территории не является обязательным условием на получение этих средств. Хотя «беломайдан-2020» провалился, видимо, в европейских структурах не теряют надежды на дистанцирование Минска от внешней политики России в будущем. К тому же, транзит грузов из Центральной Азии в прибалтийские порты и в обратном направлении через Белоруссию короче по расстоянию на 12 – 15% (и соответственно этому дешевле) в сравнении с другими обходящими российскую территорию восточноевропейскими маршрутами.

Тем временем, «международные перевозчики всё чаще ищут альтернативы пересечению территории России. Спрос на перевозки, например, по Срединному коридору, который связывает Казахстан с Азербайджаном, Грузией и Турцией через Каспийское море, значительно вырос, – отчиталась 22 июля пресс-служба ЕБРР. – Его развитие имеет первостепенное значение для устойчивости региональной торговли».

Схожие оценки высказывают казахстанские эксперты. «С точки зрения риск-менеджмента, высока вероятность, что конфликт России с западными странами затянется надолго, – считает директор «Улагат Консалтинг Групп» (Нур-Султан) Марат Каирленов. – Поэтому обязательно нам надо диверсифицироваться: уже даже не от нашего желания, а ради того, чтобы зарубежные товары были у нас. И желательно – по разумным ценам». Практически та же позиция у политолога Газиза Абашева: «Россия логистически и экономически будет еще очень долго находиться под санкционным давлением. Потому нужны альтернативные грузовые маршруты для Казахстана». Заметим, о подсанкционноости Белоруссии они не вспоминают.

…Нагрянув в Казахстан и в Узбекистан вслед за Мишелем, министр иностранных дел Германии Анналена Бербок приветствовала усилия Астаны по дистанцированию от России, выражающееся, в частности, в голосованиях в ООН по «украинскому вопросу». Ярая экологистка рассуждает о более тесном и якобы «равноправном», в отличие от России и Китая, экономическом сотрудничестве с Казахстаном. Среди продвигаемых проектов – ветропарк величиной с федеральную землю Бранденбург, а также некое предприятие на Каспии в сфере «водородной энергетики». При этом в самом Старом Свете, на фоне искусственно созданного энергодефицита, всё активнее разворачиваются в сторону «традиционных» нефти, газа и угля – вот и мечутся повсюду, откуда их можно получить. А потому напыщенные фразы и разговоры о взаимовыгодном сотрудничестве всего лишь камуфлируют привычную колониальную схему, отказываться от которой европейские партнёры едва ли собираются. «Евросоюз в его нынешнем состоянии – очень малозначительный внешний актор для центральноазиатского региона, – полагает ведущий научный сотрудник Института международных исследований МГИМО МИД РФ Александр Князев. – Визит главы Евросовета Шарля Мишеля и сама многосторонняя форма общения служат всего лишь формальным подкреплением того, что делают американцы в регионе. У Евросоюза в сегодняшней экстремальной ситуации реальные интересы в Центральной Азии – это убедиться в стабильности поставок казахстанской нефти и пообсуждать в очередной раз возможности поставок туркменского газа в Европу. Других явных интересов ЕС к региону нет или они текущие и менее значительные. В нынешней форс-мажорной ситуации ЕС не до них».
0
    5 728