Сегодня
427,15    519,12    66,84    5,96
   Нур-Султан C    Алматы C
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Казахская «сицилийская мафия»?... Когда верхи хотят, а низы уже не могут

Рустем АдамбаевДиалог
25 апреля 2012

Лес рубят, щепки летят


Справедливость. Высшая справедливость… Сколько людей стали жертвами этого идеального понятия…простых людей, без чинов и званий, увлеченных идеями борьбы за всеобщее равенство… А в итоге? Протестуют массы ради блага единиц.


Октябрьский переворот 1917 года в России наглядно продемонстрировал, что манипулировать массами можно не только с точки зрения религиозных, ксенофобных и псевдопатриотических соображений. Оказалось, что классовое противостояние под видом борьбы за аморфную справедливость это тоже действенный инструмент борьбы за власть. «Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем!» под этим лозунгом в Европе и Азии прокатилась череда кровавых столкновений, которые либо жестоко подавлялись действующей властью либо к управлению государством приходили кровавые тоталитарные режимы. И под лозунгами социальной справедливости в жерло репрессий шли сами рабочие, которых ранее использовали под видом борьбы за всеобщее счастье. Простые люди труда становились марионетками в руках искусных манипуляторов. Справедливость понятие философское, но тем не менее способное при грамотном использовании повести массы для удовлетворения чьих-то узких амбиций под соусом якобы всеобщего блага.


Современный человек стал практичен. Его уже трудно увлечь высокими идеями борьбы за добро и счастье всего мира. Им движут более меркантильные интересы собственного выживания. Смогу ли я приобрести автомобиль? Будет ли дешевым жилье? Появиться ли возможность учить своих детей? И многое другое, что позволяет простому обывателю чувствовать стабильность жизни нынешней и получать уверенность в будущем. Ожидания улучшений, нередко подогреваемые государственной пропагандой, вызывают сначала эйфорию, а затем недовольство тем, что реальная жизнь заметно отличается от картинок, подаваемых официальными и провластными СМИ. В этом момент общество можно относительно нетрудно разогреть для достижения каких-то собственных целей. Не обязательно политических. Однако передел собственности, захват предприятий или просто сохранение полукриминального статус-кво тоже требует определенных усилий. И здесь масса рабочих, подогретых эмоциями социального недовольства очень эффективный инструмент. Поскольку любая власть опасается проявлений массового протеста.


За примерами далеко ходить не нужно. В начале 90-х на крупных предприятиях бывшего СССР повсеместно возникали крупные стачки рабочих, требовавших социальной справедливости. Якобы из трудовых коллективов выбиралось новое руководство организаций, происходило акционирование. В итоге, многие прибыльные предприятия отошли, по сути,к авантюристам, которые искусно манипулировали рабочими для достижения собственных узких целей. И вы знаете на сегодня хотя бы один завод, фабрику или сельскохозяйственный кооператив, где бы сохранились акции рабочих или паи крестьян, которые так бурно обещал в начале 90-х новый менеджмент? И ведь несмотря на все обещания ничего не случилось. Но тем менее народ продолжает обманываться и оставаться игрушкой в руках искусных манипуляторов. Простой ставший хрестоматийным пример: в Кыргызстане некто Нурлан Мотуев под лозунгами всеобщей справедливости при помощи рабочих и местных жителей захватил угольные месторождения. В итоге Н. Мотуев новоявленный миллионер, а рабочие массы все также на него трудятся как раньше на другого хозяина. Зато какие были обещания! Вот ими все еще и живут. Впрочем, Казахстан знает примеры и пострашнее.

 

Уроки Жанаозена


Мы не будем вдаваться в глубокие подробности жанаозенской трагедии. Но даже поверхностный анализ демонстрирует, что простых нефтяников изощренно использовали некие силы для удовлетворения собственных амбиций. Регион нефтяной, находящийся на периферии с собственными внутренними противостояниями, клановой и криминальной спецификой. И протестующие под лозунгами аморфной социальной справедливости рабочие здесь стали разменной монетой. А истинные организаторы конечно как всегда остались в тени. Наказание понесут нефтяники, потому как закон суров. Так было всегда и будет, пока население не научиться отделять зерна от плевел. Та же сицилийская мафия для получения контроля над богатыми месторождениями провоцировала выступления рабочих. Американские романы вроде «Крестного отца» демонстрируют исторический факт того, что в США многие профсоюзы создавались искусственно криминальными кругами для собственных целей и манипулирования рабочим классом.


Жанаозенская трагедия требует, конечно, детального и всестороннего изучения. Чтобы избежать таких ситуаций в будущем. И уже сегодня правящий режим, как и любая другая здравомыслящая власть начинает активно искать решения проблем в таких отдаленных регионах как Жанаозен. Естественно, что прямое вмешательство государства не приходится по нраву местным «князькам» и прочим заинтересованным кругам. Когда вокруг царили собственные законы, позволяющие откровенно пользоваться неограниченной властью, а тут вмешивается центральная власть и начинает портить сложившуюся идиллию. И тогда нечистые на руку круги начинают организовывать протесты, в надежде на то, что власть испугается волнений и отстанет. Да даже если и произойдут массовые погромы на них можно списать многое, в том числе и хищения. Широко используется пропаганда отчаяния, которая акцентирует тяжёлое экономическое и социальное положение стране, внушая населению, что до их нужд правительству нет никакого дела, что оно не способно улучшить обстановку. Главное максимально нагнетать обстановку. В том же Жанаозене все кричать о невинных нефтяниках, о суде над ними, но никто ведь не задается вопросом: почему и за что задержан ряд высоких должностных лиц, включая первого заместителя акима Мангыстауской области? Какая связь между этими арестами и событиями в Жанаозене? Почему одновременно с расследованием жанаозеньских событий запущены в производство уголовные дела в части коррупционных правонарушений? Ведь тот, кто творит темные дела, очень часто пытается спрятать их за благими намерениями. Всегда выгоднее если центральная власть отвлекается на социальные протесты, отодвигая при этом борьбу с криминалом и коррупцией на второй план.


Жанаозенский синдром заставляет правящий режим более детально относиться к управлению на местах. Ведь уже стало ясно, что во многом именно кризис управления стал катализатором эскалации социально-трудовых конфликтов. Но любые реформы власти будут крайне негативно восприняты местными устоявшимися элитами. По каким причинам это будет происходить?


1. Новые правила управления непременно ударят по чьим-то узким интересам. Одни и те же фирмы выигрывают тендеры, считая определенные подряды исключительно своими. А тут вдруг правила меняются и, оказывается, нужно быть в зоне конкуренции. Это уже не просто вызывает недовольство, а провоцирует ярость окопавшихся вокруг градообразующих компаний дельцов;


2. Годами привычные правила найма персонала, помыкание нижестоящими сотрудниками, грубое обращение с простыми рабочими и все это вдруг надо менять. Появляется новый менеджмент, который с учетом жанаозенских событий вводит новые методы управления персоналом. Которые естественно вызывают внутреннее противостояние со стороны местных начальников.


3. Массе рабочих тоже пытаются внушить, что, мол, нарушение устоявшегося положения повредит им. Не всем простым сотрудникам понятно, к примеру, рейтинговая система оплаты труда. И начинается манипулирование трудовыми массами в собственных узких меркантильных целях.

 

В итоге имея больше рычагов воздействия на коллективы противники реформ улучшения социально-трудовой обстановки начнут представлять все так словно все беды нашей страны от этой группы новых управленцев. Риторика на грани фола, исходя из принципа «Чем больше ложь, тем скорее в нее поверят». Это грозит серьезными рисками и проблемными вызовами. Если ранее рабочие бастовали из-за неэффективного менеджмента на местах, то теперь возможно посредством манипуляций будут протестовать против полезных им нововведений. Парадоксально, но это так.


Понятно, что власть, желая сохранить свои позиции и доверие народа, будет в дальнейшем не только улучшать социальную политику, но и больше уделять внимания периферии, разрушать устоявшиеся клановые и полукриминальные группировки. И вполне вероятно, что используя простых людей, некие силы будут провоцироваться социальные протесты с целью напугать официальную Астану и оставить все как есть. Будут крики о нарушении прав, переделе собственности, несоблюдения принципов социальной справедливости. Но за большинством подобных событий будут стоять определенные силы, желающие сохранить свое влияние на тот или иной промышленный регион. А рабочие будут опять же оставаться средством манипуляций и главными кандидатами на жертвы социальных протестов.

0
    528