Сегодня
424,44    504,91    65,72    5,81
   Нур-Султан C    Алматы C
История
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Какой истории учат в казахстанской школе

Сергей СмирновРитм Евразии
15 февраля 2021
Коллаж: © Русские в КазахстанеПосле развала СССР в Казахстане (как, впрочем, и остальных бывших союзных республиках) в школах курс национальной истории стал повсеместно пересматриваться, причем с преимущественно негативной его оценкой как в границах Российской империи, так и особенно СССР. И это понятно: с изменением политического строя возник спрос на «новое прочтение» истории в различных вариациях, но с абсолютно механической сменой знаков с плюса на минус.

Уровень знания истории в обществе резко снижается. В книжных магазинах практически отсутствуют качественные книги по истории, имеющиеся носят конъюнктурно-пропагандистский характер: до войны, мол, республику морили голодом, после нее превратили в «сырьевой придаток центра». По словам одного из ведущих ученых-историков Казахстана Ж.Б. Абылхожина, «историческая наука превратилась в проходной двор, через который браво маршируют дилетанты».

Оставим за рамками статьи имперское прошлое и остановимся на более близком советском периоде. Да, советская власть наломала дров, но за короткий исторический период тем не менее вывела республику в ряды передовых стран мира с развитой промышленностью, многоотраслевым сельским хозяйством. Однако для пришедшей к власти компрадорской буржуазии неприемлемо все советское прошлое, и оно старательно вымывается из сознания, стирается из названий городов и улиц. Не выдерживающие конкуренцию по многим параметрам с СССР постсоветские республики, точнее их элиты, стали дискредитировать советский период, используя трагические события, раздувая и преувеличивая их.

Вот, к примеру, задание СОР-2 (суммативное оценивание за раздел) по Всемирной истории для 8-го класса. Предлагается, используя имеющиеся знания, обсудить приводимый в задании фрагмент некоего анонимного исторического источника.

Цитирую этот фрагмент: «Чтобы установить коммунизм в СССР, лидеры не гнушались абсолютно никаких методов. Инструменты, используемые Лениным для достижения своих целей, включали в себя рукотворный голод, рабские трудовые лагеря и казнь хулителей власти во время Красного террора. Голодоморы были спровоцированы путем принуждения крестьян продавать свои урожаи без прибыли, что в свою очередь сказалось на сельском хозяйстве. Рабские трудовые лагеря были местами для наказания тех, кто не соглашался с властью Ленина. Миллионы людей погибли в таких лагерях. Во время Красного террора голоса ни в чем не повинных гражданских лиц, военнопленных Белой армии и сторонников царизма были заглушены массовыми убийствами. По сути это был геноцид собственного народа».

Кого, составляя такие задания, намерено вырастить государство? Манкуртов? Нет ни слова о пришедшей на смену политике «военного коммунизма» и восстановившей свободную торговлю (в том числе и хлебом) «новой экономической политике» (НЭП), решение о переходе к которой было принято в марте 1921 г. на Х съезде партии большевиков и юридически действовало до постановления о запрете частной торговли от 11 октября 1931 г. Умалчивается и то, что именно Ленину (как бы к нему ни относились) казахи обязаны появлением (декрет от 26 августа 1920 г.) национальной автономии, которая позже была преобразована в союзную республику.

Что на это может ответить сегодняшний малочитающий и потому легко ведущийся на популистские уловки школьник, когда на парте – учебники с недостоверными данными, в которых борьба казахского народа с «российским колониализмом» нередко простирается вплоть до развала СССР, а советская власть именуется устраивавшим геноцид «коммунистическим режимом»?

Но что такое геноцид? Это действия, которые совершаются специально с намерением уничтожить какую-либо национальную, этническую, расовую, религиозную группу людей. Однако не существует никаких документальных подтверждений того, что Ленин и Сталин (или кто-либо из их окружения) планировали этот голод и стремились уничтожить всех казахов. Голод в Казахстане – часть общесоюзного голода 1931-33 годов, вызванного ошибками и просчетами в официальной политике «уничтожения кулачества как класса», ускоренной коллективизации и быстрого достижения кочевыми семьями оседлости, разрушавшими традиционное хозяйство.

Обращает на себя внимание абсолютно негативная оценка «власти Ленина», на которую скопом сваливают все: и последствия разрухи Первой мировой и Гражданской войны, и последующие ошибки с просчетами руководства страны, и даже неурожаи. В приводимом фрагменте речь идет только о красном терроре. А ведь был еще и белый террор, и зеленый террор всевозможных банд. В частности, на территориях, занятых белыми, творилось не меньше злодеяний и бесчинств, чем в советской России. И там, и там «изъятия» имущества и репрессии зачастую осуществлялись без суда или по упрощённой схеме судопроизводства. Это нашло яркое отражение в фильме 1934 года «Чапаев», где крестьянин спрашивает у комдива: «Белые пришли - грабют, красные пришли - грабют. Ну куды крестьянину податься?»

Люди гибли сами и уничтожали других, исходя из своих представлений о классовой справедливости. Страна с обеих сторон захлебывалась кровью. Так, в мемуарах белоэмигрантов отмечается, что генерал Л.Г. Корнилов считал террор в любой его форме действенным и эффективным оружием, утверждая, что без него в борьбе с большевиками не обойтись. Генерал А.И. Деникин в «Очерках русской смуты» признавал повсеместный разгул жестокости и насилия в рядах своей армии и отмечал, что контрразведки белых армий были «очагами провокации и организованного грабежа».

Не отставали от них и иностранные интервенты, создававшие на севере России и Приморье каторжные концентрационные лагеря, в которые помещали людей, заподозренных не только в связях с большевиками, но и «смутьянов» различных партий и направлений. Большинство заключенных этих концлагерей были казнены либо умерли от голода и болезней. А что творил растянувшийся по всему Транссибу чехословацкий корпус? Точное число жертв белого террора не установлено, однако он вызвал такое недовольство у населения, что послужил одной из причин поражения Белого движения в Гражданской войне. Но этого в сегодняшних учебниках не найдешь.

Особенно пышным цветом фальсификации расцвели в «произведениях», эксплуатирующих заезженную на Украине тему голодомора. Первый после революции голод случился в Казахстане еще в 1920–1922 годах. Тогда пострадал не только Казахстан, голод охватил 35 губерний, среди них Самарскую, Саратовскую губернии, Поволжье, Южную Украину, Крым, Башкирию, Приуралье. В Казахстане потери от голода оцениваются от 200 до 400 тыс. человек, что значительно меньше, чем в Поволжье или на Урале. Разруха и безвластие крайне затрудняли борьбу с голодом, тем не менее было организовано общественное питание для голодающих через столовые и питпункты.

Сам факт голода, ставшего общей трагедией миллионов граждан огромной страны, никто не отрицает. Но его трактовка как целенаправленного геноцида казахов является откровенной ложью, чреватой разрушением казахстанской государственности. Жертвами голода были и десятки тысяч сосланных «спецпереселенцев» – русских, украинцев, немцев, корейцев. Тем не менее в стране выпускаются книги и якобы документальные кинофильмы, в которых пытаются доказать, что этот голод (Ашаршылық) был организован Советами для уничтожения казахского народа. Если следовать логике их авторов, то и голод в Поволжье в 20-е годы, и позднее в блокадном Ленинграде – это тоже геноцид, запланированный коммунистами?

Например, режиссер Марина Кунарова в своей киноленте «Плач великой степи», посвященной голоду 1932-1933 годов, показывает, что виновником этой трагедии и смерти тысячи людей является исключительно Москва. Этот псевдодокументальный фильм (как и картина казахского политика Жанболата Мамая «Зулмат (Бедствие). Массовый голод в Казахстане», получившая приз фестиваля русскоязычного документального кино RusDocFilmFest-3W в США) даже номинировался на несколько престижных премий. Но как могли «русские морить голодом казахов», если в первой половине 1930-х годов казахи при 58-процентной численности в населении республики составляли 69% сотрудников райисполкомов и возглавляли 65% аулсоветов?

А если вспомнить, что 1930-е годы в Казахстане были временем индустриализации (строилось около 40 только крупных предприятий), механизации сельского хозяйства (в котором за пятилетку 1929-1932 годов предусматривалось увеличение посевов зерновых втрое), то лишать экономику столь необходимых ей рабочих рук и принимать решения о голодоморе казахов в Москве уж точно не стали бы. Напрашивается вывод, что проблема была вызвана в значительной степени самодеятельной ретивостью местного партийно-хозяйственного актива из этнических казахов.

По данным Всесоюзной переписи населения 1926 года, казахов в СССР насчитывалось 3,97 млн человек, а согласно переписи 1939 года – 3,1 млн, т.е. сократилась на 870 тыс. человек. Однако после развала СССР стали произвольно публиковаться новые данные, так что количество погибших от Ашаршылықа постоянно растет: если раньше называлась цифра в 1-1,5 млн, то теперь жертвы голода в Казахстане оцениваются более чем в 4 млн (70%) жизней. А ведь тысячи семей вместе со скотом тогда ушли в Китай, Иран, Афганистан, откочевали в соседние районы СССР. Кроме того, при таком количестве умерших от голода должны быть места массовых захоронений, а где они? И еще: кто-то же их всех хоронил, соблюдая мусульманские и национальные традиции, где эти люди?

Подобные пропагандисты не вспоминают в своих псевдорасследованиях и засуху 1921 с джутом 1932 года. Как, впрочем, и то, что голод в этот период охватил не только СССР, но и территории Европы и США. В отличие от СССР, голодающим там продовольственная помощь не оказывалась.

Публикация опровергающих тезис о геноциде материалов, мягко говоря, не приветствуется. Так, интернет-магазином Flip.kz снята с продажи книга Д. Верхотурова «Казахский геноцид, которого не было». Продажа книги прекращена после протестов националистов и угроз расправы над автором и издателями. А власти на это не реагируют, тем самым потворствуя распространению «голодоморных» мифов.

Согласно аннотации на сайте, в книге приводится обширный архивный материал, опровергающий утверждения о гибели от голода миллионов казахов и доказывающий причастность к его организации баев и действовавших заодно с ними представителей госаппарата. Д. Верхотуров прогнозирует, что «в ближайшие годы тема голодомора будет нагнетаться и расширяться по украинскому сценарию».

И тому есть серьезные основания. Так, в парламенте ждет своего часа законопроект, внесенный Демократической (скатывающейся в национализм и считающей, что принцип декоммунизации должен стать составной частью государственной политики) партией «Ак Жол», о признании Ашаршылыка 1922-1923 и 1932-1933 годов в Казахстане геноцидом казахского народа. Он копирует украинский аналог и вводит уголовную ответственность за отрицание «геноцида».

Падение жизненного уровня населения, расширение за 30 лет независимости социальной и экономической пропасти между городом и аулом (в частности, «городскими» и «сельскими» казахами), сохраняющееся деление на роды и жузы – все это фактически торпедировало идею Нурсултана Назарбаева о построении процветающего Казахстана. Поскольку сроки ее реализации сдвигаются во все более отдаленное будущее (к примеру, Стратегию 2030 заменили на Стратегию 2050), то объединить казахов пытаются не на позитивной истории, а негативной – на основе общей трагедии – голоде 1932-1933 годов. 

Характерно, что раскручивание «геноцида казахов» идет по той же траектории, что и украинского «голодомора». Фальсифицируя историю, ставя голод начала 30-х годов на одну доску с истреблением армян турками, холокостом, резней в Руанде, вполне определенные политические силы создают питательную среду для жажды исторического реванша, грозящего бедствиями и для самих казахов, и для всей республики в целом.
+12
    13 590