Сегодня
424,44    504,91    65,72    5,81
   Нур-Султан C    Алматы C
История
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Только ли коммунисты «выпили» Аральское море?

Женис БайхожаQMonitor
6 апреля 2021
Недавно, 26 марта, в очередной раз отметили День Аральского моря. Он берет начало с 1993-го, когда в Кызылорде главы пяти государств Центральной Азии договорились о создании Международного фонда спасения Арала (МФСА) и совместных действиях по сохранению водоема, оздоровлению экологической ситуации в регионе. Эту дату казахстанская пресса не обошла вниманием, но по уже сложившейся печальной традиции не смогла избежать мифотворчества и тенденциозности.


«Бежали от голода»?


В одной из публикаций (из чувства корпоративной солидарности не стану уточнять, в какой, – кому интересно, может «погуглить») приводятся воспоминания бывшего жителя тех мест, фамилия которого не называется, есть только имя. Он рассказывает о счастливом детстве у полноводного моря, после чего добавляет: «В 1977 году отца направили работать в другую область. Наша семья покинула Аральск. Море быстро ушло, а за ним из города бежали голодные жители».

Как человек, живший тогда в Аральске, свидетельствую: да, исход населения был, но относительно небольшой, а голода не могло быть в принципе. Известно, что в те годы, позже названные «застойными», существовал товарный дефицит, и в райцентрах вроде нашего он ощущался особенно остро, но чтобы жителям целого города (а это 30 тысяч человек) нечего было есть или не на что было купить продукты питания – такое даже представить сложно. При всех своих изъянах Советский Союз имел достаточно ресурсов и, будучи государством с активной социальной политикой, подобного бы проосто не допустил.

Другое дело, что люди, которые были заняты на предприятиях, связанных с высыхающим Аралом, остались без работы. Поэтому еще в первой половине 1970-х жители микрорайона «Курортный», населенного в основном семьями (преимущественно русскими) специалистов и рабочих судоремонтного завода – СРЗ, а также частично «Трудпоселка», начали уезжать из города. В том числе в Тольятти, где создавался крупнейший в СССР завод по выпуску легковых автомобилей «Лада» и где требовались представители схожих профессий. Сам СРЗ позже перепрофилировали на ремонт железнодорожных вагонов. Правда, объемы производства были ниже, а количество работающих меньше, чем прежде.

Нужно было трудоустроить и рыбаков. С этой целью в Алма-Атинской области организовали рыбхоз, за государственный счет построили дома, и желающие получили возможность переехать туда, заниматься ловом рыбы в Капшагайском водохранилище (оно появилось в начале 1970-х) и реках. Среди тех, кто перебрался с семьей на новое место, был и знаменитый капитан рыболовецкого судна, Герой Социалистического труда Тулеген Алимбетов. Осенью 1987-го автор этих строк специально приезжал из Кызылорды в этот рыбхоз, чтобы написать статью о бывших аральцах. К сожалению, название его запамятовал, да и публикация не сохранилась. Впрочем, уехали туда далеко не все жители рыбацких аулов. Одни переориентировались на животноводство, другие перебрались в города.

Что касается рыбокомбината в Аральске, то на нем стали перерабатывать завозную океаническую рыбу – ежегодно ее доставляли порядка десяти тысяч тонн. Экономически это, конечно, было невыгодно (возить сырье с Дальнего Востока – дело затратное), но ради того, чтобы занять людей, рентабельностью пожертвовали. Кстати, директор комбината Кудайберген Саржанов в 1983-м был переведен с этой должности на пост министра рыбной промышленности Казахской ССР.


Над вымыслом слезами обольюсь…


В статье, о которой идет речь, приводится рассказанная одним писателем, уроженцем тех мест почти детективная история о том, как он в начале 1986 года, «преследуемый» сотрудниками КГБ, собирал подписи рыбаков под письмом в защиту Арала, адресованным 27-му съезду КПСС. «В концовке письма я просил руководство страны о переброске вод рек Сибири в Арал, чтобы возродить море», - говорит писатель. 
Между тем, еще задолго до этого, в 1970-м, было принято постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР «О перспективах развития мелиорации земель, регулирования и перераспределения стока рек в 1971-1985 гг.», где подчеркивалась необходимость к концу названного периода обеспечить ежегодную переброску в бассейн Аральского моря 25 кубокилометров воды сибирских рек. А в 1976-м был выбран один из четырех предложенных вариантов реализации этого крупномасштабного проекта и назначен генеральный проектировщик – «Союзгипроводхоз». Иначе говоря, центральные власти уже давно вели работу в данном направлении (другое дело, что она несколько затянулась).

Спрашивается: зачем КГБ преследовать кого-то за то, что одобрено и закреплено постановлениями ЦК КПСС и союзного правительства? Кстати, в это же время в издательстве «Жазушы» готовился к изданию роман Абдижамила Нурпеисова «Долг», посвященный трагедии Арала. То есть, тема отнюдь не была запретной. 

Дальше не менее интересно. «После письма о гибели моря и съезда ЦК КПСС руководство СССР приняло решение взять под охрану Арал, Сырдарью и Амударью. Но на практике ничего не сделало», - говорится в статье. В действительности же все происходило совершенно иначе.

Съезд состоялся в конце февраля – начале марта. А через полгода, в августе, на заседании Политбюро ЦК КПСС было принято решение свернуть проект переброски. Большая группа российских писателей и ученых выступила против него, посчитав, что он нанесет непоправимый ущерб экологии. А поскольку в СССР наступили иные времена (перестройка, гласность, первые признаки демократизации), руководство Союза сочло нужным прислушаться к их мнению.

Зато возмутилась интеллигенция республик Центральной Азии, особенно узбекская: мол, мы обеспечиваем огромную страну, в том числе Россию, хлопком, тратим на его возделывание миллиарды кубометров воды, из-за чего погибает Арал, а Москва не хочет компенсировать эти потери. В начале следующего года эту проблему на пленуме ЦК Компартии Казахстана озвучил и руководитель Кызылординской области Еркин Ауельбеков: «По сравнению с трагедией Арала проблемы Байкала и других мест меркнут. Надо найти своих Залыгина и Распутина, чтобы писатели, общественность поставили этот вопрос как положено». Вот тогда, на рубеже 1986-87 годов, по сути, и началось широкое общественное движение в защиту Аральского моря. 

И центр отреагировал (фраза из статьи «руководство СССР на практике ничего не сделало», мягко говоря, не соответствует действительности). В сентябре 1988-го было принято посвященное Аралу постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР за номером 1110. Первый пункт его резолютивной части звучал так: «В целях восстановления нарушенного экологического равновесия, сохранения Аральского моря (с уменьшенной акваторией) в качестве природного объекта… установить гарантированный приток речных вод в дельты рек Амударьи и Сырдарьи и Аральское море, начиная с 1990 года, в объеме не менее 8,7 куб. километров в год с доведением его в 1995 году до 11 куб. километров, к 2000 году до 15 - 17 куб. километров и к 2005 году до 20 - 21 куб. километров».

Довести объем притока в Арал до значения, близкого к тому, что могла дать реализация проекта переброски, планировалось двумя путями. Первый – более рациональное использование водных ресурсов, уменьшение их потерь в оросительных сетях за счет реконструкции и повышения КПД последних. Второй – частичное сокращение посевов влаголюбивых культур с параллельным ростом их урожайности (переход с экстенсивных методов возделывания на интенсивные). Минводхозу СССР вменялось в обязанность взять под жесткий контроль соблюдение лимитов водозабора, установленных для каждой из республик.

И кое-что в этом плане начали делать еще до распада СССР. Например, в Кызылординской области к 1991-му площади под рисом, «рекордсменом» по потреблению воды, сократили со 100 тысяч гектаров до 82-х тысяч, то есть почти на 20 процентов. Но Союз прекратил свое существование, и теперь о будущем погибающего моря предстояло думать новым независимым государствам.


Чем дальше - тем хуже...


… В одной из публикаций этих дней об Арале попалась на глаза фраза: дескать, его «выпили коммунисты». Наверное, доля истины в таком утверждении есть, поскольку он действительно был принесен в жертву грандиозным планам большевистской партии по переустройству мира и преобразованию природы ради «светлого завтра». Но только ли коммунисты «выпили» море?

За точку отсчета начала его гибели принято брать 1960-й год, когда была объявлена масштабная программа ирригации земель в Средней Азии и на юге Казахстана. За три десятилетия (1960-1989), которые пришлись на советский период, площадь зеркала моря-озера сократилась примерно вдвое, объем водной массы – в три с половиной раза. А за следующие три десятка лет (1989-2018), уже «некоммунистические», и площадь, и объем уменьшились почти в пять раз. Иначе говоря, процесс усыхания после распада СССР не только не замедлился, но и, напротив, ускорился. Особенно наглядно это видно на карте (слева состояние Арала в 1989-м, справа – в 2014-м).

Самые крупные острова Барса-Кельмес и Возрождения (последний когда-то и вовсе был архипелагом) слились с материком соответственно в 1997-м и 2001-м. Сегодня вода есть только в северной части моря, огороженной Кокаральской плотиной, и в наиболее глубоководной западной оконечности. Ну и в многоводные годы кое-что через плотину сбрасывается южнее. В 2018-м общая площадь зеркала этих трех водоемов составляла менее чем 7 тысяч квадратных километров (в десять раз меньше акватории прежнего Арала), а суммарный объем – 69,3 кубических километра (шестьдесят лет назад было 1083).

Усугубление негативной динамики в постсоветский период было вызвано тем, что на нежелание республик Центральной Азии сокращать посевы хлопка и риса, переходить к режиму водосбережения наложилась их абсолютная неспособность договориться между собой. Раньше графики и объемы сброса воды из водохранилищ, лимиты водозабора для них устанавливал и контролировал союзный центр, которому они не могли перечить. А сейчас каждая страна действует лишь в своих интересах, так, как ей заблагорассудится. Вследствие этого летом в Сырдарье воды мало (ее не хватает даже на полив сельхозкультур), а зимой и ранней весной она из-за недостаточной пропускной способности русла реки разливается, значительная ее часть безвозвратно теряется.

Поэтому не могу разделить оптимизм директора Казахстанской исполнительной дирекции МФСА Болата Бекнияза, который высказал его в интервью, данном накануне Дня Аральского моря «главной газете страны». Созданный 28 лет назад главами государств Центральной Азии фонд занимается чем угодно, но только не тем, что вынесено в его название, – спасти Арал (имеются в виду не отдельные его «кусочки», а водоем в целом) он даже не пытается.

И надежд на изменение ситуации практически нет. Что уж говорить о других республиках ЦА, если в той же Кызылординской области всячески противятся сокращению посевов риса, при этом не забывая устраивать нескончаемый жоктау (плач) по Аралу? Прежде всего, надо спросить с себя, а уже потом проклинать коммунистов и взывать к совести соседей…
+2
    4 273