Сегодня
425,02    498,17    65,85    5,85
   Нур-Султан C    Алматы C
История
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Туркестанский легион вермахта – историческая правда пошла по дорожке лжи

23 июня 2021

Нацпаты раскручивают тему «хороших казахов» на службе у Гитлера


Главные обелители бойцов Туркестанского легиона Берик Абдыгалиулы и Мухтар Кул-Мухаммед задались целью не просто реабилитировать прислужников Гитлера. Они начали их героизацию, создание культа «национальных героев», возведение в пример для молодёжи. И поиски «исторической правды» замешиваются на лжи.

Историки, прочитавшие книгу Бахыт Садыковой «История Туркестанского легиона в документах», нашли десятки крупных и мелких несоответствий фактам создания легиона, его участия в боевых действиях, особенно в карательных операциях (скажем, в подавлении Варшавского восстания).

Туркестанский легион во время подавления Варшавского восстания
Туркестанский легион во время подавления Варшавского восстания

Однако это обычное утаивание правды, а реабилитирующие часто просто врут. Одним из примеров лжи является заявление о том, что почти всех легионеров, вернувшихся в СССР по приглашению Советского правительства, расстреляли. Так вот: СССР не проводил массовые репрессии против коллаборационистов.

Странно, что доктору наук Садыковой неизвестна директива НКВД 494/94 от 1943 года, которая предписывала подвергать аресту и суду только тех, кто активно сотрудничал с врагом, занимал высокие посты в своих формированиях или участвовал в военных преступлениях. Историк Александр Дюков пишет: «Решение, принятое Кремлем по коллаборационистам, сегодня может показаться невероятным… На самом деле директива 494/94 носила вполне обоснованный характер и исходила из вынужденного для многих коллаборационистов сотрудничества с немцами». Только зачем эти «детали» нацпатам, «возрождающим историческую правду»?

А правда такова, что за сотрудничество с врагом бойцов Туркестанского легиона и членов Туркестанского национального комитета перед судом предстали всего 49 человек. Алма-атинский процесс 1947 года так и назывался «процесс 49-ти» и проходил на закрытом заседании в здании Туркестанского военного трибунала на ул. Виноградова с 8 апреля до 18 апреля 1947 года. В состав трибунала входили генерал-майор юстиции Хасбулатов, члены суда полковник Катков, майор юстиции Деброденев, секретарь Шехонин.

Генерал-майор Алексей Бызов
Генерал-майор Алексей Бызов

На суде присутствовал генерал-майор Алексей Петрович Бызов, министр госбезопасности Казахской ССР, кстати, бывший репрессированный. Обвинительное заключение подписал полковник Байзулда Сакенов, будущий генерал-майор, зампред республиканского КГБ.

Национальный состав подсудимых выглядел так: казахов – 19 и 1 узбек из города Туркестана, узбеков – 18, таджиков – 2, туркменов – 7, киргизов – 2. Главными обвиняемыми были члены и функционеры Туркестанского национального комитета писатель Хамза Абдуллин, Хаким Тыныбеков, Зунум Жаманкулов, Артур Колдыбаев, Сатыбалды Бекбосынов.

Был осуждён и бывший нарком лёгкой промышленности КазССР Нуркан Сеитов, попавший в плен под Харьковом как комиссар 106-й национальной кавдивизии. Такой казахстанский вариант генерала Власова.

Нуркан Сеитов до войны
Нуркан Сеитов до войны

Сеитов сдался и стал сотрудничать, как и часть солдат его дивизии. Однако было немало таких, кто бежали из легиона и продолжали воевать с немцами. Например, несколько человек воевали в итальянском партизанском отряде известного командира Лино Вескови. Мукан Сакенов стал одним из бойцов личной охраны Иосипа Броз Тито.

Казахские бойцы отряда Лино Вескови. Фото с выставки «Сопротивление без границ», предоставленное Марко Феррентино
Казахские бойцы отряда Лино Вескови. Фото с выставки «Сопротивление без границ», предоставленное Марко Феррентино

На Алма-Атинском «процессе 49-ти» 11 человек были приговорены к расстрелу, но позже расстрел заменили на 25 лет лагерей, а расстреляли лишь одного. Как пишет А. Какен в книге «Түркістан легионы», 38 человек, приговорили к различным срокам заключения от 7 до 25 лет, причём почти все после реабилитации вернулись к нормальной жизни и даже достигали карьерных успехов.

Например, герой статьи «Я был в Туркестанском легионе» Ахметбек Нурумов пишет: «В 55-м меня амнистировали, судимость сняли. Я вернулся домой, окончил матфак в Уральске. Кроме математики, преподавал в школе немецкий язык. Курсы немецкого я прошел в легионе, потом учился в Москве. Как с моим прошлым дер­жали в школе? Я был хорошим специалистом. Ко мне обращались студенты МГУ и партийные боссы, чтобы я написал им контрольные по высшей математике. В школе я проработал 33 года».

Раскручивая тему «хороших казахов» в Туркестанском легионе Гитлера, нацпаты, как правило, вспоминают историю Айткеша Толганбаева – талантливого скрипача, попавшего на фронте в плен, зачисленного в Туркестанский легион и выступавшего перед легионерами и солдатами вермахта. Теперь в майских праздничных подкастах он фигурирует как победитель вместе с настоящими героями войны.

Конечно, скрипач не расстреливал сражавшихся в Варшаве польских евреев и не воевал как десятки легионеров в бандеровской УПА (запрещена в РФ)*, продолжая убивать. Однако он и не присоединился к сотням «туркестанцев», переходивших от немцев к партизанам Франции, Италии, Югославии, возвращавшихся через линию фронта к своим, помогавших Смершу и контрразведке.

Айткеш Толганбаев
Айткеш Толганбаев

Он предпочёл играть на скрипке. Сначала для немцев, потом в советском посольстве в Италии как «перемещённое лицо». Как рассказывают биографы Толганбаева, «немцам он показал талантливую душу и сердце настоящего казаха». Алия Молдагулова показывала немцам острый глаз и мужество казашки-снайпера, Хиуаз Доспанова на своем ПО-2 демонстрировала немцам точность бомбометания «ночной ведьмы», казахи-панфиловцы показывали немецким танкистам, как могут воевать настоящие мужики, а Айткеш – играл на скрипке…

В 1946 году Толганбаев решил вернуться. Перемещённых (угнанных в Германию, ушедших с немцами, пленных) насчитывалось около 6,8 млн. человек. Возвращением их занималось Управление уполномоченного Совнаркома (Совета Министров) СССР по делам репатриации, которое возглавлял генерал-полковник Ф.И. Голиков, бывший руководитель военной разведки.

Чтобы там ни писали появившиеся во множестве «хранители исторической памяти», пленных в СССР не отождествляли с предателями, и в тогдашнем УК РСФСР (ст.193) плен фигурировал в контексте «Сдача в плен, не вызывавшаяся боевой обстановкой». К пленным отношение было особое. Многие «туркестанцы» после фильтрации просто вернулись домой без какого-либо наказания.

Вернувшись в Алма-Ату, Толганбаев вошёл в богемные круги, начал играть, но был арестован по доносу. Часть его личных воспоминаний (А. Толганбаев. Исповедь судьбы жестокой / Лит. запись И.М. Саввина, С.А. Толганбаевой. Алматы: Казахстан, 1993) вряд ли можно считать объективными. Автор мемуаров выдумывал события, которые не могли иметь место в принципе. Скрипач повествует, как он троллил следователей, рассказывая, как пил с Гитлером коньяк и волочился за Евой Браун, а те принимали это за «чистосердечное признание». Он вспоминает, как нагло схватил со стола следователя и сожрал яблоко или как на допросе «героически» посылал следователя подальше.

Толганбаеву дали 20 лет с поражением в политических правах сроком на пять лет. Он отправился в ГУЛАГ, где не валил лес и не строил дороги, а играл на скрипке, был руководителем лагерной художественной самодеятельности, выезжая, как он сам вспоминал, на гастроли по лагерям ДальЛага.

Отсидел бывший скрипач вермахта 8 лет и был досрочно освобождён по амнистии. Затем вернулся в Алма-Ату, окончил консерваторию, стал её доцентом, преподавал в музыкальной школе, давал концерты. До 1983 года он имел удостоверение участника войны и пользовался льготами. Потом, согласно мемуарам, лютое КГБ изъяло удостоверение, требуя от старика стать осведомителем (видно, ценный кадр?), а он отказывался и требовал полной реабилитации, которую ему предоставил уже президент Назарбаев. В Казахстане есть его именной фонд «Орлеу», а Толганбаева называют «первой скрипкой Казахстана».

Теперь, значит, его можно называть и первой скрипкой Туркестанского легиона вермахта?



* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Азов», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Хайат-Тахрир-аш-Шам», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Братья-мусульмане», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир»,«Имарат Кавказ», «Нурджулар», «Таблиги Джамаат», «Лашкар-И-Тайба», «Исламская партия Туркестана», «Исламское движение Узбекистана», «Джунд аш-Шам», «АУМ Синрике», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14.
** "Голос Америки", "Idel.Реалии", Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Телеканал Настоящее Время, Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi), Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC), "Сибирь.Реалии" -  СМИ, признанные иностранным агентом по решению Министерства юстиции РФ.
*** «Национальный фонд в поддержку демократии» (The National Endowment for Democracy), Институт Открытое Общество Фонд Содействия (OSI Assistance Foundation), Фонд Открытое общество (Open Society Foundation), Национальный Демократический Институт Международных Отношений (National Democratic Institute for International Affairs), Корпорация «Международный Республиканский Институт» (International Republican Institute), Open Russia Civic Movement, Open Russia (Общественное сетевое движение «Открытая Россия») (Великобритания), OR (Otkrytaya Rossia) («Открытая Россия») (Великобритания) (с 08.11.2018 – HUMAN RIGHTS PROJECT MANAGEMENT), The German Marshall Fund of the United States (GMF) (Германский фонд Маршалла Соединенных Штатов) (США) - организации, деятельность которых признана нежелательной на территории РФ по решению Генеральной прокуратуры.
+7
    9 659