Сегодня
424,49    504,51    64,57    5,59
   Нур-Султан C    Алматы C
Политика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Киргизия: революция стала диагнозом

Андрей НиколаевРосбалт
7 октября 2020
Накануне в Киргизии сразу после предварительного подсчета голосов на выборах в парламент начались акции протеста оппозиции, сопровождаемые масштабными беспорядками. Люди требовали пересчета голосов. В Бишкеке в ход пошли «коктейли Молотова», иные силовые действия против стражей порядка, нападения на бригады «скорой помощи». Силовики стреляли резиновыми пулями. По данным Минздрава КР, в столкновении толпы с представителями правоохранительных органов пострадали около 600 человек, один погиб.
    
Наблюдатели отмечают беспрецедентно высокий уровень агрессивности толпы при ее относительно малой численности — порядка трех-четырех тысяч человек. Но и их оказалось достаточно, чтобы ворваться в здание киргизского Белого дома, где обитают парламент и администрация президента, в столичную мэрию и для освобождения из-под стражи экс-президента Киргизии Алмазбека Атамбаева и нескольких его сторонников.
    
Собственно, подсчет голосов на выборах дал вполне ожидаемый результат: по предварительным официальным данным, при явке в 56,5% в парламент проходили пять партий. Напомним, что правящей партии, ввиду ее раскола после последних президентских выборов, в республике не было. Но есть аффилированные с властью политические силы — «Биримдик», набравшая 24,5% голосов, и «Мекеним Кыргызстан» — 23,89%. За партии «Кыргызстан» и «Бутун Кыргызстан» проголосовали 8,73% и 7,11% избирателей соответственно. За «Мекенчил» — 7,26%. Еще одиннадцати политическим силам, претендующим на мандаты в парламенте, не удалось преодолеть довольно высокий семипроцентный проходной барьер. Так что «демократический план» по многопартийности парламента был выполнен. Идеологическая направленность законодательного органа получилась евразийской — по крайней мере, наполовину.
    
Но, испугавшись продолжения беспорядков, президент республики Сооронбай Жээнбеков согласился на аннулирование результатов выборов, и ЦИК объявил их сегодня недействительными — «учитывая сложившуюся политическую ситуацию и многочисленные нарушения». Остается гадать, будут ли назначены новые выборы или избирательная комиссия «правильно» пересчитает голоса.

Между тем Жээнбеков заявил, что в Киргизии место имела попытка незаконного захвата государственной власти, и ставить под сомнение его слова вряд ли стоит. В своем видеообращении к населению он подчеркнул, что приказал силовикам не открывать огонь во избежание кровопролития, и призвал все политические силы поставить интересы страны выше личных амбиций.
    
Однако вряд ли этот призыв будет услышан: власть целенаправленно и очень жестко выбивают из «седла», причем, скорее всего, на сей раз — без активной внешней помощи. То есть привыкшая к «цветным» революциям Киргизия переживает сейчас переворот «наждачный». Отношения выясняют внутренние силы и, скорее всего, ведущая роль в этой борьбе принадлежит Атамбаеву, желающему взять реванш, наказать Жээнбекова и его сторонников за «неблагодарность». Ведь именно экс-лидер Киргизии протащил Сооронбая Шариповича в президенты в надежде сохранить за собой теневое правление республикой. Однако «благодетель», не получивший желаемого, расколовший правящую партию и взбаламутивший всю республику, был быстро упрятан за решетку режимом своего протеже.
    
Между тем ни Атамбаев, ни Жээнбеков не безгрешны: проблемы страны, в том числе ужасающие масштабы коррупции, отсутствие независимой судебной власти, стагнация экономики, высокий уровень бедности и безработицы так и не преодолены хотя бы частично. А теперь вот — пандемия COVID-19, нанесшая урон всем сферам жизнедеятельности Киргизии и поставившая под вопрос физическое выживание людей.
    
Если говорить о «народных массах», их возмущение действующей властью, как и любой предыдущей в Киргизии, понятно. Но вышли-то на улицы не «массы», а, преимущественно, лица, борющиеся за власть. И возглавляет их, скорее всего, Атамбаев. Он же может договориться с Жээнбековым об «отмене» революции, если действующий президент пойдет на большие уступки президенту бывшему. Если последний не потребует безоговорочной отставки Жээнбекова, то, как минимум, выторгует у него назначения на ответственные посты весьма серьезных политических игроков, оставшихся не у руля после парламентских выборов — и патроном всех этих преобразований Атамбаев видит себя. Так что никаких «бархатно-цветочных» заказов не проглядывается: примитивная и жестокая борьба за власть и наживу.    

Если бы беспорядки в Киргизии не влияли на всю Центральную Азию, на республику можно было бы махнуть рукой. Но она, во-первых, подает дурной пример соседям (эффект домино) и дестабилизирует обстановку во всем регионе, постоянно находящемуся под террористической угрозой из-за его соседства хотя бы с Афганистаном. «Раскачать лодку» здесь очень легко, несмотря на то, что в двух государства ЦА, включая Киргизию, дислоцированы российские военные базы, и вообще республика является членом ОДКБ. Но для «раскачивания» внешние игроки обычно используют именно недовольство результатами выборов или межэтнические столкновения. И Киргизия сейчас борьбой за власть способствует тому, чтобы двери для террористической активности были приоткрыты.
    
Вся ответственность за последствия лежит как на Жээнбекове, так и на Атамбаеве с их командами. Но, строго говоря, и на их предшественниках, превративших Киргизию в коррупционную и контрабандную дыру.
    
А что простые люди? Они боятся революций, переворотов, не принесших им ничего хорошего. Но в то же время они желают перемен и имеют на это полное право. Другое дело — форма, в которой этим правом можно воспользоваться. Но это уже вопрос менталитета, а он формируется не одно десятилетие. Тем более, на авторитарном Востоке.
+2
    5 401