Сегодня
417,9    503,07    64,7    5,64
   Нур-Султан C    Алматы C
Политика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Реформа полиции Казахстана: на службе у авторитарного режима

Хадиша АкаеваCABAR.Asia
15 января 2021
О реформе правоохранительной системы в Казахстане говорят давно, но процесс почти не движется. Эксперты говорят, что перемены нужно начинать не с МВД, а с политической системы в целом. 

Факты нарушения законов со стороны правоохранительных органов Казахстана встречаются довольно часто. Особенно, если речь идет про мирные митинги и собрания, на которые, согласно конституции страны, имеют право все граждане. Многие считают, что система Министерства внутренних дел давно нуждается в реформах. Однако поменять систему нелегко.

В 2018 году в Алматы от ножевого ранения погиб известный казахстанский фигурист Денис Тен. Он пытался остановить двоих мужчин, снимавших зеркала с его автомобиля в дневное время. Казахстанцы горевали и гневались: «Преступление в центре города среди дня? Что делает полиция?».

В короткие сроки появилась инициативная группа с требованием реформировать работу МВД. Они требовали соблюдения принципа верховенства права.

«Полиция должна всегда стоять на страже основных прав и свобод человека, включая право на жизнь, обеспечения свободы выражения, мирных собраний, физической неприкосновенности, защиты собственности граждан и юридических лиц от противоправных посягательств», – говорилось в концепции.

Ирина Медникова. Photo: voxpopuli.kz
Ирина Медникова, стоявшая у истоков создания сообщества в Facebook «Требуем реформу МВД», которой в короткие сроки собралось 15 тысяч участников, рассказывает, что начало было достаточно оптимистичным.

«Мы назвали это серией быстрых побед: вокруг полицейских участников под натиском критики общества начали убирать заграждения, также полиция презентовала и начала внедрение концепции фронт-офисов. Более того, порядка 20% продвигаемых нами понятий, месседжей и новых терминов прозвучали в речи сентябрьского послания Назарбаева. Например, что авторитет полиции должен строиться на доверии общества, а полиция должна перейти на сервисную модель или что следует сократить численность полицейских и оптимизировать их зарплаты», – говорит Медникова.

Движением заинтересовалось Агентство по противодействию коррупции, вместе они разработали трехсторонний план работы. Позже был разработан пилотный проект по развитию полиции Алматы.

«Этот план концептуально очень расходился с нашим документом. Если коротко, то у меня осталось ощущение, что мы хотели строить полицию демократического государства, а власти – не менять систему принципиально, но сделать ряд современных и где-то модных шагов», – отмечает Медникова.

«Вы никуда не пойдете»


25 сентября 2020 года созданное бывшим банкиром Мухтаром Аблязовым общественно-политическое движение Демократический выбор Казахстана (ДВК) собиралось провести митинги в нескольких городах Казахстана. Подобные акции представители власти страны рассматривают как «незаконные», ссылаясь на то, что не было получено разрешение на проведение, и жестко задерживают людей, пришедших митинговать.

Решением суда от 2018 года движение было признано экстремистским. Несмотря на то, что Европейский парламент в 2019 году назвал ДВК «мирным оппозиционным движением», казахстанское правительство своего решения менять не собирается.

Одним из городов, в котором собирались провести митинг, был город Семей в Восточно-Казахстанской области. В тот день там была задержана журналистка с опознавательными знаками – в жилете с надписью «Пресса».

Полиция заранее оцепила место проведения митинга – сквер – и была настроена агрессивно. На месте еще не было ни одного протестующего, но уже довольно много полицейских. С ними стояли и несколько мужчин не в форменной одежде. Спустя пару минут они заметили парня, снимающего на камеру мобильного телефона сквер – публичное место, в котором можно вести съемку. К нему сразу же подбежал мужчина в гражданской одежде. Состоялся короткий диалог на повышенных тонах – мужчина требовал прекратить съемку и удалить видео, так как «он простой человек и его нельзя снимать». Полиция ждала.


Photo: RFE/RL
В адрес журналиста, снимавшего диалог, поступили аналогичные требования. После отказа мужчина не в форме полиции силой отобрал у журналистки телефон. Полиция, вместо того, чтобы помешать краже, схватила журналистку и грубо повела в автозак. Туда же вместе с полицией зашел мужчина в гражданском, который ранее представился «обычным человеком» и отобрал телефон. Вопрос о том, почему провокатор оказался в числе полицейских, повис в воздухе.

В здании полиции не был оформлен акт. Журналистке говорили, что ее не задержали, а просто пытаются выяснить, что делал человек на площади. Доводы о том, что корреспондент выполняет редакционное задание, остались не услышанными. Требуемый адвокат предоставлен не был, так как журналист «не был задержан». Но от нее требовали объяснительную – почему же она находилась на месте предполагаемого митинга.

Объяснительная не была написана, журналистку отпустили после звонка «сверху» – «наверху» было ясно, что полицейские преступили закон, нарушив право журналиста на освещение общественно важных событий.

Глава Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Евгений Жовтис называет это правовым нигилизмом.

«Полиция иной раз даже не удосуживается прочитать, на что она имеет право. Этот правовой нигилизм выскакивает из другой проблемы – безнаказанность. Он [полицейский] точно знает, что ему ничего не будет, если он нарушит ваши права. Ему не важно, какие у вас есть права, что вы журналисты и, по закону, вас за освещение задерживать нельзя. […] Потому что он действует не в правовом режиме, а приказном. Вся система работает в таком режиме, это классический правовой нигилизм», – отмечает Жовтис.

Реформы без авторитаризма


Правозащитник Евгений Жовтис говорит, что для реформы правоохранительной системы необходимы прежде всего серьезные политические реформы. Это подразумевает разделение ветвей власти – представительная, исполнительная и независимая судебная ветвь, обеспечивающая беспристрастное соблюдение законов при рассмотрении споров. А также наличие системы сдержек и противовесов. 

Евгений Жовтис. Photo: Informburo.kz
«И самое главное, чтобы вся эта конструкция хорошо знала, что источником власти является народ и все создано для того, чтобы были соблюдены права и законные интересы народа, который наделил соответствующие структуры полномочиями», – отмечает Жовтис.

Он подчеркивает, что в авторитарном государстве добиться перемен нельзя без решения ключевых задач в политической системе.

«Если они не решены, дальше можно сколько угодно структурно перестраивать, обучать персонал, создавать лучшие программы в академии, но достигнуть целей не получится. Потому что МВД, существующее в авторитарной политической системе, очень трудно перестроить в нормальным смысле, потому что оно неизбежно обслуживает авторитарный режим», – говорит Жовтис.

Ирина Медникова, рассказывая о программе, которую они составили в надежде на отклик со стороны представителей власти, подтверждает это.

«Реформа полиции, тем более в застарелом авторитарном государстве, – дело в первую очередь политической воли.  И в том виде, как мы ее обрисовали, а это был демократический манифест, она, возможно, напугала власть. Было видно, что часть наших месседжей ушли в какие-то речи, программы и планы, но все те, которые не меняли бы систему полиции кардинально», – говорит она.

С нарушением прав человека казахстанцы сталкиваются не только на митингах. В Европарламенте заявляют, что в Казахстане «остается нормой безнаказанность за пытки в отношении заключенных и подозреваемых». По данным Национального центра по правам человека, количество жалоб только увеличивается. Новости о пытках в колониях не редки. Между тем, несмотря на явно кризисную ситуацию в местах заключения, никаких реформ проведено не было.
+3
    6 769