Сегодня
417,9    503,07    64,7    5,64
   Нур-Султан C    Алматы C
Политика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

На арене – те же. Итоги парламентских выборов в Казахстане

Михаил РозовРитм Евразии
16 января 2021
Спустя два дня после окончания выборов в нижнюю палату казахстанского парламента – мажилис, Центральная избирательная комиссия (ЦИК) огласила их окончательные результаты. Как мы и предполагали, партийная конфигурация в мажилисе осталась прежней – большинство мест сохранил центристский «Нур отан», слева от него остались «ребрендированные» коммунисты в лице Народной партии Казахстана, а справа закрепился буржуазно-националистический «Ак жол».

Основной вопрос, который волновал казахстанских экспертов – сколько голосов получит партия власти? Дело в том, что раньше «Нур отан» никогда не набирал на парламентских выборах меньше 80%. Поэтому слишком большое падение числа сторонников партии, во главе которой находится первый президент Н. Назарбаев, вызвало бы вопросы относительно уровня его поддержки. С другой стороны, обострившиеся социальные проблемы, растущий градус неудовлетворенности граждан своим положением также стоило принимать во внимание.

Видимо, доля в 71% была компромиссной, удовлетворяющей и Акорду (резиденция действующего президента) и Библиотеку (резиденция Елбасы), соответственно, долю в 11,11% разочаровавшихся избирателей сочли приемлемой. 

Распределение голосов избирателей на выборах в мажилис РК 

в 2016 г. и 2021 г.

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                        
            Партия
            
            2016
            
            2021
            
            Нур отан
            
            82,20
            
            71,09
            
            НПК (КНПК)
            
            7,14
            
            9,10
            
            Ак жол
            
            7,18
            
            10,95
            
            Ауыл
            
            2,01
            
            5,29
            
            Адал (Бирлик)
            
            0,29
            
            3,57
            
            ОСДП
            
            1,18
            
            -
            
По числу мандатов результаты выглядят следующим образом: НДП «Нур отан» – 76, «Ак жол» – 12, Народная партия Казахстана (НПК) – 10 мандатов. Таким образом, парламентское большинство сохраняется за «Нур отаном». Он может провести через парламент любую инициативу, впрочем, равно как и заблокировать.

Запад и мегаполисы – зоны протеста


Несмотря на то, что результат выборов был предсказуем, экспертный интерес представляет такой аспект, как итоги регионального голосования.

Обращает на себя внимание, что наибольшее число голосов – более 70% за НДП «Нур отан» было отдано на севере – Северо-Казахстанская, Кустанайская, Акмолинская, Павлодарская области и в южных регионах страны – Жамбылская, Кызылординская и Туркестанская области. Удивляет следующий момент: северные регионы, в последние годы существенно обезлюдившие в результате миграции, впервые так согласованно и организованно пришли на выборы и проголосовали за партию власти. Не исключено, что такое единое голосование связано с недавними высказываниями российских политиков о северных территориях Казахстана и последующей статьей президента К.-Ж. Токаева «Независимость превыше всего» (к её содержанию и причинах появления «Ритм Евразии» намерен вернуться в ближайшее время).

Наиболее низкие показатели у «Нур отана» на западе страны и в мегаполисах Нур-Султане, Алматы и Шымкенте. Впрочем, подобный расклад сложился уже давно. Несколько удивляет «оппозиционность» Шымкента, поскольку пока он был административным центром Южно-Казахстанской области, та неизменно демонстрировала высокий уровень поддержки власти. И на прошедших выборах в Туркестанской области (бывшей ЮКО) за партию власти проголосовало 74,43% избирателей, в то время как в Шымкенте, недавно получившем статус отдельной административно-территориальной единицы, 67,5%.

И, конечно, обращает на себя внимание крайне низкая поддержка «Нур отана» в двух столицах: Нур-Султане – 59,23% и Алматы – 55,54%. Для сравнения: в 2016 г. аналогичные показатели составляли 85% и 70% голосов избирателей соответственно. Однако, учитывая большой уровень протестности, традиционный для этих городов, требовать от акимов (мэров) высокой поддержки партии власти было бы неразумным, поскольку это бы способствовало моделированию минского или бишкекского сценариев. Хотя нельзя исключать, что оргвыводы в отношении акимов всё-таки последуют.

Увидеть скрытую протестность


В организационном плане выборы прошли в целом довольно прилично, что отметили и международные наблюдатели. Как водится, миссии от СНГ и ШОС оценили их как «законные, прозрачные, демократичные, образцовые и тщательно подготовленные», а претензии от миссии ОБСЕ касались не самого процесса выборов, а избирательного законодательства, «по-прежнему не соответствующего демократическим стандартам». Впрочем, миссия ОБСЕ не признавала демократическими ни одни выборы в Казахстане.

Учитывая события, развернувшиеся после выборов в Беларуси и Кыргызстане, а также призывы беглого олигарха Мухтара Аблязова к захвату, блокированию зданий и прочим противоправным действиям, ряд комментаторов нечто похожее ожидал и в Казахстане. Однако открытый протест оказался очень слабым – число вышедших на Новую площадь Алматы сторонников незарегистрированной Демократической партии и движения «Oyan, Kazakhstan» (рус. «Проснись, Казахстан) не превышало 30 человек. Полиция использовала против них новую для Казахстана, но давно известную на Западе тактику кеттлинга – долговременного блокирования групп демонстрантов превосходящими силами полицейских. Итогом протеста стали обморожения, с которыми несколько протестующих были доставлены в больницу. Позже президент К.-Ж. Токаев сказал, что никаких репрессивных мер в отношении демонстрантов применяться не будет.

Гораздо больший интерес представляет латентный протест. Дело в том, что легальных способов выразить своё несогласие с проводимой политикой у казахстанцев не так уж и много, поскольку графа «против всех» была давно исключена из бюллетеней. В предвыборный период обсуждались различные варианты: «умное голосование», игнорирование выборов, порча избирательных бюллетеней.

В той или иной мере электорат использовал все из них. Большое число голосов, отданных в ряде регионов за непопулярные и малоперспективные в текущих условиях партии «Адал» и «Ауыл», как раз и было попыткой «умного голосования». Ряд граждан посчитал, что лучше отдать голоса «статистам», чем партиям, уже представленным в парламенте и не оправдавшим их ожиданий.

Что касается неучастия в выборах, то усиление уровня абсентеизма также присутствовало – явка избирателей составила 63,3%, что почти на 14% ниже, чем на прошлых выборах.

И, наконец, очень показательна такая форма протеста, как порча избирательных бюллетеней. Прошедшие выборы поставили своего рода рекорд: из общего числа выданных бюллетеней оказалось испорченными 3,95%, что составляет в цифрах 297 718. Это больше, чем количество голосов, отданных за партию аутсайдера «Адал».

Однако выборы состоялись, и парламентское партийно-политическое поле на ближайшие пять лет определено. Динамика и направление политического процесса во многом будет зависеть от того, как поведут себя новые депутаты.
+1
    5 012