Сегодня

469,17    495,07    67,46    7,56
Политика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Как США будут раскалывать Казахстан

Айгуль ОмароваСпик.кз
15 апреля 2021
Зачем Госдеп США выделил 1,5 миллиона долларов на «права человека» в Казахстане. 

По сообщениям информационных агентств, Госдеп США и USAID выделят более 1,5 миллиона долларов на укрепление институтов гражданского общества и защиту прав и свобод человека в Казахстане. Что кроется за таким «щедрым» подарком и чего добиваются власти США? На эти вопросы отвечает политолог Максим Казначеев.
 
– Максим, как вы прокомментируете решение США выделить 1,5 миллиона долларов для организации гражданского общества и защиты прав человека в Казахстане?
 
– Ну, я исхожу из того, что, в принципе, данное решение лежит в русле анонсированного изменения внешней политической стратегии государственного департамента США. Буквально несколько недель назад новый госсекретарь сказал, что США больше не будет продвигать демократию через использование силовых ресурсов и сделает акцент на использование внутренних расколов в обществах. То есть, с тем чтобы провоцировать внутренние гражданские конфликты. И в этом плане выделение 1,5 миллиона долларов, в том числе для поддержки казахстанского гражданского общества, находится в этой стратегии изменения подходов к продвижению демократии. Иначе говоря, Соединенные Штаты сейчас будут делать ставку на разжигание внутренних гражданских конфликтов в Казахстане через поддержку оппозиционных неправительственных организаций. Таким образом, они рассчитывают изменить внешнеполитический курс страны и за счет этого достичь своих геополитических интересов.
 
– А какой геополитический интерес у Штатов в регионе и Казахстане, прежде всего?
 
– Задача Соединенных Штатов Америки заключается в том, чтобы дестабилизировать обстановку по периметру границ Китая и Российской Федерации. И Казахстан, который граничит с обоими этими государствами, является наиболее удобной площадкой для провоцирования различного рода внутриполитических конфликтов. Именно поэтому такое повышенное внимание к Казахстану, к казахстанской внутриполитической ситуации. Если у нас на территории Казахстана начнется какой-то внутриполитический конфликт, то, соответственно, все геополитические проекты Москвы и Пекина, имеются в виду Евразийский союз и китайская инициатива «Один пояс – один путь», становятся бессмысленными, потому что блокируется механизм их реализации. Без Казахстана эти проекты становятся как бы усеченными, сокращенными.
 
– Максим, вы упомянули о том, что Штаты используют внутренние противоречия в самом Казахстане. Каковы эти противоречия?
 
– На мой взгляд, сейчас в результате начавшегося транзита власти казахстанская политическая элита расколота на два лагеря, между которыми происходит борьба за власть, за президентский пост. Идет соперничество очень серьезных политических тяжеловесов. И Соединенные Штаты Америки, естественно, ведут мониторинг ситуации в стране, видят раскол внутри элиты, и будут вкладывать материальные, информационные, организационные ресурсы в то, чтобы этот раскол максимально расширить, и он в итоге вышел на поверхность в виде того или иного варианта гражданского конфликта.
 
– А есть ли оппозиция у нас на самом деле в Казахстане? Есть отдельные группки, заявляющие о своей оппозиционности, но единой силы ведь нет.
 
– У нас есть внутриполитические организации, зарегистрированные и не зарегистрированные, которые нацелены на захват власти в стране. И то, что эти политические партии власть не регистрирует, не значит, что их нет. Я имею в виду и ДПК, и ДВК, а также различного рода заявки на регистрацию новых оппозиционных политических партий, которые власть не пропускает. Но то, что власть их не регистрирует в качестве политических партий, не означает, что нет сил, которые за ними стоят и которые нацелены на приход к власти в стране.
 
– Как вы думаете, Штаты будут пытаться использовать именно эти незарегистрированные силы, которые заявляют о попытке создания политических партий?
 
– Безусловно. С ними уже работают, как и посольство США, и всякие различного рода эмиссары, с которыми наши оппозиционеры встречаются, в том числе и в Вашингтоне. Их абсолютно не смущает тот факт, что они не зарегистрированы. Но основной акцент по дестабилизации ситуации, конечно же, посольство и Госдеп в более широком смысле будут делать на обиженные внутриэлитные группы. А политические структуры, которые на поверхности находятся, станут использоваться в качестве рычага давления. Им поручат проводить митинги, демонстрации, различного рода политические акции. В принципе, по законам жанра, они продолжат работать и дальше.
 
– Максим, а проявление националистических настроений, которое мы все чаще наблюдаем – это тоже отражение этой борьбы и усилий Соединенных Штатов, которые будут использовать этот фактор?
 
– Возможно. Надо смотреть персональный состав националистических структур и лидеров. Дело в том, что часть их них замкнута на внешний контур управления США. А часть подпитывается внутриполитическими игроками, внутриэлитными игроками. То есть, это зависит от конкретных персон. 
 
– Есть такая поговорка, что аппетит приходит во время игры. И хватит ли вот этих 1,5 миллиона долларов со стороны Соединенных Штатов, чтобы как-то этот аппетит удовлетворить?
 
– Я думаю, что говорить о 1,5 миллиона долларов, не совеем правильно. Это речь идет только об официальных цифрах, которые начнут официально передаваться через посольство и консульство. Плюс есть дополнительные каналы передачи финансирования этим организациям. Например, через различного рода международные фонды. Задействуют схемы, связанные с использованием ресурсов внутриэлитных игроков, то есть, когда наш внутриэлитный игрок подпитывает различного рода организации внутри страны, а за это получает какое-то финансирование, допустим, на свои оффшорные цвета. Такие схемы известны, ничего нового в них нет. И поэтому 1,5 миллиона долларов на поддержку гражданского общества – просто всего-навсего один из грантов. На самом деле их намного больше.
 
– Такая целенаправленная работа принесет результаты? Ваш прогноз относительно этих результатов?
 
– Я думаю, что тут очень многое будет зависеть сейчас от действий Акорды, от официальных властей. В принципе, вопрос о введении юридических понятий об иностранных агентах давным-давно перезрел. Но пока что Казахстан в этом направлении никуда не двигается, хотя определенные попытки предпринимались. Например, в декабре прошлого года, перед самыми парламентскими выборами, когда многие неправительственные организации, финансируемые из-за рубежа, налоговая инспекция попросила отчитаться в происхождении средств, и о направлении их расходования. То есть, первые шаги в плане работы с иностранными агентами власть сделала, но на институциональную основу еще пока не вывела. И, как мне представляется, изменение стратегии Госдепа по подрыву стабильности в других странах подтолкнет Акорду к тому, чтобы юридически закрепить понятие иностранных агентов в законодательстве, и ограничить таким образом работу иностранных структур на территории Казахстана.                            
+1
    5 748