Сегодня
435,76    493,41    68,37    5,89
   Нур-Султан C    Алматы C
Политика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Мирзиеев сулит Узбекистану «третье возрождение», в которое верят не все

Ирина ДжорбенадзеРосбалт
15 ноября 2021
То, что граждане Узбекистана переизбрали Шавката Мирзиеева на второй президентский срок, отдав ему более 80% голосов, никого не удивило и вопросов (например, были ли выборы фальсифицированы) не породило. С приходом к власти Мирзиеева пять лет назад после бессменного 27-летнего жестко-авторитарного правления покойного ныне Ислама Каримова, население республики вздохнуло. Мирзиеев сразу же снискал себе репутацию «умеренного либерала» как в экономике, так и во многих других областях жизни Узбекистана, включая не разгул, но все же большой шаг вперед в сфере свободы слова и СМИ.

Президент быстро наладил отношения с соседями, подпорченными в период правления Каримова, стал развивать с ними и странами Запада торговые связи, улучшил инвестиционную среду и условия ведения бизнеса. Словом, начался взлет Узбекистана, темпы которого несколько замедлила пандемия коронавируса. Тем не менее, республика выбилась в лидеры региона, и ее потенциал позволяет рассчитывать на то, что планку она поднимет. Разумеется, если второй срок президентства Шавката Миромоновича будет еще более продуктивным. 

Каким он ему видится? По его словам, в первую очередь особое внимание будет уделено реализации концепции «Новый Узбекистан» или «Третье Возрождение». По пояснению президента, первое, просветительское, пришлось на IX–XII века; второе — темуридское, на XIV–XV столетия: «И это «исторический факт, доказанный и признанный мировой наукой». 

В рамках концепции, пообещал Мирзиеев, основной акцент будет сделан на обеспечении благополучия каждого гражданина страны вне зависимости от национальности, языка и вероисповедания. Для этого усилится роль и ответственность местных органов власти; большая часть государственных функций будет передана из центра в регионы с выделением дополнительных средств, с целью создания там новых рабочих мест и борьбы с бедностью.

Мирзиеев также высказался против цензуры и давления на журналистов: «Должностные лица … стремятся воспрепятствовать деятельности СМИ, ввести цензуру, оказать давление на редакции, а также вымогать у них материальные и технические средства». Он пообещал, что «все журналисты и блогеры будут находиться под защитой закона и президента». 

Кстати, на прошлой неделе Госинспекция по контролю в сфере информатизации и телекоммуникациям ограничила работу Telegram, Facebook, «Одноклассники» и YouTube. Это вызвало острую реакцию у населения, и Мирзиеев уволил главу «Узкомнадзора», а также шефа департамента по вопросам развития IT-технологий. 

Вообще, обещаний много: «социальный» госбюджет, который обещают направить на поддержку здравоохранения, образования, повышение зарплат учителям и врачам (президент посулил, что к 2025 году заработная плата квалифицированных учителей составит 1 000 долларов), открытие детских садов, строительство новых школ, увеличение грантов для студентов и аспирантов, поддержка аграриев и т. д.

Но главное, вокруг чего ходят слухи, — президент анонсировал реформу Конституции, мотивируя ее необходимостью «кардинальных перемен» в стране». Завесу над новой редакцией Основного закона он, можно сказать, не приподнял, так что узбеки могут лишь гадать, что бы это могло означать. 

Одни склоняются к тому, что страну ожидает «сюрприз» в виде пролонгации президентских полномочий до 7 лет или «на всю оставшуюся жизнь». С одной стороны, имея в виду амбициозные планы Мирзиеева при их безусловном выполнении, а также известную практику почти всех правителей государств Центральной Азии, «можно и засидеться». С другой — такая модель (приведем хотя бы туркменскую) входит в противоречие с демократическими принципами, провозглашенными узбекской властью. 

Иные полагают, что Мирзиеев не станет себя дискредитировать и максимум, с целью продления срока нахождения у власти, начнет отсчет со своей первой каденции и тогда выиграет дополнительно четыре года правления, то есть в общей сложности будет руководить страной 14 лет. А это означает создание прецедента обратной силы закона. Впрочем, такие ожидания вполне могут не оправдаться. Но если Мирзиеев решит вопрос продления полномочий в свою пользу, эксперты-конституционалисты найдут этому «законную» мотивацию. 

Мирзиеев не обозначил своих внешнеполитических приоритетов, но, думается, большим колебаниям имеющийся курс подвержен не будет. Узбекистан очень четко очертил «красные линии» для мировых игроков, имеющих амбиции влияния на внутри- и внешнеполитическую, а также экономическую жизнь республики. Надо думать, что отношения с Россией, соседними республиками, традиционными партнерами будут развиваться и дальше; в тренде также — более активное развитие деловых связей со странами Южной Азии. 

Уже довольно продолжительное время узбеки гадают, вступит ли их страна в Евразийский экономический союз. Скорее всего, форсировать членство в ЕАЭС Ташкент не станет, статуса наблюдателя в этой все еще шаткой организации ему пока достаточно. У гипотетического членства Узбекистана в Евразийском союзе есть свои плюсы и минусы, и Ташкент будет крайне прагматичен и осторожен в данном вопросе, то есть поступит так, как ему это выгодно, а давления извне не потерпит.
Все вышесказанное не означает, что страна находится, так сказать, в «полном шоколаде», все довольны и Мирзиеева не критикуют. Отнюдь. CentralAsia.news обсудила различные аспекты узбекского жития-бытия с независимым экспертом Бахромом Хамроевым. В «чудеса либерализма» и небывалые экономические успехи Узбекистана он не верит и утверждает, что в стране идет активное перераспределение финансовых потоков, и «хлебные» должности раздаются людям из близкого окружения президента.

«Узбекистан безудержно набирает кредиты. Если внешний долг при Исламе Каримове составлял порядка 5 миллиардов долларов, то на данный момент он превысил 30 миллиардов. Естественно, это аукнется тяжелым бременем для экономики страны, но сейчас узбекские власти, подобно начинающему наркоману, могут имитировать относительное благополучие и даже испытывать некоторую эйфорию», — говорит Хамроев.

Он также считает, что уровень жизни в стране остается невысоким, и она является поставщиком мигрантов для Турции, России и Южной Кореи. Кроме того, граждане Узбекистана ежегодно занимают верхние позиции по числу заявок на получение «грин-карт» США.

«Историческое, в первую очередь архитектурное наследие Узбекистана, как-то поддерживавшееся при Каримове, стало стремительно утрачиваться, заменяясь стеклобетонным новоделом. Все это не создает благоприятную атмосферу для туризма» — полагает Хамроев. Что же касается конкуренции с Казахстаном, то Узбекистан, считает эксперт, уверенно обходит его только в экспорте дешевой рабочей силы. В общем, реальных признаков скорого улучшения ситуации в стране он не видит. 

Более того, по его мнению, с закреплением власти Мирзиеева не прекратились политические репрессии, аресты оставшихся критиков власти, блогеров и активистов: «Ситуация, по сравнению с временами Каримова, в определенных моментах даже ухудшилась. А либеральных реформ в действительности нет». 

В общем, по мнению собеседника издания, кругом одна коррупция, и единственным правдоподобным сценарием представляется возврат к авторитаризму. И отдельная вина за это ляжет на плечи западных стран, которые поддержали Мирзиеева, считает Хамроев. 

Тем не менее, безо всяких махинаций на второй срок Мирзиеев избран, и вряд ли из-за страха перед «карающей системой». Недовольные есть, и это нормальное явление. Их станет меньше, если оппоненты узбекской власти не будут наводить критику ради критики, а второй президентский срок и очень высокий уровень поддержки населения не вскружат голову узбекскому лидеру. И если он сдаст очень сложный экзамен: сохранит в последующие годы уровень своей популярности реальным развитием реформирования страны; удержит ее на определенной дистанции от мировых центров силы, желающих «порулить» в Центральной Азии; обеспечит безопасность республики.

Так что второй срок для Мирзиеева будет сложнее первого: ожидания узбеков велики после пяти лет более вольной, чем при Каримове, жизни, к которой привыкли быстро. Спрос с президента будет больше, чем прежде.
+1
    4 906