Сегодня
434,16    493,29    68,15    5,81
   Нур-Султан C    Алматы C
Политика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Кому мешает жить ЕАЭС?

Болат СейдахметовСпик.кз
24 ноября 2021

Евразийский экономический союз – проект, охватывающий почти одну шестую часть суши, официально работает уже без малого семь лет. В концепции внешней политики РК сотрудничеству в рамках организации уделяется особое внимание. Однако на протяжении всех лет существования этого объединения у него находятся противники как в самом Казахстане, так и за его пределами.

 
О причинах, заставляющих некоторых наших сограждан противиться дальнейшей интеграции и сотрудничеству, – наша сегодняшняя беседа с доктором исторических наук Булатом Султановым.


 
– Булат Клычбаевич, какие настроения по отношению к ЕАЭС царят в казахстанском обществе сейчас, по прошествии нескольких лет работы этого объединения?
 
– Казахстан и Россия являются локомотивами интеграции на евразийском пространстве. И большинство наших сограждан все-таки поддерживают участие РК в этом Содружестве. С Россией, Арменией, Беларусью и Кыргызстаном нас давно – на протяжении нескольких веков – связывают экономические, исторические и культурно-гуманитарные узы сотрудничества. Причем интеграционные настроения сильны не только среди представителей старшего поколения, которые большую часть жизни прожили в СССР, но и среди молодежи.
 
У нас принято рассматривать ЕАЭС как экономическое объединение с едиными правилами движения товаров, услуг, капитала, трудовых ресурсов. То есть, как вы понимаете, здесь и речи не идет о воссоздании СССР в какой бы то ни было форме. Плюс мы выступаем за расширение сотрудничества ЕАЭС с другими странами.
 
– Тем не менее в Казахстане находятся «евроазоскептики», которые всячески критикуют Содружество…
 
– Несмотря на критические высказывания последних, министр торговли и интеграции Бахыт Султанов постоянно подчеркивает, что значимость ЕАЭС для Казахстана неоспорима. За пять лет создан внушительный массив наднациональных законодательных актов, обеспечивающих свободное движение товаров, услуг, рабочей силы и капитала в едином экономическом пространстве.
 
И хотя министр открыто говорит о наличии неких ограничительных барьеров, которые обусловлены усилиями каждой страны защитить свои национальные интересы, он отмечает, что на площадке ЕАЭС сроки рассмотрения жалоб составляют три месяца, а в ВТО (где нам пришлось бы отстаивать свои интересы в случае отсутствия ЕАЭС) подобные тяжбы могли бы затянуться на два-три года.
 
Другой проблемой ЕАЭС является внутренний дисбаланс, поскольку главным торговым центром внутри объединения продолжает оставаться Россия. Тем не менее и для Казахстана постепенно расширяются рынки сбыта продукции, сокращаются издержки с таможенными платежами, облегчается доступ к рынкам стран в рамках зон свободной торговли.
 
К тому же нельзя забывать, что Вьетнам, Сингапур, Сербия и Иран выражают желание сотрудничать не с отдельными странами ЕАЭС, а с Евразийским союзом в целом.
 

Тюркская интеграция как альтернатива евразийской? 

 
– Что известно о наших доморощенных противниках интеграции? Это какие-то конкретные сформировавшиеся группы или все-таки отдельные представители различных слоев казахстанского общества? 
 
– В первую очередь к евроскептикам можно отнести национал-популистски настроенную часть политической элиты Казахстана и особенно – представителей казахской творческой интеллигенции, ориентированных на Турцию. Причем некоторые из них демонстрируют свою приверженность идеям пантюркизма с момента обретения Казахстаном суверенитета. По их мнению, одним из самых желанных векторов внешней политики Казахстана является его всестороннее сотрудничество с тюркоязычными государствами с последующим перерастанием в тюркскую интеграцию, в которой они видят альтернативу сближению Казахстана не только с Китаем и Россией, но и со странами Запада.
 
Так, мажилисмен от правящей партии Nur Otan Айдос Сарым назвал прошедший недавно неформальный саммит тюркских государств историческим и призвал Казахстан и другие тюркоязычные страны отказаться от сотрудничества с Китаем и Россией. Свое заявление он аргументировал тем, что мир находится в состоянии санкционных войн и противостояния Запада с Китаем и Россией, Казахстан же, по его мнению, не должен принимать чью-либо сторону в «чужих разборках». Одновременно с этим господин Сарым указал на необходимость поддерживать стремление Азербайджана, Турции и государств Центральной Азии к развитию сотрудничества со странами Южной Азии – Индией, Пакистаном и Афганистаном.
 
И здесь казахстанский мажилисмен фактически выступил в поддержку американского плана Большой Центральной Азии, целью которого является объединение Центральной и Южной Азии в отрыве от взаимовыгодного сотрудничества с Китаем и Россией в рамках Экономического пояса Шелкового пути и Евразийского экономического союза.
 
– И насколько популярна в Казахстане идея тюркской интеграции?
 
– Эту позицию казахских националистов разделяет далеко не все казахстанцы. Известный публицист Данияр Ашимбаев как-то упомянул, что идея объединения с Турцией возникла на заре независимости Казахстана, когда Турецкая Республика еще была демократическим светским государством. Сейчас же эта страна неуклонно исламизируется и ведет все более агрессивную внешнюю политику, из-за чего на всем постсоветском пространстве никто (за исключением разве что Азербайджана) не проявляет особого желания интегрироваться с ней. За последние годы стало абсолютно понятно, что Эрдоган действует отнюдь не в интересах всего тюркского мира.
 
Конечно, Турция не оставляет надежд на создание того самого пресловутого тюркского мира, чтобы иметь возможность доминировать как в Закавказье, так и в Центральной Азии. Для этого ею активно используется риторика о тюркском единстве. Однако без поддержки США и коллективного Запада это невозможно осуществить. К тому же эти планы Эрдогана не соответствуют геополитическим интересам Пекина и Москвы в Евразии.
 

Не стоит идти по пути Туркменистана

 
– О влиянии антироссийской пропаганды и нарастании русофобских настроений среди части казахстанского общества свидетельствует негативная реакция в соцсетях после сообщения о переговорах правительства Казахстана со Сбербанком России. Речь идет о переходе электронного правительства РК на платформу «Сбера».
 
Многие задались вопросом, что будет с Казахстаном, если «Сбер», уже находящийся под санкциями, отключат от SWIFT – международной межбанковской системы передачи информации и совершения платежей. Кроме того, возникли опасения, что при этом переходе в Россию перетекут различные данные о Казахстане, которые впоследствии могут быть использованы для каких-либо сомнительных целей.
 
Более того, 18 сентября в Алматы прошел митинг незарегистрированной Демократической партии, которую, кстати, финансирует беглый олигарх Мухтар Аблязов. Жанболат Мамай, один из организаторов этого мероприятия, заявил, что этот переход «поставит под угрозу независимость и информационную безопасность страны» и что Казахстан должен от него отказаться.
 
Обсуждение строительства Россией АЭС в Казахстане, развернутое национал-популистами, пошло по аналогичному сценарию. Эта инициатива, которую озвучил Касым-Жомарт Токаев в своем сентябрьском Послании народу Казахстана, вызвала в обществе серьезный резонанс.
 
– Курс на Турцию – это ведь не единственное предложение от «евразоскептиков»? Насколько мне известно, существуют и другие…
 
– Среди аргументов в поддержку отказа Казахстана от членства в любом региональном объединении один из противников евразийской интеграции политолог Досым Сатпаев приводит следующий: если наша страна имеет много внутренних экономических и политических проблем, которые мешают ей быть конкурентоспособной в рамках глобальной экономики, то участие в каком бы то ни было альянсе также будет создавать для нее массу проблем.
 
Но если следовать его рецептам, то нам следует пойти по пути Туркменистана, который, провозгласив политику нейтралитета, дистанцировался от всех государств и объединений. Результаты же такой политики Ашгабада давно и всем известны.
 
Хотя, конечно, трудно не согласиться с доводами господина Сатпаева о том, что никто из внешних игроков не заинтересован в повышении конкурентоспособности Казахстана, поскольку наша страна устраивает всех именно в качестве сырьевого придатка.
 

Казахстану невыгодно быть «кирпичиком» в очередном барьере

 
– А внешние противники интеграции имеются? 
 
– К сожалению, 46-й президент США Джо Байден пришел к выводу, что преодолеть новый период глобальных вызовов можно путем противодействия «растущим амбициям Китая, стремящегося соперничать с Соединенными Штатами» и «твердому намерению России дискредитировать и разрушить американскую экономику». Для усиления этого противодействия Байден восстанавливает альянсы с ближайшими странами-партнерами и предпринимает попытки создать в Азии альянс «четверки», куда войдут США, Австралия, Индия и Япония. Сюда же можно отнести Англосаксонский блок (AUCUC), созданный против Китая и России в Азиатско-Тихоокеанском регионе, и антироссийский альянс США с опорой на НАТО в Европе.
 
В результате такой политики наблюдается обострение международной ситуации, повышаются риски применения военной силы. В этом контексте постсоветские страны оказались точкой противостояния России и США/Запада. По мнению китайского эксперта Чжао Хуашэна, присутствие НАТО на постсоветском пространстве будет нарастать (прежде всего в Черноморском и Балтийском регионах), что может превратить эти территории в поле битвы между Россией и Западом в результате развязывания новой холодной войны.
Весьма активная работа в этом направлении ведется США и в Центральной Азии. Причем Казахстану в этом нарастающем противостоянии отводится особое место, поскольку одной из целей этой борьбы является срыв сопряжения Евразийского экономического союза с Экономическим поясом Шелкового пути.
 
В то же время США весьма заинтересованы в налаживании альтернативного проекта – интеграции стран Центральной и Южной Азии в рамках проекта Большой Центральной Азии (Нового Шелкового пути). Летом этого года в Ташкенте даже провели конференцию, посвященную этой теме. Правда, поспешный вывод войск США и НАТО из Афганистана несколько поубавил энтузиазм сторонников этого проекта.
 
Американские политики могут захотеть создать очередной разделительный барьер между Россией и Китаем, на этот раз – в Центральной Азии. Один такой – между Россией и Европой – уже имеется, роль «кирпичиков» в нем выполняют страны Балтии, Украина, Польша и Грузия. Одновременно будет продолжена информационная война, главная цель которой – убедить население ЦА в опасных намерениях России и Китая вопреки здравому смыслу и тому, что история последних двух десятилетий убедительно свидетельствует об угрозе безопасности и территориальной целостности стран именно со стороны США.

Любая ссора с соседями в угоду третьей стороне всегда заканчивается плохо, и страны здесь – не исключение. Ярким примером здесь могут служить оказавшиеся в тисках социально-экономического и политического кризисов Украина и Грузия. Печальная участь этих стран как нельзя лучше свидетельствует о том, что превращение Казахстана в новую «горячую точку» (теперь уже между Россией и Китаем) явно не соответствует интересам нашего государства.
0
    3 909