Сегодня

470,9    496,94    70,33    8,83
Политика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Сердар Бердымухамедов начал работу со старыми кадрами

Виктория ПанфиловаНезависимая газета
30 марта 2022
Новый президент Туркменистана использует уже проверенный человеческий капитал, доставшийся от отца

Президент Туркменистана Сердар Бердымухамедов утвердил новый состав кабинета министров, в него вошли преимущественно старые министры. Он, уже как глава правительства, приказал своим заместителям разработать президентскую программу развития государства на предстоящие семь лет. А пока старая гвардия будет работать старыми методами и по прежним планам.
    
Сердар Бердымухамедов после вступления в должность президента 20 марта принял отставку правительства в соответствии с Конституцией Туркменистана и занялся формированием нового кабинета министров. Ожидалось, что новый глава государства приведет команду молодых реформаторов, но чуда не случилось. Практически все министры сохранили свои посты, за исключением должности вице-премьера по финансово-экономическим вопросам, которую до избрания президентом занимал сам Сердар Бердымухамедов. По его словам, чиновники обладают богатым опытом, необходимым для дальнейшего социально-экономического развития страны. В целом поручения президента вновь назначенным чиновникам свелись к продолжению их прежней работы, сообщил ресурс «Хроника Туркменистана».
    
Новым вице-премьером по вопросам экономических, банковских и международных финансовых организаций стал Мухамметгулы Мухаммедов. Он также будет представлять Туркменистан в Экономическом совете стран – участниц СНГ. Ранее, с 2014 по 2017 год, он занимал пост министра финансов и управляющего Всемирным банком от Туркменистана. Но после увольнения с должности он «потерялся», правда ненадолго, Сердар Бердымухамедов взял его своим заместителем в бытность вице-премьера по экономике и финансам.
    
Эксперт по Центральной Азии Сердар Айтаков считает Мухаммедова представителем «новой генерации», однако сомневается, что ему удастся провести экономическую реформу. «Мухаммедов учился в Турции и знаком с реалиями рыночной экономики. Но проблема заключается в том, что в туркменских условиях вся «кровеносная система» современной рыночной экономики очень однобока», – сказал «НГ» Сердар Айтаков. (Подробнее см. номер от 27.02.22.) Эксперт полагает, что экономический блок в правительстве понимает, что реформировать существующую систему нужно в первую очередь. «Но насколько чиновники решатся на радикальные шаги, представить сложно. Нужно наводить порядок в системе внебюджетных фондов, куда стекаются деньги за продаваемые нефть, газ, хлопок и другое сырье. Делать их прозрачными и вводить в систему государственного бюджетного контроля и создавать четкие правила использования этих ресурсов», – отметил Айтаков.
    
По его словам, необходима реформа банковской системы, кредитной политики, валютного обращения. Наконец, надо открыть свободную конвертацию валюты. Это позволит насытить рынок не только товарами общего потребления, но и технологиями, наладить экспорт жесткого государственного контроля. «Но проблема в том, что и государство, и коррумпированное окружение президента, в первую очередь «семья», кормятся с этого, в том числе и путем создания монопольных условий для экспорта энергоресурсов, минеральных удобрений и всего того, что приносит прибыль. В условиях кризиса, когда «кормовая база» сократилась, многочисленные племянники второго президента нещадно доили приносящий прибыль бизнес. Это еще один серьезный вызов для нового главы государства – без нейтрализации этой паразитической системы реальных реформ не получится», – считает эксперт.
    
По его мнению, сейчас не стоит ожидать и мифической «либерализации» политической системы в Туркменистане. Такие ожидания были после прихода к власти Гурбангулы Бердымухамедова, когда он принимал новые законы о «политических партиях», о «митингах и демонстрациях» в надежде, что это приведет к либерализации режима. Но увы, это была имитация политического процесса. Даже если были созданы какие-то политические инструменты, при этом одновременно уничтожалась и запрещалась любая политическая жизнь.
    
«В Туркменистане существует почти легализованный в качестве элемента тотального устрашения институт «пропавших в туркменских тюрьмах» – большая категория политических оппонентов режиму, бывших чиновников, общественных деятелей. И этот институт начисто отбивает охоту у любого, кто просто мог задуматься над политической деятельностью, карьерой – именно из-за жуткой боязни присоединиться к «пропавшим». И это тоже остается серьезным вызовом для Сердара Бердымухамедова», – считает Айтаков. Никакие реформы ни в одной области не будут эффективны, если в обществе будет подавляться инициатива и не будет гарантирована неприкосновенность в рамках закона, который, увы, в Туркменистане имеет очень специфическое действие, толкование и применение. Любой чиновник, как отметил эксперт, просто панически боится проявить инициативу и ждет команды сверху.
    
Внешнеполитический курс Туркменистана формально не изменится и останется в парадигме статуса «позитивного нейтралитета», особенно в условиях такой непростой международной обстановки. «Но все это не исключает участия в подковерных интригах в контексте извечной проблемы властей Туркменистана – возможности поставок газа на внешние рынки. В этом у руководства МИД Туркменистана есть богатый опыт, к сожалению крайне малорезультативный, но это мало беспокоит его руководство. Для первого вице-премьера, министра иностранных дел Рашида Мередова участие и даже изобретение этих интриг является одним из способов 25-летнего присутствия во власти, имитацией реальной и продуктивной деятельности и постоянного подтверждения своей незаменимости», – сказал Сердар Айтаков. Не случайно Рашида Мередова называют серым кардиналом туркменского президента. Он единственный из министров, который самостоятельно определяет политику своего ведомства, полностью замыкая на себя максимум международных контактов. 
0
    8 851