Сегодня

465,08    488,75    69,43    9,1
Политика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Казахстан в геополитической игре

Пётр СвоикВедомости Казахстана
28 мая 2022
Республике специально под санкции подставляться не стоит, но и от вредных глупостей вроде призывов выхода из ЕАЭС ответственным политическим силам лучше решительно отмежеваться

Начнем с такой констатации: все уже произошло, но еще ничего не случилось. Расшифровываем: январская попытка госпереворота подвела черту под прошлым тридцатилетним историческим циклом, возврат туда уже невозможен, но вот какой будет «Вторая республика» или Казахстан 2.0, еще только определяется.

Аналогично, начало Россией военной спецоперации в феврале, и объявленная в марте санкционная война подвели черту под прошлым не только постсоветского пространства, но и под всем сформировавшимся после распада СССР глобальным раскладом, — возврат в однополярный мир уже невозможен. Но вот каким будет новое геополитическое устройство – тоже сейчас еще только намечается.

СНАЧАЛА ТРУДНО, ПОТОМ ЛЕГЧЕ


Последствия, уже произошедшего, нам еще только предстоит прочувствовать на себе. На перспективу ближайших месяцев, — к осени-зиме, неизбежен ускоренный рост цен, в сочетании с торможением экономики и общим падением уровня жизни населения.

Все это придет к нам опосредованно через Россию, — просто потому, что три четверти казахстанского экспорта идут хотя и не в Российскую Федерацию, но через ее трубопроводы, железные дороги и портовые терминалы. Ровно как почти половина казахстанского импорта – это Россия, а с учетом транзита через ее коммуникации мы завязаны на Российскую Федерацию как минимум на две трети.

Одновременно в эти же ближайшие месяцы, и чем дальше, тем больше – на следующие год-два, потом три-пять, потом пять-десять … мы будем сначала наблюдателями, а потом все более втягиваемыми участниками процесса адаптации российской и окружающей ее экономик к существованию и развитию в рамках состоявшихся и уже неотменяемых санкций со стороны США-Евросоюза.

Это будет как поиск обходных путей для сохранения прежних меж-страновых производственных и торговых цепочек, так и создание новых – уже с другими партнерами и на других рынках.

Причем чем дальше, тем больше будет превалировать именно это – системный переход от уходящего в прошлое однополярного глобального рынка, в который все постсоветские «суверены», начиная с России, вписаны принципиально поодиночке, к набору макрорегионов — меж-страновых объединений, ориентированных на максимальную самодостаточность и взаимодействующих между собой экономическим, политическим, а то и военным образом только в силу наличия взаимного интереса или по необходимости защиты интереса собственного.

БОЛЬШАЯ ЧЕТВЕРКА


Таких меж-страновых блоков первого уровня, способных обеспечить свою экономическую, политическую, военную и, главное – культурно-цивилизационную независимость в формирующемся ныне многополярном мире может быть не более четырех – это США, это то, что сейчас называется Европейским союзом, в той или иной новой конфигурации, это Китай и это, разумеется, то что некогда именовалось Монгольской империей, потом империй Российской, потом СССР, а ныне формируется вокруг того, что обозначается аббревиатурой ЕАЭС – Евразийский экономический союз.

Второй уровень формируется из тоже значимых крупных государств или их союзов, близких к самодостаточности, но объективно не имеющих некоторых базовых ее составляющих, — космической отрасли, например, авиационного, энергетического, железнодорожного и судо-машиностроения, собственной мирового класса науки и образования и способности обеспечивать свои вооруженные силы собственным производством.

Ну и, разумеется, остается масса квази-суверенных государств, фактическим суверенитетом не обладающих, но номинально им располагающим, — в рамках пока еще не ушедшего в прошлое однополярного мира. Устройство которого как раз и предполагает максимальную «дробленку» опекаемых из одного центра «государственностей».

В новой мировой конструкции такие квази-суверены могут втянуться и стать частью ядра уже собственного развития меж-странового объединения первого уровня, или оставаться на его периферии, а то и сохранить прежнюю «многовекторность», только переориентированную на новые расклады доминантов.

ЗАКАТ СРП


К примеру, конкретно для Казахстана это обернется тем, что в ближайшие три-пять лет, а возможно, гораздо быстрее, нынешняя система нефтяного экспорта в Европу, равно как и поставок металлургического сырья, будет радикально перекроена.

Первый шаг к чему мы уже наблюдаем в виде перехода к продаже российского газа за рубли. Главы государств ЕАЭС еще пару лет назад, задолго до нынешнего обострения, уже согласовали создание на уровне 2025 года общих рынков нефти и газа, ГСМ и электроэнергии, а ведь все такие рынки имеют не только внутреннее, но и внешнее наполнение.

И, среди прочего, евразийский рынок нефти-газа превращает нынешний «рынок покупателя» в «рынок продавца»: европейские трейдеры и прямые потребители будут приобретать энергоресурсы уже не на своей территории и по правилам Евросоюза, а в юрисдикции ЕАЭС, РФ и за их валюту.

То же, по всей видимости, будет и с экспортом в китайском направлении. И все это не может не затронуть и Казахстан, — хотя бы по факту прохождения нашего экспорта в Европу через Россию. А это означает полный передел казахстанской «нефтянки», вплоть до пересмотра отношений с иностранными собственниками ключевых месторождений и неизбежной ревизии некогда заключенных и подведенных под категорию государственной тайны СРП – соглашений о разделе продукции.

УГАДАТЬ БУДУЩЕЕ


Но почему мы утверждаем это с такой уверенностью, почему бы не предположить обратное: санкции сделают свое дело, экономика России обрушится, режим в Кремле сменится и мир вернется к нормальному своему состоянию. В конце концов, ставки в нынешнем противостоянии Россия-Запад сделаны самые высокие и на самом высоком политическом и экономическом уровне. К тому же исход войны почти всегда не совпадает с планами ее начавших, а победитель получает все и горе побежденным!

Соответственно, Казахстану лучше всего как можно дальше дистанцироваться от конфликта и как можно дольше соблюдать нейтралитет. Так-то оно так, но …

Январь все равно уже отменил прежнюю «многовекторность», а неучастие – оно при любом раскладе делает «воздержавшихся» пособниками проигравших, лишая допуска к плодам победы. Да и, собственно говоря, выбора нет: невозможно дистанцироваться от процессов, когда мы – внутри них.

Вообще, основная задача руководства страны, как и всей политической системы – сохранять стабильность, преемственность, предсказуемость. В наше же время, когда мир сошел с ума, в особой цене именно предсказуемость, — в смысле способности понимать, куда все движется вокруг нашей страны и соответственно, не идти против течения.

Способность не ошибиться с предвидением оставляет за политическим руководством выбор – либо непосредственно включиться в борьбу, вступив в союз с будущим победителем, либо помогать ему, формально сохраняя нейтралитет, если партнеры решат, что тактически так выигрышнее. Но вот чего нельзя допустить – ошибиться с выбором того, на чьей мы стороне.

После того, как случилось невероятное – Россия начала «спецоперацию» против Украины, а Запад обрушил на нее немыслимые еще накануне «термоядерные» экономические санкции, понимание причин и последствий необходимо как в массовом обыденном сознании – элементарно для того, чтобы без истерик и паники встречать каждый следующий день, так и на высшем политическом уровне – иначе на чем строить практическую политику?

Казахстан напрямую как бы ни в чем не участвует, но как раз участвует во всем, — соцсети так прямо кипят, бизнес находится в напряженнейшем ожидании, да и со стороны официальных лиц нет-нет да и слышны отголоски нешуточных страстей и сомнений.

Судьбоносная, на самом деле, задача – решить, к какой стороне примкнуть, да и просто выдерживать привычную «многовекторность» тоже получается все менее.

Между тем, на войне как на войне: каждая из сторон имеет свою правду и свою логику поведения, а вот какая из них окажется истинной, а какая – чудовищной ложью и трагическим заблуждением – это определит уже Победитель. Который, как известно, и пишет Историю.

Пока же, с одной стороны, считается, что президент России просто утративший здравый смысл диктатор, а россияне – зомбированная пропагандой и ностальгией по имперскому прошлому масса, требующая своего лечения. Соответственно, лечение состоит в том, что под давлением санкций и после военных неудач на Украине политический строй в России сменится и новая власть вернет заплатившую очень дорогую цену страну в русло глобального миропорядка.

Вариант – режим не рухнет, но санкции выдавят его из глобальной торговли, лишат современных технологий и инвестиций, вернут на уровень промышленного и социального устройства СССР где-нибудь 70-80-х годов прошлого века. Что опять потребует новой «перестройки».

КРУГИ ИЛИ ВИТКИ СПИРАЛИ


Да, не исключено и такое, но это в рамках концепции «конца истории», наступившей после распада СССР. Либеральный миропорядок стал глобальным, рыночная экономика со своими фундаментальными законами – неизменна. Она, да, иногда попадает в кризисные циклы, во время которых следует проводить контрцикличную кризисную политику, а вообще все возвращается на круги своя – как день сменяет ночь, а лето-зиму.

Но мы исходим из другого концепта. История человечества, да, ходит кругами, любому нынешнему событию можно найти аналог в прошлом, страны и народы имеют свою «колею истории», из которой мало кто выбивается. Но это не повторяющиеся круги, а витки исторической спирали, раскручивающейся вдоль двух основных стержней – научно-технический и социальный прогресс человечества.

А как это все работает очень неплохо объясняет отмененный на время исторический материализм с его диалектикой единства и борьбы противоположностей, перехода количества в качество и отрицания отрицания, согласно которой первобытнообщинный строй сменился рабовладельческим, далее последовал феодальный, далее — капиталистический, столь же закономерно переходящий в социалистическую и коммунистическую политико-экономическую и идеологическую формации.

Казалось бы, «всемирно-историческая» победа капитализма, охватившего весь мир, за исключением, разве что, Северной Кореи и немножко Кубы, отправляет на свалку истории и советский коммунистический эксперимент, ан нет. Работает все та же диалектика, и так же строго по Марксу – если продлить его «Капитал» до нынешних реалий.

В виде нынешней глобализации мы имеет доведенную до общемирового масштаба старую добрую европейскую капиталистическую модель, выросшую из ее истории и культуры. Это частное ростовщичество античных еще и средневековых времен, вокруг которого выстроена государственность современных гегемонов. И это идущая с той же античности традиция ресурсной эксплуатации осваиваемой периферии, вплоть до заморских колоний.

Эксперимент со строительством социализма в отдельно взятой стране, — феодально- патриархальной Российской империи, едва-едва подходящей к капитализму и лежащей в руинах Первой мировой, Революции и братоубийственной Гражданской войны, оказался … нет, не провальным, — преждевременным и потому прерванным.

ПЕРЕДЕЛ – НЕИЗБЕЖЕН


Так и нынешняя глобализация – человечество придет к единству, но отнюдь не на ростовщической и неоколониальной основе. Технология снабжения экономики деньгами на основе частно-коммерческого интереса, на основе платности и возвратности, элементарно уперлась в границы расширения – доминирующие государства накопили долги, возврат которых невозможен, а дальнейшее наращивание – разрушительно.

Глобальная долговая пирамида слоями от долгов населения, малого-среднего бизнеса, транснациональных корпораций и самих правительств достигла размеров, при которых она либо затопит мировые рынки инфляцией, либо начнет с той или иной степенью катастрофичности обрушиваться.

Это – что касается государств, именуемых развитыми. Но над ними, помимо технологического кризиса ростовщичества, навис другой системный вызов: «развивающиеся» государства более не желают оставаться ресурсными колониями.

Так, январские события в Казахстане подвели черту под системой, в которой высшей властью в нашей стране является Совет иностранных инвесторов. Бывший президент возглавлял этот фактически правящий орган, поскольку сам со своим ближайшим окружением тоже был «иностранным инвестором»: выводимая из Казахстана валютная выручка от экспорта сырья, вместе с дивидендами на иностранные инвестиции и доходами внешних кредиторов, прокручивались через европейские или офшорные юрисдикции и опять заводились в Казахстан.

Такая компрадорская «экономика на вывоз» исчерпала свой потенциал конкретно в нашей стране и поддерживается последние уже лет десять за счет перевода Национального фонда из накопительного в расходный режим. Она по-прежнему так и действует, но перспектива ее продолжения быстро сжимается. Да и по всему миру схема ресурсной эксплуатации периферии капиталистического ядра с помощью «суверенных» компрадорских режимов рушится на наших глазах.

А что касается кризиса собственно ростовщичества – вопрос только в том, в какие сроки и насколько управляемо миру предстоит пережить распад глобальной долговой пирамиды.

РЕФЕРЕНДУМ, КАК ВХОД В БУДУЩЕЕ


Одним словом, военные действия на Украине, при всей неожиданности их начала, потрясающем драматизме сражений среди мирных городов и сел и зависшей в неопределенности развязке, — это не некое отклонение от мирового цикла, а как раз логичное продолжение нового витка исторической спирали, сильнейший катализатор давно, — еще с мирового кризиса 2007-2008 годов, идущей фрагментации однополярного мира.

Да, человечество никогда в своей истории не переживало катаклизм такого масштаба, но при всех потрясениях – может быть, все к лучшему. Расходящийся на макрорегионы мир становится сильно сложнее, но и лучше устроенным – в рамках экономических, политических и культурных систем внутри наработанных всей предыдущей Историей взаимодействий стран и народов.

Конкретно на нашем Евразийском пространстве формируется сейчас СССР-2.0, в чем-то возвращающий нас к ценностям интернационализма и социальной справедливости, но и совсем непохожий на исторический прототип.

Например, выносимая на референдум запись в Конституции, что земля и ее недра принадлежат народу, вполне может стать дорогой к тому самому правовому, демократическому и социальному государству, которым Казахстан провозглашен еще в Конституции 1995 года, но каковым он не является.

С другой стороны, нахождение своего места в новом Евразийском Союзе в балансе национального суверенитета и интеграционного развития – это очень непростая задача и ответственнейший вызов для политического руководства и национальных элит.

И практический вывод: специально под санкции подставляться не стоит, но и от вредных глупостей вроде призывов выхода из ЕАЭС и ОДКБ ответственным политическим силам лучше решительно отмежеваться. Тридцатилетний цикл разобщения и отказа от советского прошлого фактически завершен, но мы по-прежнему в нем и выходить на новую историческую спираль надо хотя и быстро, но аккуратно.
-1
    7 251