Сегодня
424,44    504,91    65,72    5,81
   Нур-Султан C    Алматы C
Религия
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Россия как империя

Андрей БабицкийОктагон
7 декабря 2020
В 31 году до н. э. римский император Октавиан сумел установить мир в империи, задыхавшейся от гражданских войн. За это сенат даровал ему титул Августа. Это не имя, а звание, обладатель которого признавался отцом своих граждан, правителем, приумножившим достоинство и процветание государства. 

Многие отцы Церкви указывали, что рождение Иисуса Христа в правление Августа произошло совсем не случайно. Стабильность, обеспеченная императором, давала возможность свидетельствовать о Благой Вести во всех уголках мира, раскинувшегося на гигантской территории. Так называемый Orbis Romano – Римский Круг – включал в себя и Сирийский Восток, и Латинскую (латинизированную) Африку, и Галлию – будущую Францию, и Британские острова, а также Сирию, Малую Азию, Грецию, Палестину, африканский Египет. Апостолы несли новую веру всем имперским народам. Благодаря их усилиям уже во II веке христианство распространилось по всей Римской империи. 

Имперское сознание стремится к стройности, упорядочиванию общественной жизни, гармоничной сочленённости частей государства, к миру. Чтобы обеспечить покой и благополучие, оно руководствуется принципом «единство в многообразии». Следует отметить, что метрополия не навязывала своих богов и представлений провинциям. Благодаря этому народам, входившим в состав империи, удавалось сохранить национальные традиции и культуру. Взаимодействуя, культуры присваивали смыслы и наследие друг друга, и это становилось мощным импульсом развития для каждой из них. Вместе с тем империя своей тяжёлой поступью способна положить конец междоусобицам национальных кланов и феодов, которые постоянно грызутся между собой за место под солнцем, проливая реки собственной и чужой крови.

Миссия империи – нести не только мир, но и свет просвещения окраинам. Эллинская культура – наиболее глубокая и высокоразвитая в то время – распространялась в провинциях, заводя их за руку в неохватную и великую культурную вселенную. Ещё одно основание империи – благородство и справедливость. Она не подавляла завоёванные народы, а даровала им римское гражданство (по большей части), их вожди становились членами сената и могли на равных с сенаторами-римлянами участвовать в обустройстве государственной жизни.

Это, конечно, схематичная и идеальная картина, поскольку историки укажут на многочисленные эксцессы, которые наводят зримые тени на её благостность. Такие поправки кажутся верными лишь до тех пор, пока вы не представите себе альтернативный, не имперский вариант истории Рима. В той реальности идут бесконечные войны всех против всех – ни великой культуры, ни государства, варварские племена методично вырезают как римлян, так и друг друга. Тлен и хаос. 

Римская империя официально приняла христианство лишь в IV веке. Но можно сказать, что принципы, которыми она руководствовалась, собирая народы под своим началом, уже были христианскими, хотя и нащупанными интуитивно. Собственно, весь пласт языческой культуры содержит в себе множество прозрений об истине, о чём писал Василий Великий, считавший, что из наследия прошлого надо брать всё важное и ценное.

Этот экскурс в историю нам понадобился для того, чтобы перейти к разговору о самом главном – об имперской парадигме России.
Сегодняшняя Россия официально не признаёт и не называет себя империей, но по факту является ею. 

Известная, вызвавшая бурю возмущения в либеральной среде фраза Владимира Путина: «Зачем нам мир, в котором не будет России?» свидетельствует о том, что отношения с планетой российский правитель выстраивает на имперской основе. Без империи существование мира не просто неполно, оно теряет всякий смысл. 

Сегодняшней России свойственны сугубо имперские манеры. Она приносит мир в разные части планеты, улаживает конфликты: где-то с помощью дипломатии, а где-то своей военной мощью. И всё, что писалось выше о Римской империи, легко угадывается в поведении России: здесь и стремление обеспечить порядок и справедливость в зоне собственных интересов, которые простираются туда, куда только простирается взор. Прекрасной иллюстрацией служат другие известные слова Владимира Путина, сказавшего, что «границы России нигде не заканчиваются». 

При всём сохраняющемся несовершенстве нашего общественного устройства, из которого не удалось до конца выкорчевать разрушительные тренды эпохи Бориса Ельцина, образ действий России, адресованный внешнему миру, не оставляет сомнений в том, что перед нашими глазами всё тот же Третий Рим игумена Филофея. В лихие 90-е Россия существовала в качестве не империи, а ведомого Западом слабого, несамостоятельного государственного образования, и никогда она не была так близка к своей гибели. Чтобы элементарно выжить, ей пришлось после прихода Владимира Путина вновь связывать себя имперскими скрепами, вспоминать, каков её истинный, сложившийся на протяжении веков облик, и возвращать себе державную имперскую стать. Она больше не оглядывается на Запад, не сверяет с ним верность принимаемых решений, но выступает как суверенная, уважающая себя имперская держава, осознающая свою созидательную, мирную и просветительскую миссию во всё более враждебных, всё менее комфортных реалиях. 

И идеалы христианской традиции, которые она разместила на своих знамёнах и штандартах, – это ответ новым вызовам, с которыми столкнулось человечество. Мужчина – это мужчина, а женщина – женщина, семья, родина, прошлое, в котором были и великие завоевания, и столь же грандиозные провалы, память о предках, необходимость протягивать руку помощи слабым и нуждающимся, любовь и милосердие – таковы наши номинированные ценности, до верхней планки которых нам ещё не всегда хватает сил дотянуться. И с этим Третий Рим выходит на поле брани с квазиимперией, под которой следует понимать власть мировых глобальных элит и охватившее мир либеральное безумие. 

Разрушительной силе глобализма, который катится по планете, возводя вавилонскую башню мультикультурализма, заменяя пол гендером, безжалостно расправляясь с традицией и христианством, сокрушая суверенитеты стран и народов, кто-то должен был бросить вызов, чтобы Земля окончательно не слетела с оси трезвости и здравомыслия.

Ответ на глобальный вызов мог быть только имперским. Никакому другому не хватило бы упрямства, бескомпромиссности и непоколебимости, чтобы устоять под всесокрушающим напором надвигающегося небытия. 

И Россия возложила на себя роль лидера всех тех, кто хотел бы отразить нашествие Сатаны. Битва далеко не завершена, она в самом разгаре, но то, что она идёт, означает: Христос среди нас – Он жив и действует, Его любовь пребудет с нами до скончания веков. 
-1
    50 030