Сегодня
429,75    507,45    63,93    5,61
   Нур-Султан C    Алматы C
Общество
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Прививка на доверии

Михаил ТищенкоИА Фергана
3 августа 2020
Прототипы вакцин от COVID-19 уже готовы. Но не все согласны участвовать в экспериментах властей и фармацевтов 

На днях создатели сразу нескольких вакцин от коронавируса заявили об успешных испытаниях. Правительство России сообщило, что четыре прототипа доказали свою безопасность – по двум (разработки НИЦ эпидемиологии имени Гамалеи и Министерства обороны) клинические испытания «находятся на финальной стадии». По данным Московского государственного медицинского университета имени Сеченова, где испытывали один из прототипов, у всех добровольцев после вакцинации стала вырабатываться иммунная защита.

Об успехе заявили разработчики в Великобритании (проекта Оксфордского университета и фармацевтической компании AstraZeneca) и Китае (проекта китайских военных и компании CanSinoBiologics). В первом случае, как утверждается, результат был достигнут без заметных побочных эффектов. Во втором – побочные эффекты были у большинства добровольцев (повышенная температура, боль в месте инъекции), но разработчики не сочли их серьезной угрозой здоровью. О результатах – иммунном ответе у всех добровольцев в сочетании с умеренными побочными эффектами (ознобе, головной боли и так далее) — отчитались и создатели вакцины в США (Национальный институт здравоохранения и компания Moderna).

Все это пока лишь промежуточные этапы тестов. Прототипы должны быть более тщательно проверены на длительность иммунитета, побочные эффекты (в том числе для людей, находящихся в группе риска) и так далее. «Если вакцина докажет свою эффективность, будет зарегистрирована, начнутся масштабные крупные пострегистрационные исследования с вовлечением большого количества людей, которые будут провакцинированы и за которыми будут наблюдать, чтобы ответить на вопрос, как долго сохраняется иммунитет», – заявила глава Центра клинического изучения лекарственных средств Сеченовского университета Елена Смолярчук.
            
В США и Великобритании рассчитывают, что для массового потребления вакцина будет доступна в начале 2021 года. Схожие сроки называют и в России. Ограниченное применение может начаться раньше – в Китае уже разрешили использовать вакцину в армии, в России допускают, что использование для людей в группе риска – например, врачей – может начаться уже в ближайшее время (по неподтвержденной информации, экспериментальные образцы вакцины были доступны для российской элиты еще в апреле).
Между тем специалисты отмечают, что создание вакцины – лишь половина дела. Крайне важным, указывают они, является и ее «социальное признание», согласие людей на прививки.

«Не следует полагаться на то, что как только появится вакцина, все сразу согласятся ее использовать, – констатировали американские эпидемиологи в недавнем отчете. – И если кампания по вакцинации в США будет проведена плохо, она может еще больше подорвать доверие людей к вакцинам – и властям, которые предлагают прививаться. Такие настроения могут проявиться и среди людей, которые находятся в группе риска».

Для таких предположений есть основания. Опросы, проведенные в ряде стран, свидетельствуют, что доля тех, кто не собирается прививаться, достаточно высока – что может ограничить эффект вакцины для достижения «коллективного иммунитета», уровня иммунитета в 60–70%, препятствующего новым вспышкам болезни (без массовой вакцинации он может быть достигнут при постепенном распространении инфекции).

В США в ходе недавнего опроса Associated Press лишь половина респондентов заявила, что собирается прививаться от коронавируса – около трети сказали, что не уверены, еще 20% однозначно отказались (в другом исследовании, проведенном Pew Research Center, от прививки отказались 27% опрошенных, однозначных сторонников оказалось 42%, колеблющихся – 30%). При опросах в Великобритании против прививок выступили около 15% (примерно столько же заявили, что не уверены), в Канаде – 15%, в Румынии – около трети. В России, согласно недавнему опросу ФОМ, доля скептиков среди участников составила около 50%.

Это совсем не обязательно убежденные противники прививок или сторонники теорий заговора. Многие резонно опасаются, что ускоренная разработка вакцины – как, например, в США – ставит под вопрос ее безопасность. К тому же, отмечают эксперты, в отношении к вакцине отражается и доверие к властям, на которое повлияли и меры по борьбе с инфекцией за последние месяцы.

«Обычно отношение к вакцинации связано с доверием к власти, – говорит профессор Хайди Ларсон, руководительница проекта Vaccine Confidence. – Если есть проблемы в сфере здравоохранения, или люди считают, что их плохо информируют, это отражается на их отношении к прививкам – потому что они, как минимум, санкционируются государством (даже если не являются обязательными)».

Вакцины  


Оказавшись в популяции, как отмечает академик РАН, завкафедрой микробиологии, вирусологии, иммунологии Сеченовского университета Виталий Зверев, коронавирус уже не исчезнет. «Мы же понимаем сейчас,  что процентов 60 людей болеют этой инфекцией бессимптомно, они являются  носителями, и поэтому вирус так и будет распространяться», – говорит он.

Всплеск заболеваемости прекратится, когда вирусом переболеет (или приобретет иммунитет через вакцинацию) большинство населения. По оценке эксперта – около 70–80%.                    

В некоторых местах уже допустили, что вирусом переболела (в том числе бессимптомно) основная часть населения. В Москве, по утверждению властей, иммунитет сформировался примерно у 60% горожан. В некоторых районах Нью-Йорка – почти у 70%. В Швеции, которая не вводила карантина, – примерно у 40%. Британские исследователи допустили, что коллективный иммунитет может быть достигнут и без того, чтобы переболела большая часть жителей – определенный уровень защиты, полагают они, может обеспечить и устойчивость к схожим заболеваниям, перенесенным ранее.

Это не значит, что вакцина не нужна. Прививка – более безопасный вариант достижения иммунитета, особенно для людей в группе риска. Кроме того, срок «естественного» иммунитета пока неизвестен – шведские ученые допускают, что он может длиться примерно полгода, но точно это неизвестно. Защита от прививки может быть дольше – одна из российских вакцин, по словам директора НИЦ эпидемиологии имени Гамалеи Александра Гинцбурга, будет действовать более двух лет.

Типы вакцин различаются в зависимости от степени активности вируса, используемого для прививок. В некоторых применяется не сам вирус, а лишь его генетический материал, который может активировать иммунную реакцию. Последний вариант, как отмечает вице-президент Российской академии наук Владимир Чехонин, разрабатывается в НИЦ имени Гамалеи и считается наиболее перспективным. Сейчас, по его словам, «отрабатываются вопросы, связанные с ее эффективностью, то есть определяют, как долго будут в крови у привитых лиц сохраняться антитела». 

Обычно для производства вакцины, отмечает руководитель лаборатории геномной инженерии Московского физико-технического института Павел Волчков, нужен как минимум год (как правило, требуется гораздо больше времени). Процесс может быть ускорен, но даже в «самых быстрых реалиях» на него потребуется не менее полугода. Дополнительные испытания нужны для проверки вакцин для людей из группы риска – например, с хроническими заболеваниями. «Сейчас показание к применению вакцины есть только для здоровых людей, на которых проверили действие вакцины, – говорит он, комментируя российский прототип, созданный НИЦ имени Гамалеи и протестированный добровольцами на базе госпиталя Министерства обороны. – Чтобы вакцинировать другие категории, в том числе людей с хроническими заболеваниями, престарелых потребуются дополнительные исследования. С особой аккуратностью и осторожностью всегда делают вакцину для детей, для них также понадобятся  дополнительные испытания».

Восприятие

                     
Недоверие к таким вакцинам – отражение более масштабных тенденций. Исследователи отмечали, что подобные настроения – в отношении прививок в целом – росли в последние годы. В США доля жителей, считающих, что вакцины важны для детей, с начала 2000-х годов снизилась с 94% до 84%. Абсолютное большинство родителей там все же делают детям прививки – доля непривитых детей составляет около 1%, но их постепенно становится больше.

В мире, согласно отчету международного фонда Welcome Trust, в безопасности вакцин уверены около 80% населения. При этом в развитых странах цифры ниже – 72% в Северной Америке, 59% в Западной Европе, 40% в Восточной Европе. Во Франции, согласно опросам, в безопасность прививок не верит до трети населения.

Частично такие настроения связывают с тем, что в развитых странах меньше распространены инфекционные болезни, а здравоохранение лучше. Но на них повлияли и скандалы вокруг вакцин и фармацевтической индустрии в целом. Такие, как журналистское расследование, опубликованное в середине 2000-х годов, которое указало на связи нескольких экспертов, составлявших рекомендации ВОЗ (им следовали правительства ряда стран, запасавших лекарства на случай эпидемии гриппа), с фармацевтическими компаниями. Или история на Филиппинах, где правительство прервало вакцинацию детей от лихорадки денге, когда стало известно, что из-за особенностей действия вируса прививка может создавать дополнительные риски (некоторые из привитых детей, заразившихся позднее вирусом, скончались, власти завели уголовные дела). Или в Китае, где крупную фармацевтическую компанию, продавшую сотни тысяч вакцин для детей, уличили в фальсификации данных.

Позиция официальной медицины сводится к тому, что преимущества прививок – позволивших справиться с такими болезнями, как полиомиелит или корь, – намного превосходят риски. Серьезные побочные эффекты и смертельные случаи после вакцинации, отмечали, в частности, врачи в Индии, являются крайне редкими (за несколько лет после иммунизации детей было зафиксировано около 130 случаев с серьезными побочными эффектами, около 50 смертельных исходов, всего за это время были привиты десятки миллионов человек), хотя к их классификации – в частности, указании вакцинации при определении возможной причины смерти – могут возникать отдельные вопросы.

Недоверие к будущим коронавирусным вакцинам – частично следствие распространившихся теорий заговора (которыми в прошлом сопровождались многие эпидемии). Но это также и реакция на события последних месяцев – меры по борьбе с коронавирусом, последовательность и адекватность которых вызывала много вопросов, противоречивые советы по маскам (споры вокруг масок среди специалистов не прекращаются), неоднозначные данные о «социальной дистанции» (немецкие ученые в недавнем исследовании заявили, что вирус может передаваться в радиусе восьми метров) и отток ресурсов от других сфер здравоохранения. Не говоря уже о случаях, когда чиновники и представители здравоохранения, настаивавшие на карантинных мерах, сами же их нарушали.

«Недоверие достаточно распространено, – говорит Нил Джонсон, профессор Университета Джорджа Вашингтона, сотрудники которого проводят исследования, посвященные анти-прививочным настроениям. – И один из аргументов, с которыми выступают скептики, оказывается достаточно простым – если ученые даже не могут договориться о том, надо ли носить маски, как они могут разобраться с чем-то настолько сложным, как вакцина?»

На отношение к вакцинам могут повлиять и практические мотивы. В период карантинов некоторые готовы были специально заражаться вирусом, если бы это позволило им избежать ограничений – например, вернуться к работе. Если к моменту появления вакцин какие-то ограничения сохранятся, это может стать одним из аргументов в пользу прививки (по неофициальным данным, некоторые из россиян, которым была предложена экспериментальная вакцина, могли руководствоваться подобными мотивами). Как считает Хайди Ларсон из проекта Vaccine Confidence, на поведение людей повлияет эпидемиологическая ситуация в то время, когда вакцины станут доступными. «Если люди сочтут, что угроза достаточно серьезна, – говорит она, – то, очевидно, будут более расположенными к прививкам». 
0
    3 013