Сегодня
424,44    504,91    65,72    5,81
   Нур-Султан C    Алматы C
Общество
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

В казахстанском Таразе при усиленных мерах безопасности идет судебный процесс по делу о дунганском погроме

AsiaTerraAsiaTerra
3 февраля 2021
Фото: © Ольга Щукина7 февраля исполняется год после ночи кровавых погромов в ряде сел Кордайского района Джамбульской (Жамбылской) области Казахстана. С 3 декабря 2020 года, в городе Таразе, административном центре области, идут судебные слушания по уголовному делу, связанному с этими событиями, которые стали крупнейшим за новейшую историю страны межнациональным конфликтом. Процесс, как сообщают местные журналисты, проводится с беспрецедентными мерами безопасности, хотя и при полном зале.

«Бесспорно, такого суда в Казахстане еще не было, - комментирует издание Express-k.kz. - Уж на что громкими казались таразские процессы по Аблязову и Токмади (первый – беглый олигарх, главный политический оппонент экс-президента Нурсултана Назарбаева, заочно приговоренный в 2017-м за якобы гигантские хищения к пожизненному заключению; второй, стекольный магнат, обвинялся в создании ОПГ «Депутатский корпус»; ему также инкриминировалось убийство банкира Ержана Татишева по заказу Аблязова - ред.), но были они далеко не такого размаха. Судите сами: 51 подсудимый, 366 потерпевших. Из обвиняемых 33 человека находятся под стражей, 16 – под личным поручительством и двое – под подпиской о невыезде. А если учесть, что у каждого подсудимого свой адвокат, дополнительные защитники и родственники, можно представить, каких масштабов процесс предстоит осилить председательствующему судье Специализированного межрайонного суда по уголовным делам Жамбылской области Айдарбеку Замбаеву».

Статьи у подсудимых, отмечает автор, более чем серьезные: «10 подсудимых обвиняются в участии в массовых беспорядках, убийствах и покушении на таковое, а также незаконной передаче, приобретении и ношении огнестрельного оружия, в разбое. 23 человека будут судить за участие в массовых беспорядках, шестерых – за их организацию, пятерых – за призывы к ним, четверым инкриминируется совершение преступлений против собственности в ходе массовых беспорядков. Еще один гражданин ответит за посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов».
1
Суд по кордайским событиям. Радио Свобода

Серия предыдущих судебных процессов по следам нападения на дунганские села, уже указывала на небеспристрастность проводимых судов, их явную направленность на выгораживание и освобождение от наказания казахов, устроивших нападение на своих сограждан, принадлежащих к другой этнической группе. Станет ли исключением процесс в Таразе, покажет вынесенное решение.

Журналистов удивило, что судебное заседание с чрезвычайными охранными мерами, мало чем отличающееся от закрытого, проходит в местном изоляторе (СИЗО-13), что для небольшого Тараза само по себе является небывалым событием. К слову, территория, прилегающая к СИЗО, - один из самых оживленных перекрестков Тараза, - была оцеплена за квартал, там даже была протянута т.н. спираль Бруно. Кого именно и от кого именно должны защитить все эти меры предосторожности, не объясняется.

Новостное агентство Tengrinews.kz передавало: «Возле изолятора была выставлена усиленная охрана, запрещалось даже снимать фасад самого здания». «Здесь для журналистов подготовлена специальная комната, где в режиме онлайн они могут наблюдать за процессом. Точно такой же монитор установлен и в Кордайском районе. Чтобы нас впустили в здание суда, мы сдали ПЦР-тест на коронавирус, это было обязательным условием», - сообщали репортеры агентства.

Уже не удивляет, что почти все обвиняемые по делу полсотни человек (из почти 200, о которых утверждалось ранее) являются жителями дунганских сёл (их этническая принадлежность не называется – странная секретность), самому старшему 54 года, самому младшему – вдвое меньше. Для их защиты в суде представлено в общей сложности около 60 адвокатов, участвуют 4 прокурора.

Информагентство обращает внимание, что потерпевших, прибывших из Кордайского района для участия в процессе, оказалось подозрительно мало - всего 7 человек (из 366 потерпевших, упомянутых Express-k.kz), об общем их количестве по делу, насчитывающему 344 тома, официально объявлено не было.

Журналистам Tengrinews удалось поговорить на анонимных условиях с одним из свидетелей, который в ночь погрома стал очевидцем сразу нескольких человеческих трагедий, и он до сих пор еще вздрагивает при воспоминании о них. Например, мужчина рассказал, как в селе Булан-Батыр к виску ребенка нападавшие приставили пистолет в присутствии матери и требовали деньги; как женщины с детьми стояли ночью в оврагах по колено в ледяной воде, при этом матери закрывали рот плачущим малышам, чтобы погромщики не услышали их; как местный житель, старик, на свой страх и риск укрывал несчастных пленкой для теплиц, чтобы хоть немного их согреть (тогда один подросток от стресса уснул прямо в воде). Вспоминал он и о том, как малолетние дети с матерями бежали к границе, в спешке теряя обувь...

«Но самое страшное, - добавил мужчина, - когда я видел, как заживо горят коровы, уйти у них не получалось, так как они были привязаны. Этот рев до сих пор слышится мне и по ночам не дает уснуть». 

Он также признался, что очень надеется на справедливость суда, так как убежден, что не все подсудимые в ту ночь нападали. Знает лично среди них 14 ребят, которые защищали пострадавших людей, держа оборону и не давая пройти преступникам в поселение. А их судят наравне с бандитами…
2
Сильнее всего пострадал поселок Масанчи

Можно ли считать случайным то обстоятельство, что, несмотря на очевидный характер межнационального столкновения, во время которого агрессивные зачинщики титульной национальности поджигали и грабили зажиточные дома, где заживо сгорели тысячи голов скота, наказания за жестокие погромы власти почему-то начали именно с пострадавших дунган (среди первых задержанных не оказалось ни одного подстрекателя из казахов)? Вряд ли.

Власти Казахстана после трагедии публично заверяли общественность, что «все виновные понесут наказание по всей строгости закона». Было также громко заявлено о расследовании более 120 дел, из них 11 по статье «Убийство». Однако в марте-апреле первыми задержанными и получившими реальные сроки оказались всё те же дунгане.

18 марта суд осудил троих братьев-дунган Воингуй (получили по 1,5 года тюремного срока каждый – за «неподчинение» полиции и якобы нападение на неё), а 24 апреля Кордайский районный суд вынес приговор отцу и сыну Юнху, у которых 5 февраля произошел бытовой конфликт с казахской семьей Кудашбаевых в селе Сортобе (ситуация не была связана с погромами, но это не помешало объявить случившееся непосредственной причиной погрома). В итоге Эрсмане Юнху приговорили к 2,5 годам ограничения свободы и 6 месяцам исправительных работ. Его сын Марат получил 2,5 года лишения свободы, на обоих наложили огромные штрафы, хотя непосредственно после инцидента конфликт был исчерпан: пострадавшая казахская семья приняла извинения Юнху и значительные денежные компенсации.

В предпоследний день мая в прессе была обнародована еще одна примечательная информация, в соответствии с которой, из-за «массовых беспорядков» в Кордае, как обтекаемо называют убийства и грабежи президент Касым-Жомарт Токаев и подотчетные ему силовики, привлекаются к ответственности 59 человек, которым предъявлены обвинения сразу по нескольким статьям (убийствам, посягательствам на жизнь правоохранителей, уничтожению чужого имущества), в общей сложности заведено 29 уголовных дел. При этом, «несмотря на всю тяжесть преступлений, задерживать стали не всех. Оказывается, «за некоторых поручились старожилы района». Спрашивается, а где же остальное 91 дело из ранее заведенных 120? И почему поручительства неких «старожилов» важнее Уголовного кодекса?..

Далее еще интереснее. В сентябре военный суд Алматинского гарнизона вынес приговор семи из почти шестидесяти человек, привлеченных к уголовной ответственности после межэтнического кровопролития между казахами и дунганами. Основные статьи приговоров – «участие в массовых беспорядках» и «кражи в крупном и особо крупном размере». Все они, судя по именам-фамилиям, этнические казахи (возможно, есть 1-2 киргиза). Так, Абзалу Нурханову дали 8 лет лишения свободы в колонии особого режима, Бахытбеку Ибрагимову - 7 лет, Мырзагали Дуйсенбаев был осужден на 5 лет, Рустем Бежибаев - на 4 года, Эрлан Буралкинов - 3 года и 20 суток, Улан Атамбаев и Алмат Тлеугалиев получили по 3 года.

А в ноябре выяснилось, что четырем из этих семи осужденных апелляционный суд, проявив удивительный гуманизм, заменил наказание в виде заключения на ограничение свободы.
3
9 февраля 2020 года. Тенгриньюс

О том, что следствие ведется непрозрачно и с упором на обвинение самих дунган, заявлял и международный Антидискриминационный центр (АДЦ) «Мемориал». В своей публикации организация указала на то, что расследование событий проводится «непрозрачно и однобоко», и призвала к непредвзятому расследованию, опубликовав обращение представителей дунганского сообщества к властям Казахстана с подобным призывом. В нем недвусмысленно говорится и об издевательствах и применении пыток в отношении незаконно задерживаемых, причем, по ночам, дунган.

Между тем, здравомыслящие люди прекрасно понимают: погромы – дело рук агрессивных и прикрываемых действующей властью казахских националистов. И следствие, вне сомнения, располагает фактами и доказательствами, что подонки осознанно и заранее готовили карательную акцию.

Многие жители пострадавших дунганских сел, к примеру, стали свидетелями того, что в ту февральскую ночь к ним беспрепятственно заезжали не только грузовые машины с погромщиками и булыжниками, но и транспорт, специально приспособленный для перевозки скота. По независимым подсчетам, хозяева из 4 сел недосчитались 3.000 голов скота.

Здесь следует отметить один важный момент: в беседе с журналистами замакима (заммэра) Кордайского района Ерлан Орынбаев признался, что комиссия компенсировала ущерб за погибших животных строго в соответствии с имеющимися на них паспортами. А поскольку таковых практически ни у кого не оказалось (если бы даже имелись – могли ведь сгореть), люди остались ни с чем…
В поддержке погромщиков и даже в прямых грабежах отметились и сами казахские полицейские.

Издание Camonitor.kz, ссылаясь на жителей села Каракемер, сообщает, что приехавшие в самом начале на место конфликта блюстители порядка открыто заявили в разговоре с местной [казахской] молодежью, что у той есть 3-4 часа на то, чтобы наказать дунган, и полиция [в течение этого времени] не будет вмешиваться. Кроме того, имеются многочисленные показания жителей сел Масанчи и Булар Батыр, которые видели, как полицейские принимали участие в грабежах, избиениях и мародерстве.

«Житель села Масанчи Г.М. стал свидетелем того, как человек в форме вместе с группой бандитов искал ценные вещи в одном из домов, а позже собственноручно поджег шторы, что вызвало пожар», - говорится в статье. – «А житель села Булар Батыр К.А. опознал полицейского, который вместе с другими преступниками угрожал и требовал у него деньги и драгоценности. Трое стражей порядка даже попали в объектив камеры, когда выносили компьютеры и другой скарб из разграбленного дома в Масанчи. И таких фактов десятки, но свидетели боятся давать показания, опасаясь за свои жизни. Этот страх во многом стал результатом того, как следователи и другие работники Кордайского РОВД вели себя во время обысков и допросов жителей сел. Они допускали ксенофобские и националистические высказывания, оскорбления и угрозы. В частности, призывали «убираться в Китай», грозились повторить погромы и тем самым наказать лиц дунганской национальности за то, что те дали отпор преступникам».

«На этапе подготовки, профилактики межнациональных отношений и оперативного реагирования сутки не было никаких действий со стороны силовиков. А на видео показано, что силовики ходят вместе с погромщиками», – сказал российской «Новой газете» директор международных программ Института национальной стратегии РФ Юрий Солозобов.

После описанных выше спектаклей с «правосудием» можно не удивляться логике следователей – естественно, этнических казахов, - которые по сей день не могут или не желают назвать точное число подозреваемых в тяжких преступлениях против дунган – убийствах, жестоких избиениях, поджогах и грабежах. Зато, как указывает «Мемориал», полная ясность с тем, как преследуют самих потерпевших. Им даже вменили в вину бросание камней при попытке остановить бандитов в ночь погрома и пытались выбить признание в убийстве казаха, который, насмерть задавив на машине двух дунганских парней, погиб и сам, врезавшись в бензоколонку...

Да что говорить о следователях, если даже депутат парламента Бахытбек Смагул после своей поездки в Кордайский район выступил с голословными обвинениями в адрес дунган, фактически оправдывая произошедший погром. По его словам, они якобы не знают казахский язык, не служат в армии, не ходят в школу, не уступают дорогу казахам, не подчиняются Духовному управлению мусульман Казахстана. То есть, мол, сами виноваты. 

Судя по происходящему, ожидать соответствующей закону реакции самых высших должностных лиц страны – Токаева и Назарбаева, которые заражены этническим национализмом, - в отношении зачинщиков и участников погромов, бессмысленно. Не исключено, что за этой, почти безнаказанной акцией насилия, последуют другие, как менее, так и более масштабные. Собственно, что хорошего можно ожидать от власти, которая на протяжении тридцати лет пытается трансформировать страну с пестрым этническим населением в моноэтническую.
4
Фото Петра Троценко. Радио Свобода

Напомним, жестокие погромы с убийствами, поджогами и массовым грабежом произошли в ночь с 7 на 8 февраля минувшего года в селах Масанчи, Булан-Батыр, Каракемер, Сортобе и Аухатты, населенных преимущественно дунганами.

Свыше 24 тысяч человек, в основном, дунган, были вынуждены бросить свои жилища и бежать из мест обитания, охваченных пожарами и насилием. Большинство из них спаслось, укрывшись в соседнем Кыргызстане (Чуйской области), где дислоцирована крупная дунганская диаспора. Позже правительство Казахстана оптимистично заявляло, что большая часть бежавших вернулась обратно в свои дома.

По сдержанной формулировке правительственных чиновников, во главе с президентом Касым-Жомарт Токаевым, конфликт, начавшийся на бытовом уровне (мол, с обычного «дорожного» инцидента), «благодаря управляемым действиям провокаторов», плавно перетёк в межэтническое русло. Между тем, «обычное» противостояние «группы сельских жителей» закончилось тем, что было убито девять дунган и два казаха, сотни людей были ранены, сожжено огромное количество принадлежащих дунганам жилых домов, магазинов, автомобилей и скота.

Однако пример с выплатой компенсации очень показателен. Семье одного из погибших в ходе этих событий этнических казахов оказана помощь на сумму 4,56 миллиона тенге ($10.820), тогда как семьям девяти дунган, убитых бандитами, выплачено в общей сложности 2,25 миллиона тенге ($5.340). Иначе говоря, каждая из них получила в среднем по 250 тысяч тенге (около $600), что почти в 18 раз меньше той суммы, которую выплатили родным погибшего казаха. Об этом сообщает Camonitor.kz.

По данным того же издания, пострадавшим возместили всего 20-30 процентов от реальных сумм ущерба - по непонятным причинам цифры, в которые он был оценен первой комиссией сразу после трагедии, в дальнейшем были урезаны в два-три раза. «К примеру, гражданину П.С. стоимость его сгоревшего дома оценили сначала в 8,5 миллионов ($20.165 – ред.) тенге, но затем снизили до 1,5 миллиона ($3.560 – ред.). Гражданке Б.С. первоначально озвучили цифру в 13,5 миллионов тенге ($32.026 – ред.), а позже уменьшили до 4,5 миллионов ($10.675 – ред.).

«На все наши вопросы работники прокуратуры отвечают, что компенсации должны будут выплатить погромщики, когда их поймают и докажут вину. Но это равносильно отказу от выплат, поскольку из нескольких сотен бандитов, принимавших участие в погромах, задержаны всего три десятка. А ведь Касым-Жомарт Токаев на всю страну пообещал дунганской общественности полностью выплатить ущерб, восстановить дома и имущество», - отмечается в статье.

В итоге выплаченных спустя месяцы компенсаций, по словам самих потерпевших, не хватило даже на основные расходы по ремонту, не то что на полное восстановление домов, не говоря уже о приобретении мебели, домашних вещей, хозяйственных построек и машин (погромщиками-казахами было угнано, сожжено и разбито 122 единицы автотранспорта).

И особо следует обратить внимание на экстремистскую деятельность разжигателей-националистов в социальных сетях, которые резко активизировались накануне, во время и после погромов. Они открыто призывали наказать дунган за «неуважение к казахам», фактически эти призывы приближались к призывам германских нацистов 1930-х годов. Однако в их отношении так и не были возбуждены уголовные дела по статье «разжигание межнациональной розни»…
+5
    5 409