Сегодня
424,92    500,09    65,92    5,87
   Нур-Султан C    Алматы C
Общество
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Афганские беженцы? У России со странами ЦА нет даже визовых ограничений

Александр ШустовРитм Евразии
25 августа 2021
Афганский кризис, резко обострившийся в августе этого года в связи с уходом войск США и установлением движением «Талибан»* контроля над подавляющей частью страны, порождает высокие миграционные риски как для Центральной (Средней) Азии, так и России. Масштабы этих проблем пока до конца не ясны, но при неблагоприятных сценариях они могут потребовать от Москвы кардинальных масштабных мер.

Проблема афганских беженцев и напрямую связанных с ними угроз национальной безопасности осознается в России на самом высоком уровне. 22 августа Владимир Путин на встрече с лидерами «Единой России» обозначил ситуацию, складывающуюся в связи с приходом к власти в Афганистане талибов, как одну из главных угроз национальной безопасности. «Представьте себе, в любую из стран въехали беженцы… кто эти беженцы? Откуда мы знаем? Их могут быть тысячи, а то и сотни тысяч. А может быть, и миллионы, – заявил президент. – А у нас с этими нашими ближайшими союзниками и соседями даже нет визовых ограничений…» Вопрос с афганскими беженцами, по словам В. Путина, будет приоритетным для российского МИД.

Порождаемые современным афганским кризисом миграционные риски можно условно разделить на две группы: а) связанные с ситуацией внутри Афганистана и б) обусловленные возможным экспортом нестабильности и дестабилизацией обстановки в государствах Средней Азии. Потоки беженцев могут направиться и в другие граничащие с Афганистаном страны, но России, вследствие отсутствия с ними общего безвизового пространства, они не угрожают.

Масштабы миграционных проблем, которые исходят из Афганистана для Средней Азии, пока до конца не ясны. Гражданская война в этой стране, как показывает ее новейшая история, может длиться десятилетиями, то временно затухая, то разгораясь с новой силой. Но возможные последствия резкой активизации миграционных потоков из Афганистана можно просчитать уже сегодня.

Миграционные риски во многом обусловлены географией Афганистана, который граничит с Пакистаном, Ираном, Китаем, а также тремя из пяти среднеазиатских республик бывшего СССР – Таджикистаном, Узбекистаном и Туркменистаном. В случае распространения кризиса на эти страны СНГ он неизбежно затронет  Киргизию, которая «делит» с Таджикистаном и Узбекистаном Ферганскую долину. Кроме того, на миграционные риски влияет и трансграничный характер расселения большинства титульных этносов по территории региона: таджики, узбеки, туркмены, киргизы иказахи живут как в «своих» национальных государствах и соседних странах Средней Азии, так и на севере Афганистана. В связи с этим афганский кризис и порождаемые им потоки беженцев потенциально могут затронуть большинство государств региона.

Масштабы миграционного кризиса, повторимся, пока до конца не ясны, поскольку сейчас, по-видимому, наступила лишь его самая первая фаза. На 20 августа, по данным НАТО, Афганистан после прихода к власти талибов покинули более 18 тыс. человек. Только 19 августа из страны бежали 3 тыс. чел., а всего США эвакуировали более 9 тыс. беженцев. Не менее 12 человек погибли в результате кризиса в аэропорту Кабула, кадры которого с падающими с шасси самолета людьми облетели весь мир.

Эвакуация идет и через другие страны. Так, МИД Узбекистана 20 августа сообщил, что за последние несколько дней через территорию республики были эвакуированы 1982 гражданина зарубежных государств. 150 афганцев, ранее перешедших границу, по договоренности с талибами были добровольно возвращены на родину. Через Узбекистан вывозят на родину свои контингенты, а также сотрудничавших с ними афганцев участвовавшие в миссии НАТО военные Польши и Германии.

Аэропорт Кабула, куда переехало посольство США, пока остается под контролем американцев, которые в общей сложности планируют вывезти из страны сотрудничавших с ними афганцев численностью 50-65 тыс. человек. Цифры не слишком большие, но нет никакой гарантии, что эмиграция из Афганистана ими и ограничится. 18 августа председатель Европарламента (ЕП) Давид Сассоли, находившийся с визитом в Литве, заявил, что Европа должна готовиться к волне мигрантов из Афганистана, а Еврокомиссия – принять меры по их равномерному распределению во всех странах Евросоюза. «У нас есть эта ответственность, и думаю, что ЕК может равномерно распределить мигрантов по всем странам Европы, по странам-членам, полагаю, что ЕК могла бы это сделать, чтобы было равенство, – заявил он на пресс-конференции. – Я считаю, что это может быть сделано быстро». Европа, по его мнению, должна приспособиться и принять тех граждан Афганистана, которые работали с военными из США и других западных стран, чтобы спасти их от мести «Талибана».

17 августа федеральный министр внутренних дел ФРГ Хорст Зеехофер на брифинге для лидеров фракций бундестага озвучил прогноз, согласно которому Афганистан после захвата власти талибами покинут от 300 тыс. до 5 млн человек, не назвав, впрочем, временных границ наплыва этой волны беженцев. Ангела Меркель, также ожидающая увеличения числа беженцев, планирует эвакуировать из Афганистана около 10 тыс. человек, включая 2,5 тыс. вспомогательного персонала, обслуживавшего бундесвер и другие работавшие в стране германские ведомства, а также правозащитников, юристов и их семьи. К утру 20 августа, по данными Минобороны Германии, самолетами были эвакуированы 1649 человек. Собственно говоря, эвакуация сотрудничавших с немцами афганцев в ФРГ началась давно. Еще за несколько недель до падения Кабула в ФРГ выехало 1900 человек, большинство которых прибыли самостоятельно. По мере ухудшения ситуации в список на эвакуацию было решено включить сотрудников работавших с немцами фирм.

На фоне обострения ситуации в Афганистане в Германии растут опасения повторения предыдущего миграционного 2015 года, параллели с которым напрашиваются сами собой. Напомним, что вследствие резкого увеличения наплыва беженцев из Сирии только в течение 2015 г., по данным Пограничной службы ЕС, границы Евросоюза пересекли 1,8 млн человек, большая часть которых оказалась в ФРГ. В немецких центрах первичного приема беженцев, по информации Федерального ведомства по вопросам миграции и беженцев, был зарегистрирован 1 млн человек.

От перспективы нового наплыва выходцев из мусульманских стран немцы отнюдь не в восторге. Проведенный недавно опрос показал, что 62,9% населения ФРГ опасаются повторения миграционного кризиса 2015 г. вследствие обострения ситуации в Афганистане. Очевидно, именно на его опыте базируются и оценки возможных объемов эмиграции из Афганистана – во время кризиса в Сирии 6,1 млн человек стали внутренне перемещенными лицами, и еще 5,5 млн были зарегистрированы как беженцы, что составляло около половины населения страны на начало гражданской войны.

Сирийский миграционный кризис примечателен и тем, что большую часть беженцев приняла отнюдь не Европа, а соседние страны Ближнего Востока, где были зарегистрированы 4,9 млн выходцев из Сирии. Около 3 млн из них оказались в Турции и еще около 2 млн – в Ливане и Иордании.

Аналогичная ситуация складывается в ходе афганского кризиса. По оценкам Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев, на конец 2020 г. в соседних с Афганистаном странах находились 2,6 млн афганских беженцев, в том числе 1,4 млн в Пакистане, около 800 тыс. в Иране и почти 130 тыс. в Турции. Поскольку главным оплотом противостояния талибам до 2021 г. были северные регионы Афганистана, населенные таджиками и узбеками, в числе главных направлений эмиграции могут оказаться и страны Средней Азии.

Настораживает то, что США еще в июле этого года обратились к Узбекистану, Казахстану и Таджикистану с просьбой временно принять около 9 тыс. сотрудничавших с ними афганцев, число которых, по некоторым оценкам, впоследствии могло заметно вырасти и вместе с семьями достигнуть 70 тыс. человек.

Позиции стран Средней Азии в отношении приема афганских беженцев заметно расходятся. Если Узбекистан, Туркмения  не планируют их принимать, то позиция Казахстана пока до конца неясна, а власти Киргизии уже заявили о готовности выдавать визы гражданам Афганистана, получившим образование в республике, а также принять до 500 студентов, пожелавших обучаться в местных вузах. Таджикистан еще в июле сообщил о готовности принять до 100 тыс. афганских беженцев, разместив их на приграничных полигонах Минобороны. В июле Таджикистан уже разместил у себя более 1 тыс. афганских беженцев, которые, по официальным данным, затем вернулись домой. Однако, по информации таджикской прессы, афганские беженцы продолжали прибывать в страну и позже, и точное их количество до сих пор не известно.

Складывающаяся ситуация ставит Россию перед непростым выбором. По прогнозам секретаря Совета безопасности Николая Патрушева, запрещенные в РФ террористические организации, базирующиеся в Афганистане – «Аль-Каида»*, «ИГИЛ»*, «Исламское движение Восточного Туркестана»* и другие, будут пытаться перенести свою активность в соседние государства и создать там «спящие ячейки».

Очевидно, что наиболее удобным предлогом для проникновения в среднеазиатские государства является приобретение статуса беженца. Получив местные документы, террористы, учитывая безвизовый режим, смогут свободно въезжать в Россию, которая, таким образом, столкнется с новым витком террористической угрозы. И ID-карт, которые в будущем для работы в РФ должны будут получать трудовые мигранты, для контроля за ежегодными перемещениями миллионов выходцев из Средней Азии может оказаться явно недостаточно.
+2
    6 128