Сегодня
432,79    453,35    64,14    6,73
   Нур-Султан C    Алматы C
Общество
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Почему террористы участвовали в беспорядках в Алма-Ате?

Дмитрий ВерхотуровИА Регнум
11 февраля 2022
Вскоре после прекращения беспорядков в Алма-Ате сотрудникам КНБ Казахстана удалось выйти на след организаторов. Уже вечером 9 января 2022 года были арестованы четыре члена одной подпольной ячейки, у которых изъяли оружие, светошумовые гранаты, патроны, а также экстремистскую литературу. Был арестован также лидер другой подпольной ячейки, иностранец, связанный с зарубежными террористическими группировками.
       
Последующее расследование показало, что члены первой подпольной ячейки оказались членами «Йакын Инкар» — экстремистской организации, возникшей в Киргизии примерно в 2015 году и тесно связанной с «Джамаатом Таблиги» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

По поводу этих результатов у общественности, как можно судить по комментариям в соцсетях, сложилось скептическое отношение. Мол, как такое возможно, чтобы тысячи и тысячи террористов напали на Казахстан? Куда смотрели спецслужбы? У многих, как видно, даже складывается мнение, что это всё чуть ли не выдумки.

Люди зачастую становятся жертвами частичной и очень неполной информированности, что особенно чувствительно в столь сложных вопросах, как деятельность крупных международных и при этом законспирированных организаций, вовлеченных в подготовку актов насилия. За два года до беспорядков в Алма-Ате, 23−29 февраля 2020 года, в индийской столице Дели произошли масштабные беспорядки, столкновения между мусульманами и индуистами. Район Шив Вихар в Дели был разграблен и сильно разрушен, было убито 53 человека, сотни ранены. Индийская полиция нашла свидетельства связи одного из ближайших приближенных лидера «Джамаата Таблиги» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Мухаммада Саада КандехлевиАбдул Алима, занимавшегося банковскими счетами организации и обменом валюты, с учредителем школы Раджхани Файзалом Фаруком. Вот в школе этого самого Фарука как раз и спрятались погромщики, запасли там камни, бутылки с бензином, и погром начался именно от нее.

Так что организация масштабного погрома и беспорядков силами организации, на первый взгляд, безобидной, очень даже возможна.
«Йакын Инкар» часто обозначают как радикальное крыло «Джамаата Таблиги» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), что, скорее всего, не совсем правильно. Это продукт вялотекущего раскола среди таблигов (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Исторически в «Джамаате Таблиги» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) сложилось три центра: в Индии — где сидит амир всех таблигов (организация, деятельность которой запрещена в РФ); в Пакистане — где в Райвинде есть влиятельная шура или совет старейшин; в Бангладеш — где у таблигов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) самая многочисленная организация. В последние несколько лет ветви в Пакистане и Бангладеш стали активно оспаривать лидерство амира таблигов (организация, деятельность которой запрещена в РФ), который заседает в Индии — в Дели. На периферии, например в Европе или в Центральной Азии, сложились группировки таблигов (организация, деятельность которой запрещена в РФ), которые ориентируются на тот или иной центр. Отношения между ними немирные, и дело не раз доходило до драк.

В Киргизии организацию «Джамаата Таблиги» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) создали люди, тесно связанные с пакистанской шурой. Члены организации, которые тяготели к лидеру амиров, базирующемуся в Индии, были вытеснены и откололись в отдельную организацию, эту самую «Йакын Инкар». Ее лидер, некий Юнус Гурба, имеет связи с руководством таблигов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Индии и в марте 2020 года даже ездил и имел личную встречу с Мухаммадом Саадом Кандехлеви.
       
«Йакын Инкар» внешне безобидная, и жителям Киргизии больше всего запомнилась бомжеватым видом ее агитаторов. Однако уже в 2017 году ее в Киргизии запретили, поскольку обнаружилось, что из Иссык-Кульской области стали часто выезжать люди, чтобы присоединиться к запрещенной террористической организации ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Сирии. Она запрещена также и в Казахстане. Надо понимать, что люди, выглядящие как бомжи, связаны, с одной стороны, с организаторами погрома в Дели, а с другой стороны — с боевиками, которые резали головы и сжигали людей живьем в Сирии.

Арестованные говорят, что они из «Йакын Инкар». Это может быть правдой, а может и не быть. Всё же это довольно малочисленная группировка, членов которой в Казахстане не более сотни, да и в Киргизии их наберется не столь много. При всех ее связях есть некоторое сомнение в том, что они могли нечто подобное устроить. Участников же беспорядков было несколько тысяч, потому это похоже на работу более многочисленной организации.

Если арестованные были из пакистанской ветви «Джамаата Таблиги» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), которая в Киргизии очень многочисленная и включает несколько десятков тысяч человек, то у них есть мотив назваться другим именем. Следствие некоторое время будет «тянуть пустышку», искать проповедников, а за это время вовлеченные люди успеют убежать и подчистить за собой следы. Если это легенда, то это весьма правдоподобная легенда, которую следует проверить ввиду связей «Йакын Инкар» с сирийскими игиловцами (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Теперь интересный вопрос: как организовать несколько тысяч террористов, не привлекая к себе внимания? Это как раз не столь трудно, если рядом есть страна, в которой «Джамаат Таблиги» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) до сих пор действует легально и открыто. Процесс того, как таблиги (организация, деятельность которой запрещена в РФ) вербовали сторонников в Казахстане, можно в общих чертах представить так.

  • Первая фаза — агитатор присматривается к людям, намечает восприимчивых и проводит предварительные беседы.
  • Вторая фаза — вербовщик говорит, что «есть хороший человек, который проповедует ислам», и дает через чат в мессенджере посмотреть ролики, зажигательные, но без явных признаков экстремизма и упоминания запрещенных организаций.
  • Третья фаза — «не хочешь ли съездить и пообщаться с амиром и братьями?», то есть организуется поездка в Киргизию на собрание или машуру. Если человек попал на это собрание, то уж там его обработают. Открыто, легально: никто ведь не запретит прокатиться в Киргизию, а таблиги (организация, деятельность которой запрещена в РФ) там не запрещены.
  • Четвертая фаза — это уже более основательное обучение или в джамаате, или даже с выездом в Пакистан или Бангладеш. Но это для тех, кого посчитали перспективным, а большинству же — контакт амира или его доверенного, от которых время от времени поступали распоряжения. Скорее всего, в Казахстане не велось настойчивой агитации с поездками и не создавалось настоящих джамаатов с постоянными собраниями. Джамааты были «виртуальными»: чат в мессенджере и контакт амира.
       
На мой взгляд, именно с помощью этой нехитрой схемы: вербовка в Казахстане без упоминания организации — индоктринация в Киргизии — «виртуальный джамаат», «Джамаат Таблиги» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) обходил запрет, наложенный в Казахстане. Подобную активность спецслужбам очень трудно отследить. И кто-то сомневается, что подобным образом можно набрать приблизительно 3−5 тысяч человек, готовых на участие в погроме?

В прессе много писали о тренировочных лагерях, в которых готовились тысячи террористов, что вызвало у общественности сильное недоверие к спецслужбам. Между тем дело лишь в том, что сказанное в горячке событий слово было воспринято буквально, как нечто вроде лагерей за заборами с колючей проволокой, КПП, учебными классами, казармами, полигонами, сооруженными террористами в Казахстане. Разумеется, ничего подобного не было за ненадобностью.

Из истории войны в Афганистане известно, что в вышеописанных тренировочных лагерях, которые содержала пакистанская разведка ISI, обучали специалистов для отрядов моджахедов: командиров, связистов, диверсантов, саперов, снайперов, артиллеристов, зенитчиков и так далее. Они учились несколько недель или даже месяцев. Рядовых же бойцов обучали прямо в отрядах, и обучение составляло несколько дней: основы тактики, уход за оружием, практические стрельбы, идеология. Часто в отряды и на оперативные базы на территории Афганистана приезжали иностранные инструкторы, которые учили, например, рукопашному бою, минно-взрывному делу, обращению с реактивными снарядами и другим премудростям. То есть обучение даже военному делу вполне обходится без специальных тренировочных лагерей.

В нашем случае не было обучения именно военному делу, а было обучение, так скажем, погрому, что еще проще, требует меньше времени и особых условий. Теорию можно объяснить на собрании на конспиративной квартире, а для практики подойдут всякие отдаленные места, куда случайные люди не заходят. К примеру, прекрасно подойдет заброшенная животноводческая ферма. Тренировки можно и в Алма-Ате проводить на всякого рода пустырях, в заброшенных или недостроенных зданиях. Если вы увидите, как группа молодых людей развлекается бросанием камней или бутылок на какой-нибудь брошенной стройплощадке, разве вы поймете, что это тренируется террористическая ячейка? Найти такие точки, где ведется обучение, а тем более взять инструктора с поличным — это очень непростая и нетривиальная задача.

Вряд ли имело смысл учить местных взрывам и стрельбе. Для такой цели проще было привезти опытных боевиков, снабдив их поддельными документами. Некоторые сведения позволяют полагать, что такие иностранцы были и участвовали в событиях.
       
Мы теперь можем довольно уверенно сказать, что погромщики и террористы, связанные с «Джамаатом Таблиги» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), не были инициаторами и организаторами беспорядков, но воспользовались ими, слились с протестующими для своих целей. В ходе беспорядков в Казахстане погибли 19 сотрудников полиции и военнослужащих, двое из которых были обезглавлены. Также было разграблено семь оружейных магазинов, похищено 1347 единиц оружия (в том числе 501 — нарезного и 807 — гладкоствольного). Было похищено также оружие, принадлежащее силовым ведомствам.

Всё это очень напоминает события в Актобе 5 июня 2016 года. Тогда группа террористов начала с захвата двух оружейных магазинов, а затем напала на войсковую часть Национальной гвардии Казахстана с целью захвата оружия. В ходе нескольких перестрелок группа террористов была по большей части уничтожена, а оставшиеся были уничтожены или схвачены в ходе операции 10−11 июня. Там тоже были экстремисты, связанные с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Захват оружия в магазинах играл немаловажную роль в планах террористов. Накопить оружие заранее, конечно, можно, но в этом случае группировка оказывается в поле зрения полиции и спецслужб, отслеживающих нелегальный оборот оружия. Попытка приобретения большой партии привлечет к себе внимание. Группировка может быть раскрыта и схвачена еще до выступления. Подготовку нападения на оружейный магазин выявить несравненно труднее. Поэтому оружия у арестованных таблигов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) было изъято мало: оно было, скорее, символом власти амиров, чем реальным арсеналом.
Потом, оружие террористам требуется для того, чтобы подавить деятельность силовых структур, продемонстрировать их слабость и неспособность отразить нападение. Это должно показать населению, что есть сила более грозная, чем государство. Это и есть террор в его собственном смысле и их главная цель.

Дополнительно у террористов могло быть много целей. Среди них: «связывание кровью» членов организации, когда человек, участвовавший в погроме, оказывается крепко привязан к своим «братьям»; заявления по телеканалам и распространение слухов о своем могуществе, захват оружия и ценностей (достаточно сказать, что только из банкоматов было похищено около 500 млн тенге наличностью) и так далее.
       
У террористов террористическая атака на Казахстан не получилась. Они были разгромлены, вынуждены бежать, многие арестованы. Однако радоваться рано. Пока не устранена сама возможность их практически открытого проникновения из Киргизии, где «Джамаат Таблиги» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) до сих пор работает легально, подобные атаки могут повториться. Как видим, террористы учатся на своих ошибках, что делает их еще более опасными.

«Джамаат Таблиги» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в течение десятилетий говорила о себе как о мирной организации. Но мне удалось собрать сведения, которые я изложил в своей монографии: «Джамаат Таблиги» (организация, деятельность которой запрещена в РФ): самая закрытая секта в мире», о том, что эта организация в последние годы всё активнее заворачивает в сторону насилия. И не просто тайной поддержки террористов, а в сторону прямой организации актов насилия, причем именно масштабных погромов в городах.

Отсюда вопрос к киргизским силовикам и спецслужбам: вы точно уверены, что контролируете «Джамаат Таблиги» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Киргизии? Не получится ли так, что под прикрытием очередных волнений в Бишкеке они нападут?

На мой взгляд, давно пора «Джамаат Таблиги» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Киргизии запретить, а всех ее членов провести через тщательную проверку спецслужбами, поскольку среди них нужно выявить лиц, связанных с нелегальными финансовыми операциями, с вербовкой боевиков или вот с событиями в Казахстане. Не исключено, что может попасться и крупная рыба: какие-нибудь террористы или боевики, скрывающиеся в Киргизии. Мера эта, может быть, и жесткая, но необходимая — во избежание повторения событий в Казахстане в январе 2022 года.
-1
    10 539