Сегодня

470,9    496,94    70,33    8,83
Общество
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Неадекватные наказания и стыд: почему казахстанские женщины боятся идти в кризисные центры

Маржан БакиеваЛитер
4 июня 2022
Каждая восьмая семья страдает от насилия.

В Казахстане действуют 39 кризисных центров, которые оказывают помощь жертвам домашнего насилия. Только половина из них имеет собственный приют, где женщины и дети могут получить временное убежище и спрятаться от своего обидчика. Однако, несмотря на волну агрессии и ежегодно учащающиеся случаи бытовой тирании, даже эти места нередко пустуют. Почему женщины выбирают жизнь в аду с агрессором и отказываются от помощи специалистов, в беседе корреспонденту Liter.kz рассказала глава Союза кризисных центров Зульфия Байсакова.  
    
По данным Союза кризисных центров, насилие происходит в каждой восьмой казахстанской семье, а в год от рук бытовых тиранов в стране умирают около 400 женщин. В последние годы эта тема активно муссируется в соцсетях и новостных лентах, однако кардинально ситуация не меняется.

По мнению Зульфии Байсаковой, в настоящее время неадекватность наказания домашних тиранов приводит к еще большему насилию. Недавно усилиями специалистов удалось возбудить уголовное дело против мужчины, который нанес жертве семь ножевых ранений. Как заключила медицинская экспертиза, эти раны не тянули на "уголовку", поскольку ущерб был средней тяжести. То есть жертва была лишена возможности передвигаться только пару суток. Получается, чтобы такой тиран получил заслуженное и адекватное наказание, женщина должна была умереть?!

Поэтому нам нужен всеобъемлющий подход к профилактике насилия и адекватности наказания. Сейчас мы работаем над поправкой к закону, которая позволит привлекать бытовых агрессоров к общественным работам. В качестве наказания ему будет предложено подметать улицы, ухаживать за стариками в хосписе, параллельно будут вестись с ним психокоррекционные занятия. Если отказывается, то тогда последует лишение свободы, – пояснила Зульфия Байсакова.

Она считает, что в действующем законодательстве необходимо вывести отдельное понятие бытового насилия. По ее словам, те же побои бывают разные. Одно дело, когда прохожий на улице накинулся с кулаками, и другое, если это сделал близкий человек. От этих обстоятельств зависит и форма работы с агрессором. В последнем случае нужна коррекционная работа. По мнению специалиста, после качественной всесторонней помощи семью даже можно сохранить.

У нас в Алматы кризисные центры достаточно успешно сотрудничают с правоохранительными органами. Они заинтересованы в защите женщин и детей. Полицейские могут навещать семьи, в которых было зарегистрировано насилие, до двух-трех раз в месяц. Но так бывает не везде. Поэтому важен единый подход по всей республике. Нулевая терпимость к бытовому насилию должна быть в каждом регионе страны, – считает собеседница.

Другой вопрос вызывает работа самих кризисных центров, которые эту коррекционную работу и проводят.

По ее мнению, за их нехваткой кроется проблема несовершенства законодательной базы в сфере семейно-бытовых отношений и финансирование таких приютов.

Если бы у нас была разработана нормально работающая программа по профилактике бытового насилия, то имеющихся приютов было бы достаточно. Сейчас же у многих моих коллег, возглавляющих кризисные центры, даже есть свободные места. Я думаю, дело в том, что в Казахстане не сформирована культура нулевой терпимости к насилию и нет адекватного наказания для агрессоров. Если женщину бьют на улице, а за нее не заступаются, то она не будет просить помощи у государства. Потому что думает, стоит ли вообще обращаться за помощью, если ее заявление о насилии зачастую могут не принять, не направить в кризисный центр, – говорит специалист.

При этом, с ее слов, применительно к кризисным центрам не стоит опираться на стандартный подход – 1 приют на 100 тысяч населения. Поскольку менталитет наших граждан не позволяет выносить сор из избы. Женщины в таких учреждениях зачастую не проживут и месяца, как их забирают родные. Поэтому, считает эксперт, больше пользы могут принести центры, оказывающие всесторонние консультации. 
К имеющимся кризисным центрам с приютом у специалистов есть вопросы, так как они не всегда предлагают комфортные условия для проживания, а ведь это важно для человека, который только вырвался из лап агрессора.

В идеале это должно быть отдельно стоящее здание с большими светлыми комнатами, просторным двором для прогулки и охраной.

У нас же зачастую вынуждены открывать приюты в бывших квартирах, где в одной комнате может быть до 15-20 кроватей. Это в корне неправильно. Ведь женщина, пережившая насилие, не должна себя чувствовать затворницей, – отмечает собеседница.

В то же время специалист считает, что другой корень проблемы кроется в финансировании кризисных центров. Сейчас существуют как государственные приюты, так и работающие на частной основе. Из 39 учреждений по государственному заказу работают лишь 14 объектов.

Имеющихся приютов пока достаточно, потому что женщины мало обращаются. В нашем менталитете есть устойчивый взгляд, что сор не стоит выносить из избы. В центры обращаются, когда на кону уже стоит собственная жизнь. Женщины выскакивают из дома полураздетые, без документов, с детьми на руках. Специалисты сразу выдают им минимальный набор необходимых предметов – одежду, постельное и нижнее белье, средства гигиены. Детям – подгузники, одежду. В целом выделяется до 5 тысяч в день на одну женщину. Женщина и ее дети получают пятиразовое питание. Дети еще получают второй ужин, – рассказала специалист.

По мнению Байсаковой, на все это требуется стабильное финансирование, не зависящее от количества размещенных человек. Сейчас же по госсоцзаказу, если в центре находятся 35 человек, то и средств выделяется ровно на это количество. Тогда как фиксированный бюджет может принести больше пользы.

На эти деньги мы могли бы вести консультации, обучать сотрудников, повысить им зарплату. Сегодняшняя оплата труда низкая, и к нам не хотят идти работать люди. А у нас пытаются впихнуть всю профилактику (семейно-бытовое насилие, сексуальное насилие в отношении женщин и детей, тирания, экономическое насилие и т. д.) в один субъект. Но тогда эту работу нужно оплачивать, обучать сотрудников, приобретать методические пособия, билборды, – рассказала руководитель Союза кризисных центров.

Специалисты сходятся во мнении, что усовершенствование законодательной базы в сфере семейно-бытовых отношений повысит уровень самосознания женщин, их правовую грамотность. Однако и сами жертвы насилия должны осознать, что не всегда выносить сор из избы – значит позорить свою семью, ведь обратившись за помощью, они смогут сохранить нормальную жизнь себе и обеспечить ее своим детям.
+1
    8 542