Сегодня

469,17    495,07    67,46    7,56
Общество
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Реальная угроза или у страха глаза велики? Россияне в Казахстане: портрет явления

Асель ОмирбекQMonitor
28 октября 2022
Поток российских мигрантов в Казахстан вызвал противоречивую реакцию в нашем обществе. Одни считают, что гражданам соседнего государства необходима максимальная помощь и поддержка, другие же видят в них, прежде всего, угрозу – как политическую, так и социальную. Точки над i в этой неформальной дискуссии попробовали расставить эксперты, принявшие участие в обсуждении на площадке Expert Public Space, которое организовал Международный центр журналистики MediaNet при содействии Фонда «Сорос-Казахстан». 

Бауыржан Омаров, старший инспектор по особым поручениям Комитета миграционной службы МВД РК: 

«В Казахстане находятся порядка 110 тысяч россиян»

- Если говорить языком цифр, то с начала года в Казахстан въехали 2 миллиона 414 тысяч, а выехали 2 миллиона 292 тысячи россиян. С 21 сентября, с момента начала в РФ частичной мобилизации, число прибывших в республику граждан сопредельного государства составило 420 тысяч. Из них 310 тысяч покинули территорию страны. Что касается мужчин мобилизационного возраста, то среди тех, кто пересек границу РК, их насчитывается почти 266 тысяч. Около 175 тысяч из этого количества уже покинули Казахстан, отправившись либо обратно в Россию, либо в Турцию, Узбекистан, Азербайджан, Кыргызстан, страны Европы. 

В целом на сегодняшний день в Казахстане находятся порядка 110 тысяч граждан РФ. Они есть как в приграничных регионах – в Актюбинской, Западно-Казахстанской, Атырауской областях, Мангыстау, так и в крупных городах внутри страны – Астане, Алматы. Пиковые значения миграции наблюдались в период с 21 по 28 сентября, когда ежедневно на территорию республики прибывало порядка 36 тысяч человек, а выезжало за ее пределы около 11 тысяч. На текущий момент суточное количество прибывающих в Казахстан составляет в среднем 7-8 тысяч, выбывающих – 8-9 тысяч человек. Статистика пошла на спад и возвращается к стандартным показателям. 

Елена Садовская, международный консультант по миграции и миграционной политике:

«Главный вопрос – как Казахстану выиграть от притока «мозгов»?

- 2022 год открывает новую страницу в истории миграционных отношений между двумя соседними странами. Россия всегда была основным миграционным партнером нашей страны, и на протяжении 50 лет Казахстан имел отрицательное сальдо миграции в обмене с Россией. В нынешнем же году впервые за последние полвека число въехавших в Казахстан превысило на несколько десятков тысяч человек число выехавших. Теперь наша задача – подумать над тем, как реагировать на такой большой наплыв профессионалов (а приехали в основном они), на релокацию бизнеса, как выиграть от притока «мозгов». 

У нас почему-то муссируется мысль, что российские мигранты создадут острую конкуренцию на рынке труда. Но на самом деле в нашей стране ощущается острый кадровый дефицит по тем специальностям, обладатели которых прибыли в Казахстан. По данным из разных источников, в республике не хватает 10 тысяч IT-специалистов, 23 тысяч медицинских работников. Что касается последних, то, согласно выводам счетной комиссии Минфина, только за последние пять лет их дефицит вырос в 2,3 раза. Треть работающих медицинских специалистов – предпенсионного возраста, 5 тысяч врачей за последние годы покинули Казахстан. Так называемые «мобилизационные мигранты» могли бы утолить этот кадровый голод, поскольку в основном прибывают в страну являющиеся востребованной военно-учетной специальностью медики и IT-специалисты. Если они пройдут процесс нострификации, то это будет благом для Казахстана. Аналогичная ситуация с учеными. По информации, озвученной министром науки и высшего образования, в 1991 году в Казахстане насчитывалось 55 тысяч научных работников. За 30 последующих лет мы потеряли 35 тысяч ученых. И то, что много научных работников прибыло и в первую, и во вторую волну российской эмиграции, тоже является благом для нашей страны. 

Также я хотела бы остановиться на другом важном аспекте. Говоря о россиянах в Казахстане, нужно учитывать, что «мобилизационные мигранты» сентябрьской и октябрьской волны подпадают под нормы Конвенции ООН «О беженцах». В ее тексте говорится, что беженцем «является любое лицо, которое в силу вполне обоснованных опасений стать жертвой преследований по признаку расы, вероисповедания, гражданства, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений находится вне страны своей гражданской принадлежности и не может пользоваться защитой этой страны или не желает пользоваться такой защитой вследствие таких опасений». 

Россияне покинули свою страну, обоснованно опасаясь за свою жизнь и безопасность, и у них есть опасения стать жертвами преследования, что продиктовано принадлежностью этих людей к определенной социально-демографической группе (мужчины призывного возраста с дополнительными характеристиками их военного и профессионального опыта). Тот факт, что они не желают участвовать в войне на территории иностранного государства, так или иначе свидетельствует о их политических убеждениях. Таким образом, они вправе считаться беженцами. И это не мое заключение как специалиста по миграции или социолога. Такого мнения придерживаются специалисты-правоведы, и уже есть случаи обращения россиян за этим статусом. 

С другой стороны, вряд ли они могут рассчитывать на его получение в нашей стране. Беженцы из Чечни, Таджикистана, других регионов еще никогда в Казахстане не получали такой статус, поскольку государство, рассматривая эти вопросы, исходит из действия безвизового режима и обладания прибывающих в страну практически всеми правами, которыми наделены и его граждане. Следовательно, по его логике, в особом статусе нет необходимости. Но этот аспект важен для понимания того потока, который к нам прибыл, и формирования толерантного к нему отношения. 

Даулет Аргандыков, президент АО «Центр развития трудовых ресурсов»: 

«Для большинства россиян Казахстан – транзитная страна»

- Что касается рынка труда, то приток на него 50 или 100 тысяч человек нельзя назвать значительным. Это менее одного процента от общего числа занятых в Казахстане, количество которых на сегодняшний день составляет 9,3 миллиона человек. Следовательно, вряд ли стоит ждать какого-либо серьезного воздействия на рынок в связи с наплывом граждан соседней страны. Тем более что пока нет понимания того, какое количество из них намерено вступить в гражданство Казахстана (отталкиваться в этом вопросе от числа получивших ИИН граждан РФ, а их, судя по статистике, порядка 70 тысяч человек, нецелесообразно, поскольку во многом это является следствием санкционных ограничений).

В целом же я не исключаю некоторого положительного влияния на экономику вследствие притока в Казахстан граждан России. В основном к нам прибывают профессионалы, причем преимущественно молодежь и люди среднего возраста. Фактически мы получаем готовый и квалифицированный трудовой ресурс, в формирование которого наше государство ничего не вкладывало и который способен обеспечить прирост ВВП. По сути, это происходит даже тогда, когда мигранты не трудоустраиваются в Казахстане, не открывают здесь свой бизнес. Живя внутри страны, оплачивая жилье и услуги, что-то покупая, они уже вносят вклад в увеличение ВВП, что, естественно, благоприятно сказывается на экономике. 

Если говорить об информационных системах, сопровождением которых мы занимаемся, то, по их данным, на сегодня заключены 22,5 тысячи трудовых договоров с гражданами РФ, не имеющими вида на жительство в Казахстане, и с 26-30 тысячами россиян, получивших ВНЖ. Для сравнения: в сентябре число таких договоров было менее полутора тысяч. Трудоустройство происходит в основном в таких секторах, как торговля, ремонт автомобилей, строительство, профессиональная научная деятельность, сфера услуг, IT с локацией в мегаполисах и крупных городах приграничных регионов. 

Если исходить из тех расходов, которые несут граждане РФ в Казахстане на жилье и питание, а также несоответствия нынешнего уровня заработных плат их привычным заработкам на родине, то можно предположить, что большинство россиян рассматривают нашу страну в качестве транзитной. Мы ожидаем, что из 450-650 тысяч жителей РФ, которые прибудут в Казахстан в связи с кризисной ситуацией, 50-160 тысяч проедут транзитом, еще 130-400 тысяч покинут страну в течение трех месяцев по причине высоких расходов. Конечно, многое зависит от тех решений, которые будут принимать власти РФ, но, скорее всего, всерьез и надолго в Казахстане осядут порядка 100 тысяч граждан России, часть которых – наши бывшие соотечественники. 

Что касается озвучиваемых опасений относительно вытеснения россиянами с рынка труда казахстанцев, то повторюсь: к нам приезжают, главным образом, квалифицированные работники, а они у нас в дефиците. Это, в первую очередь, врачи, работники сферы образования, консалтинга, IT. В названных отраслях мы испытываем кадровый голод, и если он будет утолен, то это позитивно скажется на экономике. 
Отмечу и другую тенденцию. На сегодняшний день в Казахстане зарегистрировано свыше 16 тысяч юридических лиц с российским участием. Более 12 тысяч из них – действующие. Прирост только за период с февраля по октябрь текущего года составил 36 процентов, это 4429 юридических лиц. Компании с российским участием представлены практически во всех отраслях, кроме, пожалуй, финансового сектора и строительства, где их доля минимальна. И государство поддерживает эту тенденцию. Как известно, многие финтех-компании уже релоцированы в Казахстан, благодаря чему создано свыше 4 тысяч рабочих мест. Их общая капитализация – 27 миллиардов долларов. И данный тренд продолжает нарастать. По моей информации, нашим экспат-центром проведено уже более 2,5 тысячи консультаций с представителями бизнеса относительно возможности релокации. 

Арман Бейсембаев, экономист: 

«Мы обязаны извлечь плюсы из сложившейся ситуации»

- Если говорить об экономических аспектах, а точнее, о бытующих в обществе заблуждениях, то давайте начнем с того, что приехавшие в Казахстан россияне не являются основным фактором текущей инфляционной картины. Вовсе не они стали тем самым триггером, который вызвал бешеный рост цен. Стоит напомнить, что еще в 2020 году у нас возник «ковидный кризис», и уже тогда было понятно, что за те меры, которые были предприняты практически всеми государствами мира и их центробанками, нам всем впоследствии придется расплачиваться. 

Нельзя делать с экономикой то, что мы сделали в 2020 и 2021 годах, а сделали мы следующее: начали платить людям за то, чтобы они не работали. Это не свойственная экономическим процессам ситуация. Большой общемировой экономический поезд остановили на полном ходу, а потому следовало ожидать, что он врежется в стену. И первые звоночки о наступлении неминуемых последствий мы начали получать еще в прошлом году. Уже тогда начала раскручиваться инфляционная спираль, стали проседать логистические цепочки и проявляться дисбаланс мирового производства и потребления, что выразилось в скачках цен. Один из результатов всего этого – бунт, случившийся в январе 2022-го. Спусковым крючком, конечно, стала проблема с ценой на газ, но очевидно, что она не была основной. 

На эту ситуацию наложилась другая, вызванная развязанной в феврале войной, а также последующими санкционными решениями (что еще больше усугубило уже существующие логистические проблемы), и миграционным кризисом. Есть еще и наши внутренние проблемы, связанные с несбалансированностью бюджетной и денежно-кредитной политики. Все это вместе взятое и стало тем самым «идеальным штормом»: разноплановые события наложились друг на друга и привели к той ситуации, в которой мы живем сейчас. Безусловно, то, что случилось после 24 февраля, а потом повторилось в усугубленном виде после 21 сентября, внесло в нее вклад, сказавшись на рынке аренды, рынке жилья в целом, на ценах и на инфляционной картине в общем. Но расценивать эти события как основной фактор было бы, как минимум, ошибочно. 

В долгосрочной перспективе плюсов от нахождения россиян в Казахстане очень много. Во-первых, это приток в нашу экономику новых «мозгов» и дополнительных возможностей, и мы просто обязаны извлечь все плюсы из сложившейся ситуации, иначе грош цена нашим государственным структурам. Тут нужно сказать, что на сегодняшний день потенциал роста казахстанской экономики существенно ниже, чем он мог бы быть. Мы не используем то, чем обладаем, в полной мере. Наши экономисты часто спорят, насколько в этом году вырастет экономика – на 3 или 4 процента. При этом все упускают из вида, что потенциал экономического роста у нас 7-8 процентов. Не исключаю, что приток новых «мозгов» будет способствовать выруливанию этой ситуации и полноценному раскрытию всех имеющихся экономических возможностей. 

В краткосрочной перспективе рисков больше. Среди них – инфляция, поскольку мы получаем приток новых потребителей и скачок спроса, а также некоторый всплеск внутри общества ксенофобских настроений вследствие неготовности к такой ситуации и опасений относительно давления на нашу экономику. Но пока могу сказать, что ни один из глобальных рисков не реализовался. 

Тамара Еслямова, главный редактор ресурса «Уральская неделя»: 

«Россияне стараются не стать фактором раздражения»

- Начиная с 21 сентября границу Западно-Казахстанской области пересекли 57 тысяч россиян. Сейчас, по наблюдениям, их осталось порядка двух тысяч. Судя по опросу, проведенному мною в чате, в котором состоят все граждане РФ, прибывшие в Уральск, только 30 процентов (трое из десяти) граждан соседней страны рассматривают возможность остаться у нас жить и работать. 14 процентов опрошенных пережидают ситуацию и заявляют о своем намерении после ее нормализации вернуться обратно в Россию. Для остальных же Уральск – это место, где можно прийти в себя, чтобы потом двигаться дальше, в другие города и страны. 

Что касается социального напряжения, то его сегодня не наблюдается. Зато очевидна радость местных работодателей, уставших от дефицита профессиональных кадров. Сейчас они закрывают его россиянами. А те, кто к нам приехал, – жители больших российских городов, имеющие высшее образование. Это врачи, инженеры, технические работники и менеджеры среднего звена, IT-специалисты, мелкие предприниматели.

Опрос, проведённый мной среди россиян, касался также их трудоустройства. Полученные данные показали, что половина из них имеют удаленную работу, и они осели в Уральске из-за близости российской границы, что позволяет сохранять им контакты, в том числе и родственные. Их устраивают климат и среда, где много русского языка. Порядка 10 процентов приезжих уже нашли работу в Уральске, около 28 процентов опрошенных сообщили, что находятся в её поиске. Станут ли они конкурентами для казахстанцев в борьбе за рабочие места? На мой взгляд, скорее, нет. Напряжения по этому поводу со стороны местного населения незаметно. Рабочих мест у нас очень много, но вакансии остаются незаполненными в основном из-за низкой заработной платы. 

Что же касается всего остального, в частности, адаптации россиян в нашей стране, то с их стороны наблюдается желание вжиться в среду, изучать казахский язык, и очевидны их старания не стать фактором раздражения для казахстанцев. 
-5
    7 831