Сегодня

456,98    489,43    67,33    6,45
Общество
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

«Агенты влияния» или филантропы? Чем заняты иностранные фонды в Казахстане. Часть 6-я

Зауре СулейменоваQMonitor
17 января 2023
Иностранные фонды, ежегодно тратящие огромные суммы на установление демократии во всем мире, давно облюбовали Казахстан. Какие только структуры не действуют в нашей республике – тут и мелкие организации, действующие в частном порядке, и крупные, спонсируемыми Конгрессом и Госдепартаментом США. Но очевидно, что особую роль в этой обширной цепи играют National Endowment for Democracy (NED) и финансово подпитываемые им структуры – «сателлиты». 


«Сирена экстремизма»


NED не только напрямую выделяет гранты представителям гражданского общества и журналистам, но и работает со странами присутствия через сеть своих «дочек». В сетку входят четыре структуры. Это Американский центр международной трудовой солидарности, Центр международного частного предпринимательства, Международный республиканский институт и Национальный демократический институт международных дел. На их деятельность NED ежегодно тратит почти половину своего бюджета, а именно порядка полумиллиарда долларов. 

Представительства этих структур довольно активно работают в Казахстане, выполняя поставленные перед ними задачи. Правда, задачи эти далеко не однозначные, а делятся они на те, что подлежат публичной огласке, и на те, что озвучивать не принято. Судите сами.

Международный республиканский институт (IRI) – это американская НКО, созданная еще Рональдом Рейганом и заявляющая своей целью «оказание помощи отдельным странам в строительстве демократии». Начиная с 1983 года, она проводит обучающие программы для политических партий, органов представительной власти и других организаций, непосредственно участвующих в осуществлении открытого политического процесса. И, судя по результатам, такое обучение регулярно приносит ядовитый «урожай». 

В 2004 году американское независимое издание Mother Jones обнародовало итоги журналистского расследования под названием «Как организация, финансируемая правительством США, способствует свержению избранных лидеров за рубежом». Оно прямо обвинило IRI в организации государственного переворота на Гаити, в ходе которого погибли более ста человек. Ранее, в течение двух лет, институт проводил усиленные тренинги для представителей гражданского общества этой страны. По странному стечению обстоятельств, их участниками становились исключительно ярые противники действовавшей власти. По таким же лекалам, утверждало издание, обрабатывались «оппозиционные партии, намеревающиеся свергнуть избранные правительства» в Венесуэле и Камбодже. Стоит напомнить, что попытка свержения Чавеса в 2002 году тоже сопровождалась человеческими жертвами – по имеющимся данным, в ходе антиправительственных беспорядков погибли около сорока человек. 

О влиятельности IRI и, по сути, наличии у него некоего карт-бланша от политических кругов Вашингтона можно судить по ситуации, сложившейся в преддверии госпереворота на Гаити. Как сообщали американские СМИ, в июле 2002 года посольство США в этой стране выразило озабоченность действиями IRI, которые, по мнению дипломатов, подрывали официальную политику США по сотрудничеству со всеми сторонами на Гаити. В результате руководитель местного представительства IRI решением, принятым на самом высоком уровне, был отстранен от работы на несколько месяцев. Но подчиняться вышестоящим инстанциям он не стал и продолжил свою деятельность, а слишком ретивым дипломатам пригрозил увольнением, козыряя своими связями с президентом США. Удалось ли ему реализовать свои угрозы или нет, истории неизвестно. Но факт то, что американский посол на Гаити практически сразу после разразившегося скандала оставил эту должность, а в своей «прощальной речи» очень долго рассуждал о влиянии «сирен экстремизма» и «химер Вашингтона» на политическое переустройство в покидаемой им стране… 

Громким скандалом обернулась деятельность IRI и ряда других известных американских НКО в Египте. В 2012 году Каир выдвинул в адрес сотрудников этих организаций обвинения в незаконной деятельности, направленной на дестабилизацию ситуации и расчленение страны. The New York Times тогда писала: «По мнению следствия, четыре американские организации - Международный республиканский институт (International Republican Institute, IRI), Национальный демократический институт (National Democratic Institute, NDI), Международный центр для журналистов (International Center for Journalists, ICFJ) и Freedom House, а также немецкий Фонд Конрада Аденауэра (Konrad-Adenauer-Stiftung) работали на подрыв стабильности, нанимали агентов среди египтян, сотрудничали с разведками США и Израиля, провоцировали религиозные столкновения, а в целом – «пытались свергнуть действующий режим». Все это, полагают в прокуратуре, делалось «по указке американского Конгресса, еврейского лобби и общественного мнения в США». 

Дело закончилось тем, что Каир пошел на попятную из-за озвученных угроз лишить его финансовой поддержки со стороны США и разорвать дипломатические отношения. Но лицо Египет все же попытался сохранить: филиалы участвовавших в скандале НКО, в том числе и Международного республиканского института, в судебном порядке были закрыты, а в отношении причастных к дестабилизации ситуации в стране иностранцев были вынесены заочные приговоры. 

В 2019 году IRI и ряд других американских организаций, занимающихся продвижением демократии во всем мире, оказались вне закона в Китае. Официальный Пекин обвинил их в разжигании и поддержке протестов в Гонконге и ввел соответствующие санкции. 


«Общественные дипломаты» или…?


Широко представлен IRI на постсоветском пространстве. Помимо Казахстана, в зону его интересов входят Украина, Беларусь, Грузия, Армения, Азербайджан, Узбекистан и несколько других стран. 

На территории Евразии деятельность института также сопровождается разного рода подозрениями в попытках дестабилизировать ситуацию. Поэтому, например, в России она уже давно признана нежелательной. Как выявили многочисленные расследования, с рук IRI в свое время кормились и Немцов, и Навальный, и ряд других заметных оппозиционеров. Как утверждается, разыгрывал институт и национальную карту, поддерживая рост националистических настроений внутри страны. 

Еще до его изгнания из РФ кандидат политических наук Евгений Мирошниченко, привлеченный в лабораторию IRI в качестве эксперта и за несколько лет сотрудничества довольно подробно вникший в подноготную его деятельности, акцентировал внимание на «специфических» нюансах практикуемых им подходов: «Во-первых, IRI — это аккумулятор социального капитала. Это одна из главных функций данной организации. В IRI может прийти каждый, и вам предложат какую-нибудь форму сотрудничества. А если вы сами не пришли, но потенциально интересны американцам, они придут к вам сами. Тысячи новых контактов — вот цель их работы. И даже неважно, какого качества эти контакты — важен сам факт их установления. Качественную работу с контактами позже будет проводить кто-нибудь ещё. Естественно, что набираемая база контактов — это политики, чиновники, партийные функционеры, гражданские активисты, лидеры и члены НКО. Таким образом, IRI находит новые узлы для создаваемой ими «гражданской сети» обрабатываемой страны, затем встраивает их в «свою» сеть и соединяет «полезными» контактами с другими такими же узлами, обучает, направляя на учёбу в Европу, Америку. Во-вторых, IRI – это оператор пилотных социальных технологий и модельных проектов. Например, не развито в России женское движение – конструировать, налаживать, запускать его поручат IRI. Они наберут нужную критическую массу потенциальных участников, соберут их вместе, проведут учёбу, выпустят в свет и будут наблюдать, как идёт процесс. Деньгами, экспертами, методологией они будут корректировать процесс. В-третьих, IRI – это логистический центр внесистемной оппозиции. IRI отвечает за союз всех внесистемных сил в России. Они лучшие из лучших общественные дипломаты. В-четвертых, IRI – это центр специальных политических и общественных диверсий. Сюда входят работа по вербовке лидеров и активистов парламентских партий, поддержка проектов «Навальный», «Химкинский лес» и многие другие теневые действия, которые не предаются огласке и носят объективно антигосударственный характер. Данная функция очень специфична. И было бы ошибкой считать, что любой контакт с активистами «Химкинского леса» есть подрывная антигосударственная деятельность. Чтобы выявить и доказать деструктивную работу Международного республиканского института, нужно погрузиться в теорию сетевых войн, собрать разрозненные действия в единую систему, и только тогда станет наглядно и отчётливо видна модерирующая или логистическая роль IRI. Уверен, что сами стратегии «гражданских» антигосударственных проектов разрабатываются вне России и не IRI. Им лишь спускаются директивы на решение конкретных задач и достижение конкретных целей. В-пятых, IRI – это центр сбора и анализа информации о политической ситуации в России. В процессе выполнения первых четырёх пунктов у ребят накапливается огромный массив инсайдерской, служебной информации, после обработки которой IRI её направляет своим шефам в Штаты. На каждого, с кем контактирует IRI, заведено досье, прямо как в КГБ/ФСБ...». 

Несколько лет назад скандал разразился в Грузии. Тогда вице-спикер парламента этой страны Ирма Инашвили инициировала кампанию по запрещению деятельности института в Грузии. Деятельность IRI она назвала «вредной» и «деструктивной для государства». 

Поначалу с подозрением к деятельности этого института относились и в Украине. Депутаты Рады требовали от тогдашнего президента Леонида Кучмы закрыть эту иностранную «лавочку». Но случилась серия майданов, и статус IRI внутри страны коренным образом трансформировался. Теперь же никаких подозрений и разоблачений в отношении «надежного партнера» украинские власти себе не позволяют. 


В тихом омуте…


Что касается нашей страны, то IRI работает в Казахстане с начала «нулевых» годов. И если раньше он в основном делал акцент на электоральных процессах и поддержке оппозиционных политических сил, то сейчас фокус его внимания сместился в куда более взрывоопасную плоскость. Как свидетельствуют последние данные на официальном сайте организации, теперь ее сотрудники сконцентрированы на вопросах национальной идентичности казахстанцев. Совсем недавно институт даже провел исследование на эту тему. Выводы его настолько спорные, что ссылаться на них вряд ли стоит (хотя бы во избежание обвинений в разжигании розни) - кто хочет, тот может самостоятельно ознакомиться с данным опусом, который в мягкой форме довольно жестко разделил казахстанцев на своего рода «касты». 

Странно, что во внутриполитической повестке и в отечественном информационном поле данное «творение» не засветилось, и ему не была дана хоть какая-нибудь оценка. Хотя объяснение этому, похоже, все же есть. У нас по традиции такие организации, как IRI, являются «неприкасаемыми». Максимум, на что способны наши поборники национальных интересов, - так это оторваться на нанятых американцами местных менеджерах, которые принципы западной демократии умудряются успешно сочетать с чисто байскими замашками. 

Впрочем, и сама организация не спешит афишировать свою деятельность в Казахстане. IRI действует в нашей стране тихой сапой и широкой публике в принципе неизвестен. Почему? Вопрос очень интересный. Специалисты полагают, что такой подход, заключающийся в нежелании привлекать к себе излишнее внимание, очень точно вписывается в законы жанра, в котором изначально существовали и продолжают существовать структуры типа IRI. 

Вот как объясняет эту «особенность» заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин: «Для западных НПО, опирающихся на свои казахстанские представительства, важным является не изменение механизма передачи власти в сторону наибольшей демократичности и прозрачности, а создание условий, при которых создается возможность для реального влияния, активного воздействия на внутриполитические процессы в республике. Делается это с помощью непосредственного участия в выборном процессе и используются формально демократические методы: проведение социологических замеров, параллельный подсчет голосов, exit-poll, выдача экспертных заключений, выводов и рекомендаций в выгодном для них свете, организация соответствующего «информационного прикрытия». Таким образом, ведущие западные международные неправительственные организации и многопрофильные фонды, зарегистрированные и действующие на законных основаниях в Казахстане, намерены прямо воздействовать на казахстанскую внутреннюю политику. Основным методом при этом остается манипуляция массовым сознанием. Она требует предварительного изучения причин недовольства властью, скопившегося в разных группах населения. Располагая «картой недовольства», манипуляторы подбирают соответствующие «местной специфике» способы его искусственного обострения - так, чтобы ради утоления своего временно обостренного недовольства люди были готовы пожертвовать даже своими фундаментальными долгосрочными интересами. При этом причины недовольства в разных социальных группах могут быть несовместимыми и даже диаметрально противоположными, но «внешние игроки» прилагают усилия для хотя бы временного их объединения, канализации в единое русло во время «главного удара». Характерный пример: в 1990-1991 гг. удалось подорвать легитимность тогдашней власти в СССР, разжигая одновременно и недовольство «советской уравниловкой», и недовольство «номенклатурными льготами». Для выявления основных «болевых точек» в Казахстане международными НПО непрерывно ведется мониторинг всех видов недовольства и его динамики. При этом во многих случаях вопросы задаются так, что в самой их формулировке чувствуется заинтересованность соответствующих иностранных служб, занимавшихся до распада СССР тем, что тогда было принято называть «психологической войной». Новейший опыт указывает на то, что особенно благодатную почву для подрыва легитимности существующей власти создают разоблачения коррупции в ее высших эшелонах. Эта тема используется практически во всех «бархатных революциях». Другой интенсивно используемой темой является преступность и особенно преступное насилие в правоохранительных органах. Здесь также идет накопление материала для соответствующего вброса в массовое сознание».

Как говорится, комментарии излишни. Стоит лишь добавить, что эта оценка прозвучала более 15 лет назад, а как будто списана с новейшей действительности, опаленной кровавым январем… 
0
    7 148