Зачем США нужен «новый партнер» в лице Казахстана в Центральной Азии?

7 августа 2019
893
0

Статья Люка Коффи в National Interest «Can Kazakhstan be America's New Partner in Central Asia?» («Может ли Казахстан стать новым партнером США в Центральной Азии?») была благосклонно принята местной казахстанской аудиторией, что и понятно – эксперт обращает внимание правительства Трампа на необходимость сотрудничества с одним из региональных лидеров – Казахстаном. Но позвольте…«новый партнер»? А как же дела обстояли со «старым» партнером? Что изменилось или изменится?

 

Насколько читатель помнит, отношения двух стран всегда развивались в ровном ключе – энергетика, экономика, инвестиции, Афганистан, и за последние лет 20 прорывов не было, но не было и провалов. А в чем же тогда суть нового партнерства? На мой взгляд, никакой новизны здесь нет. 

 

Точно так же, как нет и прямых интересов Вашингтона в Центральной Азии.

 

Для местного читателя такая мысль звучит крайне непривычно, поскольку в СМИ и обществе есть мнение об исключительной важности для США такой богатой ресурсами и человеческим капиталом страны, как Казахстан. Но еще в 1997 году, выступая в университете им. Джона Хопкинса, заместитель Государственного секретаря США Строб Тэлботт обозначил ряд положений, которые позже стали известны не иначе, как «доктрина Тэлботта». Не вдаваясь в нюансы, главный тезис звучал примерно так: «Нам нечего делать в Центральной Азии, но и никому другому хозяйничать там не дадим».

 

Иными словами, регион хоть и остается зоной стратегических интересов США (как и Ближний Восток в «доктрине Картера», как и американский континент в «доктрине Монро», как и весь мир в концептах Барака Обамы), но не стратегического присутствия. Подразумевалось, что реформами и прочим должны заниматься сами правительства республик Центральной Азии под контролем международных организаций и НКО внутри и извне.

 

Возникает вопрос, почему же тогда, в 1997 году, прозвучали именно такие слова? Ведь до этого рост двусторонних связей был действительно бурным. Причин несколько, включая и смену команды Госсекретаря Уоррена Кристофера на Мадлен Олбрайт, но главная среди них, на мой взгляд – это вывоз ядерного оружия из Казахстана к апрелю 1996 года по программе Нанна-Лугара. Главная угроза была устранена, и больше не было нужды интенсифицировать процесс сближения – даже количество подписанных двусторонних соглашений и меморандумов в 1996 году близилось к нулю вместо пары десятков в 1995 году. Во второй половине 1990-х темп двусторонних отношений в целом cпал, даже несмотря на планы по строительству трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан и Silk Road Strategy Act 1999. 

 

Новый этап развития двусторонних отношений пришелся на 2001 год – Казахстан начал оказывать логистическую поддержку войскам США в Афганистане, а позже и некоторую квалифицированную помощь в Ираке. С тех пор никаких принципиальных прорывов или новых сфер для сотрудничества создано не было – энергетика, кампания в Афганистане, образовательные обмены, бизнес – абсолютно стабильные отношения. Даже страхи американских элит по поводу китайского Шелкового пути (One Belt One Road) не привели к значимым изменениям в структуре американского политического или инвестиционного капитала в Казахстане, и это несмотря на ранние заявления о том, что «никому хозяйничать здесь не дадим». Хотя, стоит отметить, что отношение разных политических групп от глобалистов-вильсонианцев Обамы до неоконсерваторов Джона Болтона принципиально разные и там, где одни видят «страх», другие – возможность.

 

Как видно, какое-то важное место в планах США по противодействию России, Ирану или Китаю в регионе Казахстану не отводилось. Да и в целом какого-то политического противодействия региональным игрокам со стороны Белого дома здесь не сильно заметно.

 

Сегодня, как пишет в своей статье Люк Коффи, приоритетным направлением сотрудничества США с Казахстаном является логистическая поддержка американских военных в Афганистане. Обратите внимание, что у США, после провала инициативы экс-Госсекретаря Джона Керри С5+1 по созданию своеобразного форума глав государств Центральной Азии + представитель от США, практически не осталось механизмов участия в местных политических процессах – не только в Центральной Азии, но, скажем так, в огромной Евразии, какие бы границы не подразумевал этот термин.

 

Ввиду этого, эксперты консервативного центра «The Heritage Foundation», где, кстати, и работает господин Коффи, открыто заявляют, что пребывание в Афганистане – это самый дешевый способ сохранить политическое, военное, и, в конце концов, просто физическое присутствие в Центральной Азии. Для США крайне важно просто быть здесь, поскольку больше так массово и легитимно зайти в регион уже не получится.

 

И Казахстан в этом вопросе – чуть ли не единственный партнер для США, поскольку с поставками через Пакистан возникли проблемы еще на заре президентства Трампа (не без его участия, конечно же), а возможность возобновления поставок через Россию (Ульяновск) звучит сегодня просто смешно.

 

Иными словами, можно сказать, что Коффи выступает вовсе не за «новые» отношения с Нур-Султаном, а за сохранение присутствия США в Афганистане с помощью логистической поддержки Казахстана. А заявлениями о «новом партнерстве» эксперт, словно тональным кремом, скрывает прежние установки.


Андрей Шенин | ИА-Центр
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Читайте также:
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO